«Этот город — я». Краснодар глазами инвалидов-колясочников

30 августа в Краснодаре открывается фотовыставка «Этот город — я». Она призвана показать, как краевой центр видят люди, которые передвигаются по нему на инвалидных колясках. В выставке участвуют местные фотографы, а ее герои — простые краснодарцы, как коренные, так и переехавшие в город из других уголков России и даже соседних стран.

О доступности особенно активно заговорили перед сочинской Олимпиадой. Тогда российские власти утвердили соответствующую госпрограмму на 2011–2015 годы. Потом ее несколько раз продлевали, и теперь она действует до 2025 года. Интегрировать малоподвижных граждан в жизнь социума, обеспечить равный доступ к инфраструктуре, работе, учебе — главная задача. И, как показывает краснодарский фотопроект «Этот город — я», пока еще далекая от решения.

Автор идеи выставки и руководитель фестиваля «Добрый Краснодар» Анна Филатова пообщалась с теми, для кого доступная среда — не название целевой программы, не пафосные слова, не просто желание, а жизненная необходимость.

Но участники проекта — люди, которые передвигаются на колясках, — вовсе не стремятся ругать мир и жаловаться. Они хотят говорить о важном. И их голоса имеют значение, когда речь идет о доступной среде.

«Радуйтесь, что места для инвалидов — не ваши»

Марина Синельникова, 47 лет
Живет: в ст. Динской
Переехала: из Геленджика

— В Геленджике набережная хорошая, а шаг влево-право — уже нет доступной среды. В Краснодаре есть где погулять. И когда мне предложили участие в фотопроекте, я сразу согласилась. Организаторы привлекли к работе десятки людей на инвалидных колясках. Задача была простая и сложная одновременно: показать мир, каким его вижу я — человек, не способный ходить. Каждому достался напарник из числа краснодарских фотографов. Вместе мы отправлялись на съемку.

Представьте, что вы приезжаете в поликлинику, а администратор вас не видит: стойка очень высокая. Хотите снять деньги в банкомате и пойти с друзьями в кафе — но не можете. Этот мир очень отличается. Власти многое делают, но отдельная претензия у меня к тем, кто отвечает за пандусы в городе. Посадить бы их на коляски, заставить подняться и спуститься.

По Красной вполне удобно гулять. Но многие магазины и кафе для нас всегда закрыты. Чаще всего мы ездим в СБС, «Баскет-Холл» (люблю баскетбол), на стадион и в парк «Краснодар», в ТРЦ «Галерея-Краснодар», «Галактика», «OZ Молл». Ходили с мужем в Театр оперетты — там сделали электроподъемники, очень удобно. А вот в драмтеатр не попасть.

Отдельно скажу о парковке: места для инвалидов часто заняты, особенно на «Ленте» по Уральской. Просишь переставить машину — бывает, даже смеются. Вам что, розовую справку показать? «Может быть, у вас и красная есть?». Это не смешно, поверьте. Радуйтесь тому, что места для инвалидов — не ваши.

Надеюсь, что люди без ограничений подвижности, увидев фотографии на выставке, прочитав эту статью, научатся иначе относиться к инвалидам. Мы говорим о «другом» городе. О том, что видим и чувствуем. Здоровый человек, взглянув на мир нашими глазами, тоже задумается.

«Красная — это хорошо, но вы пробовали чуть в сторону отойти?»

Екатерина Бибикова, 29 лет
Живет: в Юбилейном микрорайоне
Переехала: из Байконура

— Живу в Краснодаре уже 15 лет. Спокойно передвигаюсь, гуляю по району, хожу в магазины. В Байконуре, который застрял в Советском Союзе, я бы так не смогла. У нас в Западном округе работают замечательные депутаты, я с ними постоянно на связи. Как только вскрывается проблема в плане доступности, я сразу передаю сведения властям. Они все устраняют.

Я хожу везде, куда мне нужно. Как пример: от храма могу самостоятельно добраться до гипермаркета на ул. Минской. Перейти через дорогу? Тоже не вопрос. Что-то сломалось? Фотографирую, отправляю депутатам. Их усилиями подъезд моего дома оборудовали шикарным пандусом, на который можно заехать без труда. Обычно ведь делают убийственные, которые под углом 45 градусов.

В общем, в ЮМР все в порядке. А по городу я передвигаюсь мало: если и езжу куда‑то, то на такси. Улица Красная — это, конечно, хорошо, но вы пробовали чуть в сторону отойти? Разруха, ни проехать ни пройти. Благо, там много людей, они помогают. В городских парках хорошо, самый лучший для нас — «Краснодар» Галицкого. А худший — «Городской сад».

Конечно, есть немало мест, куда хотелось бы попасть, но невозможно. В кинотеатр в «Галерее-Краснодар» инвалид прийти не может. Вот в СБС — удобно, а в «Киномаксе» надо упрашивать, чтобы сотрудники открыли черный вход, надо преодолеть буераки — иначе не попадешь. А выделенных для инвалидов рядов в кинотеатрах города нет вообще. В филармонию тоже хотелось бы иногда ходить — но туда совсем никак не заехать на коляске. Есть и компромиссные варианты: если где-то невозможно оборудовать доступ, можно сделать кнопку вызова, но важно, чтобы она работала и на нее реагировал персонал.

«На простых людей обижаться не за что»

Валерий Ляшенко, 33 года
Живет: в Музыкальном микрорайоне
Переехал: из Норильска

— Музыкальный — очень проблемный. Я даже суд выиграл. АМО «Город Краснодар» обязали обеспечить строительство тротуара, приставы в письменном виде предупредили мэра об уголовной ответственности за неисполнение судебного решения. И все, на мой взгляд, выглядит очень печально. Собираюсь переехать, но после реализации исполнительного листа. Нам дали участок в Индустриальном под ИЖС. Легких путей не ищем!

Я жил в Норильске, там девять месяцев лежит снег. В данном случае говорить о доступной среде просто неправильно. Хотя и там надо улучшать ситуацию, что-то делать. Но Краснодарский край — он же создан быть комфортным для инвалидов! Когда я переехал, программа «Доступная среда» уже была в планах. И вот уже целый год я в Общественной палате Краснодара, и целый год согласовывают мониторинг города с нашим участием. В итоге, думаю, его либо вообще завернут, либо проведут, но «рамочный». Наши чиновники не готовы к таким вещам... Никто, кроме инвалидов и их родственников, не хочет проходить путь от квартиры инвалида до всех необходимых объектов инфраструктуры. А ведь это не просто прогулки.

Мониторинг необходим, чтобы выявить проблемы. Как отвести ребенка в детский садик? Прийти на собрание в школу? Сходить в магазин? Просто вынести мусор? И многое другое. Важно, чтобы мы могли это делать сами, наравне с другими людьми.

В целом о Краснодаре… На простых людей обижаться не за что. А вот к собственникам тех или иных объектов есть очень много вопросов в части доступности! Это и крупные фирмы, и малые. Либо места, которые находятся в муниципальной собственности: парки, тротуары, поликлиники, больницы и т.д. Проблем много. Нужно наметить план и поступательно реализовать. Вот для этого я и настаиваю на проведении мониторинга маршрутов: от квартир и домов инвалидов до объектов инфраструктуры.

«Для меня Краснодар — островок надежды»

Ирина Сафонова, 44 года
Живет: в Комсомольском микрорайоне
Переехала: из Саратова

— Я была во многих городах России — там фактически нет доступной среды. Лично для меня Краснодар — островок надежды, здесь я живу фактически полноценной жизнью. Если не придираться, город благоустроен на 80%. Например, низкопольный транспорт ходит. Схему движения легко узнать: достаточно скачать специальное приложение в Play Market или спросить в депо, какие номера трамваев, троллейбусов и автобусов — низкопольные.

Конечно, есть непроходимые места (даже на Красной). Где-то строители чего-то не предусмотрели, где-то камень вывалился. Любой человек, способный ходить, не обратит внимания. Проблему заметит только инвалид-колясочник. И он должен о ней сообщить. У властей и без нас много забот. Те же пандусы: администрацию винить нельзя. Виноваты владельцы организаций. Только нужен закон: если делаешь пандус, делай его удобным. Вот это должно «дойти» до людей, которые проектируют убийственные пандусы с крутым подъемом. Если мне надо куда-то попасть, но не получается — сообщаю. Из недавнего: рынок на Сормовской. Сказала руководителю — сделали пандус. Проблемы надо решать на местах.

Но есть и вопросы к администрации. Кто контролирует рабочие бригады по городу? Массовый ремонт дорог начали, а дать ЦУ строителям не посчитали нужным. В итоге: какие-то участки вполне доступные, а где-то — бордюры высотой 20 см. Как перепрыгнуть? Я лично заставила срыть несколько бордюров во дворе нашего дома. Контроль необходим.

Но вообще не жалуюсь. В каждом минусе ищу плюсы. Из плюсов — общение с людьми. Вокруг так много хорошего. Прохожие спрашивают, нужна ли помощь. Компьютеры и смартфоны нас зомбировали, мы перестали делиться душевным теплом, разговаривать друг с другом. А общение с незнакомыми людьми приносит радость. Участие незнакомца меняет и его, и мою жизнь к лучшему.

Правда, есть в Краснодаре слепые зоны, куда и с посторонней помощью сложно попасть. В филармонии проходят такие замечательные концерты — я бы ходила, но меня туда двое на руках заносили. Иначе невозможно. Очень проблематично зайти в зал на Красной, 5. Ни одно подобное заведение не оборудовано для инвалидов ни снаружи, ни внутри. В «Баскет-Холле» — хорошо на играх, но кошмар на концертах. Нет выделенных зон. Почему мы не посещаем массовые мероприятия? Сталкиваемся с полным отсутствием возможностей. А так хотелось бы.

Я ездила на матчи чемпионата мира по футболу в этом году, побывала в Сочи, Ростове-на-Дону и Москве. Тысячи людей, огромный проект — но для инвалидов все доступно. Получается, здесь организаторы масштабных мероприятий нас просто не ждут? Я к тому, что доступная среда не ограничивается улицами. Мы хотим еще и доступного отдыха, досуга.

«Частично доступна — это немножко беременна»

Роман Протасов, 37 лет
Живет: в микрорайоне «Губернский»

 — Нельзя быть чуть-чуть беременной. Доступная среда или есть, или ее нет. Пока основной «недостаток» Краснодара — это Черепахин [начальник управления по социальным вопросам МО «Город Краснодар» — Юга.ру]. Он может только Красную вылизывать, и то — местами.

Город остается недружелюбным к инвалидам. Главная проблема в том, что люди, которые отвечают за это, не отличаются профессионализмом. Я знаю, о чем говорю. И мыслят они как чиновники. Отчеты звучат так: «В этом году мы потратили на доступную среду столько-то рублей. В следующем потратим столько-то». Деньги для них мерило. А что получается? На одной стороне сделают съезд, на другой — нет. Смысл теряется, если строить точечно. Объект сдали. Отчитались. А как пользоваться этой инфраструктурой? Никак. У нас в городе около тысячи инвалидов-колясочников. И люди продолжают сидеть в квартирах. Вот откуда надо плясать. Им надо на улицу сначала выйти! Красную чиновники любят и занимаются только ею. Вопрос: как туда добраться?

Низкопольный транспорт — отлично. А остановок приспособленных нет. Маршруты не проработаны. Тут тоже идет смещение в показательную сторону — низкопольный транспорт курсирует по Красной и вдоль нее, а окраины не охвачены. Все напоказ: автобус забирают с маршрута в Пашковском и отправляют в центр — чтобы люди видели. Нет комплексного подхода. Чиновники составляют сметы, но не понимают, как правильно освоить деньги. А у нас ведь целый департамент этим занимается. В Лондоне всего пять человек отвечают за доступность среды. Раз в год они завязывают себе глаза, садятся на инвалидные коляски и исследуют маршруты лично. Ищут проблемы. Проверяют, как из точки А добраться в точку Б.

А у нас все хаотично: там съезд, который никуда не ведет, тут кнопка вызова, которая не работает. Кстати, кнопки — зло. Ставить их вообще незаконно. Они выручают тех, кто не хочет пандусы делать. За 5 тыс. рублей заказывают экспертизу: мол, пандус или подъемник невозможно поставить. За 300 рублей покупают кнопки и наклеивают. Галочка «частично доступно» (чуть-чуть беременна). Здание прошло проверку, а толку? Тому, кто обходится кнопкой, я бы заварил двери дома, снес бы крыльцо и приклеил кнопку. Когда ему надо домой зайти, пусть звонит в кнопку и поднимается по веревке в окно.

«Грубость таксистов — обычное дело»

Шаго Казарян, 21 год
Живет: в Пашковском микрорайоне

— Я живу на улице Фадеева — там вообще нельзя передвигаться на коляске. Ямы, выбоины. По своему району никогда не гуляю. Иногда езжу в парки, на Пушкинскую площадь — более-менее удобно. Наименее комфортный парк — «Городской сад», но и там при желании можно провести время. Только жизненно важно иметь очень сильные руки, когда с доступностью среды дела плохи. Четыре года назад я начал заниматься пауэрлифтингом — теперь передвигаться по городу гораздо проще. Когда начал, было ужасно тяжело, болело все. А сейчас я занимаю призовые места на разных чемпионатах и отлично кручу колеса.

Всем колясочникам советую ездить в Чистяковскую рощу. Улица Красная не очень удобна, если честно. Мешают высокие бордюры. В центре тоже попадаются ямы на дорогах и тротуарах. Прогулки в нашем городе всегда могут «преподнести сюрприз» в виде ухаба, трещины в асфальте и так далее. Поэтому у меня есть несколько любимых мест, где я провожу время, а город как таковой не вижу. Хожу в рестораны, очень люблю петь. Доступ есть в «Диву» на Катюше, «Дворец любви» на Красной, «Старый город».

Тренируюсь в спорткомплексе поселка Знаменского. Жаль, но в большинство фитнес-клубов не могу попасть. Не хожу в кино. В зал на Красной, 5 можно пройти только через служебные кабинеты, просить, чтоб открыли. Иначе — никак.

Чтобы активнее передвигаться по городу, надо ездить на такси. Но многие таксисты откровенно грубят. В Краснодаре это обычное дело. Недавно вызвал машину, уточнил, что поедет инвалид на коляске. Таксист приехал, но отказался везти. Хорошо, что не предложил вызвать грузовой транспорт — просто нагрубил и уехал. С этим приходится просто мириться.

Фотовыставка «Этот город — я» пройдет в Краснодарском выставочном зале с 30 августа по 2 сентября. Организаторы хотят показать кубанскую столицу так, как ее видят люди на инвалидных колясках. На выставке будет представлено около 50 работ Татьяны Жихаревой, Натальи Кажан, Лилианы Тихоновой, Андрея Самородова, Веры Прокопенко, Натальи Добрыдневой, Дениса Соломина и Натальи Прототоповой.


Недопустимы и будут удалены комментарии, содержащие рекламу, любые нецензурные выражения, в том числе затрагивающие честь и достоинство личности (мат, оскорбления, клевета, включая маскирующие символы в виде звезд или пропуска букв), заведомо ложная или недостоверная информация, которая может нанести вред обществу (читателям), явное неуважение к обществу, государству РФ, государственным символам РФ, органам государственной власти РФ, а также любое нарушение законодательства РФ.

Читайте также

Реклама на портале