Материал подготовлен при поддержке ООО «Краснодар Сити»

75 лет освобождению Кубани. История Малой земли

В 1942–1943 году Краснодарский край стал ареной борьбы Красной армии с войсками Германии и ее союзников. Это противостояние протекало по-разному, но его ход был отмечен эпизодом, который приобрел известность по всей стране. Это история Малой земли.

С начала 1970-х годов события на плацдарме переплелись с биографией Леонида Брежнева, воспроизведенной в подписанной его именем книге «Малая земля». А когда в конце 1980-х политическая ситуация в стране изменилась, многие уставшие от культа личности советского генсека люди стали ставить под сомнение и саму значимость борьбы за Новороссийск и подвиг малоземельцев. Юга.ру вместе с историком Ильей Киселевым разбирались в том, что на самом деле происходило 75 лет назад.

Илья Киселев — кандидат исторических наук, член Краснодарского регионального отделения Российского военно-исторического общества.

Само название «Малая земля» вошло в обиход примерно через две недели боев в районе Новороссийска. Юго-восточная часть плацдарма примыкала к морю и представляла относительно ровную местность, на которой расположились виноградники, предместье Новороссийска Станичка и небольшие поселки — Алексина [сейчас Алексино] и Мысхако. В самом начале боев они оказались полностью разрушены, а их жителей, 1 тыс. 237 человек, эвакуировали морем в Геленджик. Западным рубежом Малой земли стала гора Мысхако. Это покрытый мелким лесом и густым кустарником массив с пятью сопками, самая высокая из которых достигает 446 метров. Южная оконечность массива обрывается в море, и полоса берега под крутым обрывом остается единственным местом на плацдарме, невидимым для наблюдателей противника.

Расположенная на берегу Черного моря Малая земля вовсе не была курортным местом. Это открытое пространство круглый год продувается ветрами, из которых особенно неприятен норд-ост. Поэтому даже при средней температуре от -4 до + 7 °C, зафиксированной в феврале 1943 года, на берегу Цемесской бухты было совсем некомфортно. До наступления лета частым явлением бывает дождливая и туманная погода. А в летние месяцы на плацдарме, где почти не было леса и не хватало воды, температура поднималась до 35–38 °C.

С чего все началось?

Зимой 1942–1943 года в боях на юге страны наметился перелом, впоследствии изменивший ход Великой Отечественной войны. Красная армия нанесла поражение противнику под Сталинградом и приступила к освобождению Северного Кавказа. Командование Закавказского фронта и Черноморской группы советских войск разработало план операции «Море»: силами 47-й армии прорвать оборону врага севернее Новороссийска и в последующем развивать наступление на Тамань. Одна из важных составляющих плана — высадка морского десанта.

Основные силы десанта под командованием полковника Гордеева, насчитывавшие 16 тыс. человек, планировалось высадить западнее Новороссийска, в Южной Озерейке [Южная Озереевка]. Вспомогательный десант майора Куникова численностью 870 человек должен был захватить Станичку и отвлечь силы противника от основного десанта.

Несмотря на длительную подготовку, операция оказалась крайне неудачной. Основной десант столкнулся с сильным сопротивлением немцев и был разбит за три дня. На фоне трагедии, разыгравшейся в Южной Озерейке, результаты действия вспомогательного отряда морской пехоты под командованием Куникова стали исключительной удачей — они сумели высадиться южнее Станички, захватив плацдарм протяженностью 1,5 и глубиной до 0,5 км. 

С началом Великой Отечественной войны уроженец Ростова-на-Дону старший политрук запаса Цезарь Куников вступил добровольцем в армию. В сентябре 1941 года он добился перевода в ВМФ. Воевал у Таганрога и Мариуполя командиром 14-го отряда водного заграждения Азовской флотилии. В качестве комбата морской пехоты принимал участие в обороне Темрюка, Керчи.


Куниковцам удалось сохранить контроль над участками высадки и установить надежную связь с «большой землей». Однако с самого начала коммуникации советского десанта стали подвергаться атакам авиации и торпедных катеров противника. Полностью сорвать доставку грузов на Малую землю им не удалось, но нападения и выставленные противником мины вынудили советскую сторону отказаться от использования даже кораблей и судов среднего размера. Вся тяжесть перевозок легла на небольшие рыбацкие суда, которые сами военные иронично называли «тюлькин флот». Эти плавсредства были не в состоянии принимать на борт большое количество грузов и тяжелое вооружение. Поэтому десантные войска стали испытывать нехватку боеприпасов и продовольствия.

Путь на Малую землю начинался в Геленджике, где располагались штаб, корабли и подразделения Новороссийской военно-морской базы. От причалов Геленджика до Мысхако, с учетом изгибов проложенного среди минных полей фарватера, менее 20 миль — около 37 км. Его было необходимо преодолеть так, чтобы погрузочно-разгрузочные работы на Малой земле выполнять под покровом темноты. В светлое время суток любое плавсредство уничтожалось артиллерией или авиацией противника.

Как вспомогательный десант стал основным?

Командир отряда, майор Цезарь Куников набрал людей исключительно из опытных добровольцев, а потом провел для них усиленную подготовку. Десантники учились скалолазанию, стрельбе на звук, метанию гранат из любого положения, умению стрелять из различных видов оружия, отрабатывали рукопашный бой, метание ножей, учились оказывать медицинскую помощь и распознавать минные поля. Эти навыки оказались спасительными для отряда Куникова в тяжелых условиях весны 1943 года.

Успех первых дней операции развить не удалось, и в начале марта советские войска на Малой земле перешли к обороне. К этому моменту на плацдарм были отправлены 37 тыс. человек. Осознав угрозу со стороны Малой земли, противник бросил против советских десантников все имевшиеся под рукой резервы. 

17 апреля войска неприятеля перешли в наступление, стремясь рассечь плацдарм надвое. В первые дни операции немцы, используя мощную артиллерийскую поддержку и подавляющее превосходство в воздухе, добились некоторого продвижения. Ответом командующего десантными войсками генерал-майора Гречкина стали контрудары по флангам наступающего противника 21 и 24 апреля силами всех имевшихся резервов. Немецкое наступление выдохлось. 

Осознав, что сбросить советские войска в море не получилось, 29‑30 апреля немцы отвели свои части на исходные позиции. Сложилась патовая ситуация: немцы оказались не способны ликвидировать плацдарм, а десантная группа войск не имела возможностей вырваться с него на оперативный простор.

Вопреки всем трудностям работу по доставке людей и грузов на Малую землю удалось наладить достаточно быстро. Как правило, в Геленджике формировался конвой из моторных лодок, сейнеров и других малотоннажных судов. Вечером накануне выхода к Мысхако на них грузились люди, техника, боеприпасы, продовольствие. В охранение конвоя заступали сторожевые и торпедные катера и катера-тральщики. Прикрытие перевозок обеспечивала береговая артиллерия и морская авиация.

Достигнув малых глубин в районе Мысхако, суда конвоя передавали людей и грузы на моторные лодки, а те доставляли их на берег. Людей и грузы с «большой земли» на Малую требовалось не только довезти, но и выгрузить на берег. И здесь возникли свои трудности. Единственный существовавший причал у рыбзавода уже в самом начале боев оказался совершенно разрушен. Поэтому большинство десантников первого эшелона высаживались в прибрежную воду. Под огнем противника.

С увеличением размеров плацдарма погрузочно-разгрузочные работы стали проводиться на Суджукской косе и в районе мыса Мысхако. Во второй половине февраля там удалось соорудить пристани, у которых могли разгружаться маломерные суда. Самой необычной из них стал разрушенный корпус канонерской лодки «Красная Грузия».

Полученные грузы складировали на берегу, а затем доставляли в войска. Их приходилось переносить вручную или перевозить на ишаках двух горно-вьючных рот. Немногочисленные автомашины и тягачи, которые удавалось доставить из Геленджика, быстро уничтожались противником. Постоянным обстрелам подвергались и сами пристани. Служба там оказалась не менее опасной, чем на переднем крае.

Заслуживают внимания способы, которыми пользовались малоземельцы для наведения на цели авиации. Для этого широко применялись сигнальные ракеты, стрельба трассирующими и зажигательными снарядами. По-своему уникальным стал случай, произошедший в апреле 1943 года, когда потребовалось четко указать своей авиации участок прорыва немцев. Для этого необходимо было использовать специальные сигнальные полотнища, но их в войсках попросту не оказалось. Вместо них сотни солдат выложили вдоль окопов передовой свои нательные рубахи и тем самым обозначили линию соприкосновения с противником.

«Штрафники» или «черные бушлаты»?

Главными героями десантов, в том числе и на Малую землю, принято считать морских пехотинцев. Образ «черных бушлатов» оказался настолько ярким, что он во многом затмил усилия остальных малоземельцев. Подразделения морской пехоты — отряд майора Куникова, 83-я морская стрелковая бригада и 255-я бригада морской пехоты — действительно сыграли главную роль в захвате плацдарма. Правда, в их рядах к началу 1943 года осталось не более половины выходцев с флота. Тем не менее пополнение, приходившее «с берега», а не «с кораблей», с энтузиазмом впитывало флотские традиции. Но вслед за морской пехотой уже высаживались обычные пехотные соединения. В результате на плацдарме к 1 марта из 27 батальонов только шесть представляли морскую пехоту. Поэтому в последующих боях степень ее участия оказалась гораздо меньше, чем это принято считать.

В отношении куниковцев сложилось немало домыслов. Один из них — что они были штрафниками. В действительности отряд Куникова набирался из береговых частей Новороссийской военно-морской базы и разведывательного отряда Черноморского флота. А 613-я штрафная рота Черноморского флота и 92-я армейская штрафная рота были приданы основным силам десанта и высадились на уже захваченный плацдарм. Позже в боях на Малой земле приняли участие штрафные роты 18-й армии. Но доля штрафников в десантной группе войск оставалась несущественной, а возлагаемые на них задачи не имели принципиальных отличий от задач, решаемых простой пехотой.

В ход шло даже мясо дельфинов...

Открытость Малой земли для наблюдения и артиллерийского огня противника заставила войска приступить к сооружению полевых укреплений и укрытий. Помехой в этом деле стал твердый грунт, нехватка стройматериалов и шанцевого инструмента. Тем не менее их общий объем на Малой земле превосходил аналогичные показатели на остальных участках Северо-Кавказского фронта, на Мысхако возник целый город со своими «кварталами» и «улицами».

Наряду со складами и штабами требовалось укрыть полевой хирургический госпиталь. Он разместился в районе винсовхоза, используя в качестве защиты его бетонные хранилища. Госпиталь мог оказать самую необходимую помощь, но выздоравливать раненые отправлялись на «большую землю». Для этого в дополнение к госпиталю был развернут полевой эвакуационный пункт. К сожалению, спасение раненых зависело не только от усилий медиков, но и от того, как ходили суда между Мысхако и Геленджиком.

Для питья и приготовления пищи они собирали дождевую воду и растапливали лед из луж...

Как уже отмечалось, источников пресной воды на Малой земле было немного. Особенно тяжело пришлось первым десантникам, сражавшимся в Станичке в начале февраля. Для питья и приготовления пищи они собирали дождевую воду и растапливали лед из луж. По мере расширения плацдарма в распоряжении его защитников оказалось несколько ручьев, но с наступлением лета они пересохли. Со временем во всех частях была организована работа по рытью колодцев.

Нехватка воды и топлива сказывалась на питании войск. В первые дни существования плацдарма бойцы и командиры могли рассчитывать только на взятый с собой сухой паек. В дальнейшем основой рациона стали хлеб, сухари, мясные, рыбные и овощные консервы. В ход шло даже мясо дельфинов.

Куриная слепота, дизентерия и авитаминоз среди личного состава стали результатами несбалансированного питания и употребления некачественной воды. Особенно заметными эти проблемы стали в мае-июне 1943 года, но к середине лета с ними справились. Средствами профилактики стали хвойный настой и так называемый малоземельский квас на основе ореховой пасты и виноградных листьев. Улучшилось питание: удалось наладить выпечку хлеба и организовать доставку на передовую горячей пищи. Бойцы носили ее в термосах дважды в сутки — с наступлением вечерних сумерек и перед восходом солнца.

Наряду с продовольствием действующие части Красной армии получали и спиртные напитки. Лицам, находящимся на переднем крае и ведущим боевые действия, полагалось по 100 граммов водки — или 200 крепленого вина. Как правило, алкоголь выдавался перед наступлением или по случаю праздника.

При распределении спиртных напитков не обходилось без злоупотреблений. В боевой обстановке это имело самые тяжелые последствия. Так, 26 марта батальон автоматчиков 107-й стрелковой бригады получил 2 литра спирта в связи с предстоящей разведкой боем. Тем же вечером командир батальона организовал попойку, а поутру сорвал намеченную операцию. Но все же подобные случаи были редкими.

Эпилог

10 сентября 1943 года 18-я армия генерал-лейтенанта Леселидзе приступила к освобождению Новороссийска. Решающую роль в нем сыграл удар советских войск в восточной части города и высадка десанта в порту. Продвижение частей с Малой земли началось только тогда, когда немцы решили оставить Новороссийск. 16 сентября город, на улицах которого более года шли бои, был очищен от захватчиков. Эпопея Малой земли завершилась. За несколько месяцев боевых действий безвозвратные потери советских войск составили 25 тыс. человек. Соответственно, каждый третий малоземелец погиб или пропал без вести.

Существование плацдарма с февраля по сентябрь 1943 года значительно осложнило положение немецко-румынских войск под Новороссийском. Сам плацдарм, захваченный десантом и удерживаемый более семи месяцев, стал уникальным явлением периода Великой Отечественной войны, одним из самых ярких событий в истории Краснодарского края и всей страны.


Рекомендованные материалы:

Боевая летопись Военно-морского флота. 1943. М., 1993.
Дневник В.Г. Морозова // Это и моя война: Великая Отечественная в письменных и визуальных эго-документах. Краснодар, 2016. С. 254–273.
Киселев И.В. Пили из луж, ели мясо дельфинов… Героические будни Малой земли // Родина. 2018. № 2. С. 116–119.
Шиян И.С. На Малой земле. М.: Воениздат, 1974.
Юрина Т.И. Новороссийское противостояние: 1942–1943 гг. Краснодар, 2008.


В комментариях недопустимы и будут удалены: реклама, оскорбления, мат, клевета, любые нарушения законов РФ.

Читайте также

Реклама на портале