Третья попытка взрыва, 10 погибших, 90 пострадавших. Как расследовали теракт с автобусом в 1971 году в Краснодаре

48 лет назад в Краснодаре произошла трагедия, масштаба которой послевоенный город еще не знал. Юга.ру вспоминают подробности одного из первых терактов на территории Советского Союза.

14 июня 1971 года

Автобус ЛАЗ-695Е совершал обычный рейс по маршруту № 1 «Улица Герцена — Радиозавод». В 8:30 автобус, повернувший с Гагарина на улицу Тургенева, отъехал от остановки, а всего через несколько секунд раздался мощный взрыв. ЛАЗ подбросило в воздух, а ударная волна повалила соседние деревья и выбила стекла в ближайших домах. Водитель, который практически не пострадал в момент взрыва, выбежал из охваченного огнем автобуса и монтировкой стал разбивать окна и открывать двери, помогая людям выбраться из горящего транспорта. Однако многие пассажиры, получившие тяжелые травмы, не смогли покинуть салон и фактически сгорели заживо.

По словам Ричарда Балясинского, работавшего в то время заместителем начальника наружной службы УВД Краснодарского крайисполкома, 14 июня 1971 года он до сих пор помнит в деталях.

Ричард Балясинский

— В пятницу объявили приказ министра о том, что мне присвоено очередное звание, и в понедельник, 14 июня, я пришел на работу в майорских погонах. Утром я находился в кабинете начальника отдела полковника Мищенкова, когда ему поступил звонок о взрыве автобуса. Я вместе со взводом милиционеров по тревоге выехал на место происшествия.

Где-то в 9:10 мы были на улице Тургенева. Автобус уже догорал, возле него лежали пять обгоревших трупов. Картина была жуткая — автобус стоял посередине улицы и дымился, на заборах были следы крови и фрагменты человеческих тел, в воздухе стоял запах горящей плоти. Это было страшно. Пять человек погибли на месте, в основном женщины. Осколками у них были перебиты ноги, и они не смогли быстро выйти из горящего автобуса. Было несколько десятков раненых, которых немедленно отправили в больницы. Пятеро пострадавших скончались от ран позднее.

Одной из первых задач стала эвакуация тел погибших, их быстро отправили в морг. Помню, как на место приехал капитан КГБ, жена которого ехала в том самом автобусе. Он смог опознать ее только по перстню на пальце...

К месту трагедии стали прибывать работники прокуратуры, следствия, дежурной части. Приехали первый секретарь горкома партии, председатель горисполкома, дорожники, коммунальщики и транспортники. 

Никаких разговоров о теракте у нас не было — просто взорвался автобус. Это было ЧП, и перед нами стояла задача срочно помочь людям и устранить последствия ужасного происшествия. Я дал приказ оцепить весь квартал, было перекрыто движение, запрещен проход. Через некоторое время убрали автобус, наладили сгоревшие троллейбусные провода. В этот же день заасфальтировали проезжую часть, пострадавшую от огня, заасфальтировали тротуары, поменяли и покрасили заборы. А хозяйственные службы горисполкома возместили местным жителям одеяла и другие вещи, которые они отдали, помогая в эвакуации раненных. В 10 вечера все было закончено, еще через час я покинул место происшествия — меня вызвали к начальнику управления.

Так получилось, что в роковом автобусе в этот час ехали студенты, представители творческой интеллигенции, госслужащие, преподаватели. Почти все они спешили к 9 утра на работу и учебу. Известный краснодарский журналист Владимир Рунов вспоминает о дне трагедии спустя 48 лет.

Владимир Рунов:

— Я тогда работал на студии телевидения, возглавлял молодежную редакцию. Когда я пришел на работу, туда с выпученными от ужаса глазами приехали главный редактор художественного вещания Юра Лобов и его жена — звукорежиссер Надя Маслова. Они жили в районе улицы Тургенева и пытались сесть в этот самый автобус, но людей было так много, что они не смогли в него влезть. Они не видели, но слышали взрыв. После этого они сели в такси, но поскольку все было перекрыто, их машину не пустили, и они доехали до работы обходными путями. Они принесли эту весть, абсолютно не представляя, что там произошло.

В этом автобусе, как потом выяснилось, ехал поэт Володя Шиферман со своими двумя детьми. В момент взрыва они были в передней части салона и не пострадали. Они были оглушены, ничего не соображали, но остались целыми.

Помню, как узнал, что там погибла восемнадцатилетняя девушка, которая должна была ехать по туристической путевке в Болгарию. Приехала в Крайсовпроф, но забыла какой-то документ. Она съездила за ним домой и на этом автобусе возвращалась. Сгорела дотла, ее узнали только по зубам.

Бомба для профессора

Краснодар 70-х был спокойным и безмятежным южным городом, в котором ничего особенного не происходило. Взрыв автобуса стал настоящим потрясением для местных жителей. Краевой центр стоял на ушах, но никакой официальной информации о трагедии власти не давали. Местные газеты, вышедшие 15 июня, рассказывали о прошедших в воскресенье выборах, полете пилотируемой станции «Салют», войне во Вьетнаме и даже про напряженную обстановку в Западной Бенгалии. О теракте, произошедшем в Краснодаре, не было ни слова.

Впрочем, в советском законодательстве такого преступления, как теракт, в те годы просто не существовало. После инцидента на улице Тургенева было возбуждено уголовное дело по статье «Умышленное убийство, совершенное общеопасным способом». Но следователям и работникам спецслужб практически с самого начала, по характеру повреждений у людей и по следам на автобусе и соседних заборах, стало понятно, что речь идет о террористическом акте. На месте взрыва были найдены остатки металлического баллончика, провода, детали часового механизма, а также болты и шарики от подшипников, ставшие причиной многочисленных ранений пассажиров.

Детали расследования по этому делу нам рассказал Анатолий Рыбалкин, член Союза ветеранов УФСБ России по Краснодарскому краю, бывший оперуполномоченный управления КГБ СССР по региону: 

— Первое, что надо было сделать, — это установить личности всех, кто ехал в этом автобусе. Сами понимаете, какая это задача — ни билетов, ни фамилий, ничего не было известно. Тогда личного транспорта было мало, все передвигались на общественном, так что автобусы по утрам всегда были забиты под завязку. Мы начали отрабатывать весь этот маршрут, все близлежащие дома и опрашивать всех-всех людей, которые там жили. Компьютеров тогда не было, только ручка с бумагой, но как-то справлялись. Было сложно, но в итоге удалось установить личности всех пассажиров автобуса — их было больше 80 человек. 

Стали проверять мотивы преступления. Возможно, это теракт, а возможно, причиной стали неприязненные отношения к лицу, которое ехало в этом автобусе. Необходимо было установить личности всех работников автобусного хозяйства, всех, кто был уволен за последнее время. Поговорить с каждым, выяснить обстоятельства увольнения и понять, не мог ли человек настолько обидеться, чтобы так отомстить.

Возможно, преступление совершил человек с ненормальной психикой. Поэтому в управление здравоохранения поступила команда предоставить данные по всем психически больным людям, имеющим склонность к пиромании. Кроме того — если человек устроил взрыв, значит, он имеет отношение к взрывному делу. Где у нас взрывное дело? На карьерах, где добывают полезные ископаемые, или в армии. Отправили распоряжение в военкоматы, чтобы они установили всех демобилизованных, имеющих подобные навыки. И надо было не просто получить списки, но и проверить, побеседовать с каждым. Объем работы был колоссальным. Мы работали день и ночь на протяжении нескольких недель.

Зацепок на первом этапе практически не было. Пассажиры находились в шоке и никто из них не мог ничего толком вспомнить. Через время решили еще раз опросить свидетелей. Когда выжившие пассажиры автобуса стали давать показания, сразу несколько человек рассказали одну и ту же странную историю. За несколько минут до взрыва в автобус зашел невысокий мужчина с чемоданом в руке. Спустя пару минут он стал кричать, что ему стало плохо, и попросил водителя открыть двери и выпустить его наружу. Мужчина выбрался из переполненного автобуса, а через минуту раздался взрыв.

Информации было немного. Мужчина невысокого роста, в кепке. Но его все равно начали искать, решив, что раз он вышел на этой остановке, где-то здесь неподалеку он и должен жить. Было установлено, что, судя по всему, подозрительный пассажир — житель Краснодара Петр Волынский. Оказалось, что в этом автобусе ехала женщина, которая училась с ним в мединституте. И она наотрез отказалась подтверждать, что в то злополучное утро в транспорте был ее однокурсник — она шесть лет вместе с ним училась и, по ее словам, смогла бы его узнать. В автобусе, заверила женщина, его точно не было...

Работники правоохранительных органов подняли все подозрительные дела, которые могли быть как-то связаны с происшествием, и обнаружили неудачную попытку покушения на преподавателя мединститута. В январе 1971 года на двери квартиры известного в городе психиатра Николая Хромова обнаружили растяжку с самодельным взрывным устройством — аналогичным тому, что взорвалось в автобусе полгода спустя, с металлическими баллонами. Прибывшие в квартиру милиционеры сняли растяжку, но вместо того чтобы провести расследование, посчитали случившееся дурацкой новогодней шуткой и выкинули детали адской машины в Кубань. Дело заводить не стали.

Когда эта история всплыла на поверхность, профессора Хромова немедленно допросили. Он и рассказал о том, что подозревает в преступлении своего бывшего студента Петра Волынского.

Прижигал пальцы спиртовкой

Петр Волынский родился в 1939 году в Краснодаре. Рос круглым сиротой, воспитывался в Ставропольском суворовском училище. Закончил Краснодарский мединститут.

По воспоминаниям однокурсников, Волынский был малообщительным человеком с ярко выраженными странностями. Так, например, на занятия он ходил с чемоданом, из которого — иногда прямо во время лекции — раздавался звонок будильника. Преподаватели вели профилактические беседы со студентом, но в целом закрывали глаза на неадекватное поведение молодого человека, делая скидку на то, что тот был сиротой, чье раннее детство пришлось на годы войны.

Волынский закончил мединститут, но по специальности поработал недолго. Он не прошел испытательный срок в Брюховецкой районной больнице, куда был принят на должность врача-терапевта в марте 1970 года. В том же году он некоторое время поработал в Новодеревянковской участковой больнице. На поведение Волынского жаловались коллеги, на его странные методы лечения стали поступать жалобы от пациентов, которые рассказывали, что врач прижигал им пальцы спиртовкой. Волынскому назначили психиатрическую экспертизу. Диагноз шизофрения лишил его возможности заниматься врачебной практикой. Руководил экспертизой профессор психиатрии Николай Хромов. Тот самый человек, на двери квартиры которого в скором времени было обнаружено самодельное взрывное устройство.

Если бы правоохранительные органы занялись тем делом и провели проверку, то могли выйти на след психически больного Волынского задолго до взрыва автобуса. Уже потом милиционера, выкинувшего баллон с проводами и будильником в Кубань, привлекли к уголовной ответственности и осудили за проявленную на работе халатность.

Сопоставив всю полученную информацию, правоохранительные органы вышли на след Петра Волынского. Подозреваемого взяли под наружное наблюдение, а в его квартире в момент отсутствия хозяина провели негласный обыск. В результате были обнаружены газовые баллоны, порох, металлические подшипники, чертежи и литература по взрывному делу. Также подрывник-самоучка вел подробные записи, благодаря которым удалось установить, что бомба, взорванная 14 июня, обошлась террористу в 40 рублей.

Анатолий Рыбалкин, бывший оперуполномоченный управления КГБ СССР по Краснодарскому краю:

— Решили, что сразу брать Волынского нецелесообразно. Надо было выявить возможные связи, чтобы иметь все доказательства. А вдруг он не одиночка и за ним стоит целая организация? Вдруг возьмем его, он ничего не расскажет, а его сообщники попытаются устроить диверсию? Мы установили за ним наблюдение, контролируя каждый его шаг. Параллельно мы отрабатывали все его связи — выясняли, где он брал детали, кто помогал ему изготавливать части взрывных устройств. Знали ли эти люди, что они делают? Но ни одному токарю он не показывал чертеж взрывного устройства и всегда просил сделать какую-то небольшую деталь, по которой было практически невозможно понять, для чего она была нужна.

Взорвать кинотеатр «Аврора»

По словам милиционеров, в квартире Волынского нашли чертежи не только взрывных устройств, но и автомата. Специалисты установили, что если бы автомат по этим чертежам был изготовлен, то он мог быть действующим.

Волынского задержали летом 1971 года на Привокзальной площади Краснодара, куда он пришел с большим чемоданом в руках. Его точные планы в тот момент не были известны, и органы госбезопасности решили не рисковать — его задержали. На первом же допросе подозреваемый в ответ на вопрос о причинах, побудивших совершить страшный теракт, заявил, что просто ненавидит людей.

Петр Волынский был болен шизофренией. Кроме того, он испытывал комплексы, связанные с собственным ростом, считая, что его и других маленьких людей притесняют высокие. Он не скрывал своих взглядов и постоянно рассказывал немногочисленным знакомым и коллегам о том, что планирует бороться с высокорослыми.

За несколько месяцев до взрыва автобуса Волынский пытался пронести взрывное устройство в кинотеатр «Аврора», но невысокого мужичка с чемоданом в руках в зал переполненного кинотеатра не пустила администратор. Людей спасла случайность — у Волынского не оказалось пригласительного билета на киносеанс. Тогда трагедии удалось избежать. 14 июня 1971 года жертвами взрыва в автобусе стали 10 человек. Десятки людей получили ранения разной степени тяжести.

Больше всего меня поразил тогда и поражает сейчас тот факт, что Волынский не скрывал своих планов. Он в открытую говорил о том, что собирается взрывать, устраивать теракты...

Владимир Рунов

По воспоминаниям журналиста Владимира Рунова, суд состоялся приблизительно через полгода после теракта:

— Суд проходил в закрытом режиме, и самого обвиняемого на нем не было. Больше всего меня поразил тогда и поражает сейчас тот факт, что Волынский не скрывал своих планов. Он в открытую говорил о том, что собирается взрывать, устраивать теракты. Я хорошо помню, как судья спрашивал этих работяг, с которыми Волынский работал на стройке и которым постоянно говорил о своих планах, почему они никак не реагировали на неадекватное поведение их коллеги? Рабочие пожимали плечами.

После суда он куда-то исчез, а потом стало известно, что преступник находится в специализированном лечебном учреждении в поселке Новом Абинского района. Долгие десятилетия он там и содержался — в одиночной палате, изолированный от остальных пациентов. Совсем недавно знакомые врачи сообщили мне, что Волынский умер.

Статьи

Кому посвящены эти памятники в Краснодаре?

Брежнев, Фантомас или Сальвадор Дали?

В центре Краснодара открыли отель Marriott

Мэр Евгений Первышов назвал его «подарком ко Дню города»

Недопустимы и будут удалены комментарии, содержащие рекламу, любые нецензурные выражения, в том числе затрагивающие честь и достоинство личности (мат, оскорбления, клевета, включая маскирующие символы в виде звезд или пропуска букв), заведомо ложная или недостоверная информация, которая может нанести вред обществу (читателям), явное неуважение к обществу, государству РФ, государственным символам РФ, органам государственной власти РФ, а также любое нарушение законодательства РФ.

Читайте также

Реклама на портале