«Есть меньше мяса и не курить». А еще онкоуролог рассказал о роботических операциях и консилиумах

Отделение онкоурологии стамбульской клиники «Анадолу» возглавил доцент университета Мармара Илькер Тинай — один из самых молодых лидеров мнений в турецкой онкоурологии. Портал Юга.ру поговорил с ним о скорости развития медицинских технологий и о том, что можно сделать для мужского здоровья уже сегодня.

Илькер Тинай закончил Стамбульский медицинский университет, во время учебы стажировался в университетских госпиталях Осло (Норвегия) и Кливленда (США). Продолжил образование в Германии, в университете Гейдельберга, а затем завершил обучение и работал в Медицинской школе Гарварда. К возрасту 43 лет он стал исполнительным членом правления Ассоциации онкоурологов Турции и обладателем нескольких национальных и международных наград в онкоурологии.

Когда вы окончили университет, вы продолжили образование (ординатуру) в Германии и Америке. Что вам дала учеба в этих странах?

— Я учился в немецкой школе, поэтому у меня была связь с Германией. К тому же обучение в области онкоурологии в Германии — одно из лучших в мире, особенно при онкологии простаты, мочевого пузыря и мошонки. А еще я мог говорить на немецком почти как на родном.

Америка же действительно одна из передовых стран в мире в плане технологических моментов. И я рад, что дважды смог побывать там.

В чем заключалась ваша работа в Гарварде?

— Я был помощником доцента в Стамбульском университете, когда поехал на стажировку в Штаты. Поездка помогла сделать шаг в моей карьере, я занимался молекулярным изучением онкологии простаты и роботической хирургией. Медицинская школа Гарварда стала лучшим местом для изучения этих тем.

Была ли у вас возможность остаться в США?

— Да, у меня было предложение по работе, но по семейным обстоятельствам мы решили вернуться. Я ездил на стажировку со своей женой, которая тоже работает врачом — она ЛОР-хирург. Там родился наш первенец. Мы всегда хотели воспитывать детей дома, в окружении семьи, бабушек и дедушек, поэтому вернулись в Турцию.

Почему вы выбрали «Анадолу»? Какие у вас впечатления от клиники и от команды?

— Впервые я побывал в «Анадолу» ассистентом в 2005 году. Тогда я был впечатлен возможностями больницы и коллективом врачей. Когда заходишь в клинику, кажется, что попал в Штаты. Здесь особенное место, отлично образованный персонал и высокий сервис. А медицинский директор клиники — мой старый друг.

Что насчет доступности технологий для лечения пациентов в «Анадолу»?

— Здесь доступны все современные технологии, причем не только в урологии — больница хороша во всем. Здесь лучшее отделение радиационной онкологии, радиологии и ядерной медицины, лаборатория может очень быстро проводить любые известные сейчас исследования. Это мультидисциплинарный подход — лечение каждого пациента мы обсуждаем с коллегами разных направлений на урологических консилиумах.

В них участвуют медицинский онколог, радиолог и врач ядерной медицины, патолог, хирург и уролог. Если у пациента есть особенности заболевания, мы зовем на консилиум и других врачей. Консилиумы проводятся каждую неделю, на них обсуждается каждый пациент с онкоурологией. Мы выслушиваем каждого специалиста, чтобы совместно выбрать оптимальный метод лечения. Это снижает риск врачебной ошибки и помогает определить наиболее эффективное лечение.

Расскажите о новациях в онкоурологии.

— Сейчас совершенствуется роботическая хирургия, медицинская онкология, иммунотерапия, лучевая терапия. Я считаю себя счастливым врачом, потому что каждый месяц появляются новые методики, которые я могу предложить своим пациентам. Когда я был ассистентом и к нам приходил пациент с раком почек, мы практически ничего не могли сделать. Сегодня мы можем предложить несколько вариантов лечения. Это здорово и для пациента, и для нас.

Роботическая хирургия — это стандарт в онкоурологии или по-прежнему что-то новое?

— Сказать, что роботическая хирургия — новое направление в онкоурологии нельзя, ведь роботические операции применяются более десяти лет. Можно говорить о новом поколении оборудования, которое используется сейчас. Чаще всего робота используют при раке простаты, мочевого пузыря и раке почек.

После роботических операций пациенты быстро восстанавливаются. Для врача это тоже хорошо — он меньше устает, значит, лучше делает свою работу.

Для лечения рака кишечника и груди используют таргетную терапию и иммунотерапию. Есть ли что-то подобное для метастатического рака простаты?

— Об этом почти не говорят, но первая прививка от рака была именно от рака простаты. Но она стоила очень дорого, поэтому вакцину не запустили в массовое производство. Сейчас в онкоурологии мы внедряем иммунопрепараты — «умные лекарства» нового поколения. Также мы предлагаем пациенту пройти иммунотерапию перед операцией.

В последние годы все больше счастливых пациентов, которым мы сохранили мужское здоровье в полной мере

Илькер Тинай

Если говорить о хирургии рака простаты, то у большинства мужчин она ассоциируется с недержанием мочи и импотенцией до конца жизни. Современная медицина может предотвращать эти последствия?

— Во-первых, нужно понимать, что мы делаем не эстетическую операцию, а операцию на онкологию. Ее цель — у пациента не должно остаться тканей опухоли. Во-вторых, качество жизни пациента, конечно же, важно. Современные технологии позволяют нам избегать появления таких побочных эффектов, как недержание мочи или проблемы с эрекцией. Если размер опухоли позволяет, то мы сохраняем все нервные окончания, отвечающие за эти процессы. Но если опухоль большая, то мы выберем жизнь пациента и удалим опухоль, даже если придется пожертвовать какими-то из мужских функций. Современные технологии позволяют успешно проводить операции даже на поздних стадиях, поэтому в последние годы все больше счастливых пациентов, которым мы сохранили мужское здоровье в полной мере.

Главное: если опухоль вросла в мышечную ткань мочевого пузыря, то его необходимо удалить. Но я напомню: сейчас мы можем создать новый мочевой пузырь из участка кишечника — и у человека будет естественное физиологическое мочеиспускание.

Действительно ли есть прямая связь между раком мочевого пузыря и курением?

— Если человек курит, то риск возникновения рака мочевого пузыря очень высок, так же, как и риск рака легких и почек. Новые исследования показали, что через два года после того, как человек бросил курить, риск развития рака мочевого пузыря снижается на 60%. Если пациент с раком мочевого пузыря бросает курить, то результаты его лечения гораздо лучше, чем у курящих пациентов.

Что делать для профилактики рака?

— Как и мои коллеги-онкологи, я рекомендую активность, питание и здоровые привычки. Важно двигаться, высыпаться, есть больше овощей, полезных жиров и масел, не злоупотреблять с мясом, алкоголем, сахаром, бросить курить. И ежегодно проходить базовую проверку здоровья.

Получить бесплатную консультацию по вопросам посещения клиники можно в официальном представительстве клиники в Краснодаре на улице Северной, 326, оф. 821, по телефонам 8(862)260-27-22 и 8(912)639-95-41 или на сайте anadolumedicalcenter.ru.

Что в мае цветет на Кубани?
6 мая, 15:52
Что в мае цветет на Кубани?
Цветочный шазам Краснодарского края

Реклама на портале