Головокружительная профессия — промышленный альпинист

  •  © Фото Елены Синеок, Юга.ру

Инженер-строитель, увлеченный турист и практически шаман, он ищет истину, поднимаясь над землей. О том, какие мысли приходят в голову на высоте, чему можно научиться и сколько заработать в промышленном альпинизме, журналисту Юга.ру рассказал Влад Галущак.

На встречу с Владом я пришла в назначенное время. Он промышленный альпинист, занимается высотными работами уже второй десяток лет. Не найдя его во дворе жилого дома, я подняла глаза в небо и увидела героя на крыше. Поднимаюсь на четвертый этаж и вижу лестницу, ведущую к нужному месту.

Владу почти 40, и он похож на преподавателя йоги: на загорелом теле прохудившаяся рабочая футболка и джинсовые шорты. Из-под футболки выглядывают цветные татуировки. Его задание на сегодня — снять старый рубероид, через щели в котором в дом поступает влага, сделать каркас из досок и затем обшить фасад листами профнастила. Влад принимается за дело, а мне остается наблюдать и беседовать с ним о работе.

В молодости Влад любил лазить по горам и скалам без всякой страховки, а когда узнал от соседа-промальпиниста, что можно делать почти то же самое, только за деньги, — решил попробовать. За все время своей деятельности невыполнимых заданий, говорит, не встречал: на веревках можно выполнить любую задачу. Максимальная высота, на которой работал, — 18-й этаж.

«Как профессиональный промышленный альпинист, я знаю методы, с помощью которых могу добраться до труднодоступных мест. А сама работа — такая же, как и на земле. Сегодняшнее задание я никогда до этого не выполнял, но для него не требуются какие-то особенные знания. На ходу я интуитивно понимаю, что нужно делать».

Профессия сейчас востребована — но чем больше промальпинистов, тем ниже оплата труда. «Если десять лет назад за сезон можно было заработать на приличную машину, то сейчас едва хватает на пропитание. На Вишняковском рынке реализатором я могу большую сумму поднять — и нет никакого смысла рисковать жизнью. Расценки на наши услуги последние десять лет не поднимались, даже наоборот. В 2007 году покраска квадратного метра стоила 40 рублей, а сейчас 30».

По образованию Влад инженер-строитель со специализацией «строительство автомобильных дорог и аэродромов». На замечание, что это золотая жила и на ней можно хорошо заработать, чем обычно люди и пользуются, отвечает, что ему это не было интересно, а учиться пошел только для общего развития — не устраивал собственный интеллектуальный уровень. Сейчас он заочно получает второе высшее образование, учится на психолога.

«Вообще меня многое интересует в жизни. В основном это нематериальные блага. С момента моего рождения сначала мне было близко христианство, затем буддизм, потом язычество. Сейчас шаманизм. Хочу изучить все существующие шаманские техники и терапевтировать с их помощью людей. Промышленный альпинизм, да и вообще любой альпинизм — это своего рода шаманизм. Здесь совсем другой мир, другая атмосфера. Я с высоты вижу людей маленькими, а меня качает ветер, рядом со мной летают птицы. Они никогда не врут, в отличие от людей. Я нахожусь близко к истине, я лучше ее чувствую. В мире людей истину не слышно».

Больше всего времени промышленные альпинисты тратят на подготовку к работе. Поскольку они находятся в безопорном пространстве, необходимо удостовериться, что никакие физические предметы не будут мешать, ничего не может упасть на голову, ни за что нельзя зацепиться. И времени на эту подготовку они обычно не жалеют.

Влад утверждает, что за все время своей деятельности в качестве альпиниста ни разу не получил травму. Однако когда он только начинал работать, один опасный случай все же произошел.

«Я тогда служил не в профессиональной альпинистской фирме, а в строительной. Но в ней тоже использовалось специальное оборудование. А так как я еще не обучился этой профессии, то принимал всю информацию, которую получал от коллег, на веру. Я висел на одной веревке, хотя в правилах четко сказано, что можно работать минимум на двух. Лучше на трех — две рабочих и одна страховочная. А так как я этого не знал, то висел на одной веревке, связанной узлами. На одном из таких узлов я и завис, когда спускался. Что дальше делать, плохо представлял. Однако поразмыслив, что-то все-таки придумал и преодолел это препятствие».

Хочу изучить все существующие шаманские техники и терапевтировать с их помощью людей. Промышленный альпинизм, да и вообще любой альпинизм — это своего рода шаманизм. Здесь совсем другой мир, другая атмосфера

Один парень из бригады, работавшей с Владом, не убедился, что веревка, по которой должен спускаться, достает до земли. На третьем этаже она закончилась, и горе-альпинист упал.

«Он получил какую-то несерьезную травму. Лучше бы голову себе сломал. Таким людям не место в альпинизме. Они своей некомпетентностью всех нас подводят. Посторонний человек, если видит, что у нас в сфере такое допускается, решит, что мы все такие. А ведь на курсах много времени уделяется обучению, чтобы такого не случилось. Он запятнал репутацию своего преподавателя, который не смог донести до него важность этого аспекта».

Профессии промышленного альпиниста в Краснодаре обучают в учебном комбинате на ул. Уральской. Там получали образование и Влад с супругой. По его словам, все остальные источники корочек промальпа незаконны. Во время обучения студенты проходят теоретический и практический курсы. Обучают в том числе тому, как спасать напарника, если он завис или получил травму, как быстро доставить его вниз к карете скорой помощи.

Когда-то Владу хотелось пойти в спасатели, но, говорит, зарплаты у них значительно меньше. В итоге он на стройках — и не сказать, что качество домов, с которыми он сталкивается, вдохновляет альпиниста.

«Не могу говорить за всех застройщиков, только о тех, с кем сталкивался. Строят некачественно, но это и неудивительно. Мне кажется, что в нашей стране ко всему такой подход. Когда ты нацелен на то, чтобы заработать денег нечестным путем, ничего не делая, это можно совершить только одним способом — кого-то в чем-то обмануть. В смете прописаны одни материалы, ты покупаешь другие, более низкого качества, а разницу забираешь себе. И это относится не только к строительству. Это менталитет нации. Я не могу сказать, что в Краснодаре плохие люди строят. Их можно убрать, поставить других, и ничего не изменится. Честный человек может стоять у руля, но по теории вероятности это маловероятно».

Влад уверен: современные технологии не скоро вытеснят промышленных альпинистов с рынка. Когда нет возможности использования строительных лесов, люлек, подмостей, подъемных механизмов или других платформенных устройств, остается только приглашать профессионалов. Заказчиков волнует цена вопроса и время. Обычно альпиниста пригласить дешевле, чем нанимать технику и рабочих, которые будут все собирать, делать и разбирать.

Как, наверное, большинство родителей, Влад однажды брал сына на работу. Однако почти сразу пожалел об этом, поскольку ребенок вместо помощи был увлечен только телефоном.

«Не заинтересовался он. Но это и неудивительно. Жизнь движется вперед, новые технологии, новые интересы, извечная проблема отцов и детей. Мы пытаемся преподнести им, что нам интересно, но им это не нужно. Их интересует то, что нам уже не понять. Мы к этому не привыкли, у нас этого не было. У нас мировоззрение прошлого, у них — уже настоящего, которое для нас является будущим. Поэтому в воспитании детей я вообще ни на чем не настаиваю, пусть они сами выбирают».

Не могу говорить за всех застройщиков, только о тех, с кем сталкивался. Строят некачественно, но это и неудивительно. Мне кажется, что в нашей стране ко всему такой подход

Весь лишний рубероид удален, пришло время делать каркас из досок. Я надеялась, что мои функции останутся прежними — наблюдать и спрашивать, но у Влада на этот счет свои мысли. Раз уж я решила узнать, что такое промышленный альпинизм, то должна не просто смотреть, а прочувствовать все на собственной шкуре.

Он протягивает мне предмет под названием «альпинистские трусы». Таких в моем комоде точно не найти. Оказывается, есть еще альпинистский лифчик — такой же, с карабином, его крепят на груди. Бывают совместные костюмы — их используют, когда важно закрепиться не в одной точке, а в нескольких, чтобы не было варианта перевернуться, когда нужно тянуться далеко в сторону или грузы большие (чтобы не перевесили).

Итак, надеваю я трусы. Честно признаться, не рассчитывала, что мне придется куда‑то лезть, поэтому утром, когда собиралась, хотела облачиться в красивое платье или юбку. Но внутренний голос сказал: «Бери шорты». Молодец голос, не прогадал. Иначе выглядела бы я еще глупее, чем сейчас: в трусах, каске и перчатках.

Обмундирование на мне, и я готова ринуться в бой, точнее на стену, как Человек-паук. Всегда думала, что не боюсь высоты. Ошибалась. Когда дошло до дела и было сказано перелезть через борт, я запаниковала. В смысле — упереться ногами в стену и висеть без рук на уровне четвертого этажа? Вы серьезно? Впрочем, спустя пять минут, зовя маму, я все-таки приняла исходное положение. Кто молодец? Я молодец!

В принципе, на этом можно было и закончить наш эксперимент, но Влада было уже не остановить. Он начал проводить инструктаж, как работает спусковое устройство. Признаюсь, я не слушала его, потому что смотрела по очереди то на веревки, которые меня держат, то вниз, оценивая, сколько секунд я буду лететь. Немного поборов страх, я все-таки попыталась разобраться, как работает механизм. В теории все просто: нажимаешь на один рычаг, оттягиваешь веревку, спускаешься в сторону. То же самое со вторым. На деле же все гораздо сложнее, да и мысли о том, что ты висишь на высоте 12 м, не дают покоя.

Понемногу я все же начала продвигаться вниз. Шаг за шагом. На середине пути Влад сказал, что уже можно пробовать отталкиваться от стены. Сказано — сделано. Немного попрыгав, я продолжила путь к такой долгожданной земле, пытаясь нажимать на оба рычага сразу, чтобы двигаться быстрее.

Кажется, уговаривали меня сделать это гораздо больше времени, чем занял сам спуск. Коснувшись земли, а затем сняв альпинистские трусы, перчатки и шлем, я обнаружила, как дрожат мои руки и ноги. От повторения отказалась — на первый раз достаточно, да и голову напекло (еще один важный момент — без головного убора нельзя!).

Несмотря на дрожь, идти домой было легко. Потому что идти. Ногами. По земле.

С начала года на сайте по поиску работы и сотрудников hh.ru по России было размещено 455 вакансий для промышленных альпинистов. Больше всего их в Москве (24%), Санкт-Петербурге (12%), Свердловской области (12%), Красноярском (5%) и Пермском (4%) краях. В Краснодарском крае опубликовано 2% всех вакансий для промышленных альпинистов в стране. На Кубани среднее зарплатное предложение в текущем году составляет 50 тыс. рублей. От всех соискателей работодатели требуют документы, подтверждающие квалификацию по профессии «альпинист». 

Межотраслевой учебный центр «Краснодарский» проводит обучение профессии промышленного альпиниста. Для допуска необходима справка с допуском на высоту. Стоимость обучения для физических лиц составляет 13 тыс. рублей. Обучение длится два месяца и включает теоретические и практические занятия. По итогу сдается экзамен и выдается соответствующий документ о квалификации.


Обсудить

В комментариях недопустимы и будут удалены: реклама, оскорбления, клевета, любые нарушения законов РФ.

Читайте также

Реклама на портале