Армянская диаспора на Кубани глазами ученых из Краснодара и Еревана

В современном мире диаспоры становятся частью населения, пожалуй, большинства стран и крупных городов мира. Процессы глобализации и дисбаланс в экономическом развитии различных регионов приводят к тому, что численность мигрантов постоянно растет – миллионы людей в поисках лучшей доли покидают родину и устремляются в другие страны. Оказавшись на новом месте, переселенцы, как правило, стремятся объединиться, чтобы не только выжить, но и сохранить свои обычаи, традиции, язык в чуждой для них этнокультурной среде.

Период, когда происходит адаптация приезжего к новой среде, во многом определяет его дальнейшее положение в ней. Многих ученых уже давно интересует, что происходит с самосознанием оторванного от родины человека в тот момент, когда он только попадает в окружение другой этнокультурной среды и когда находится в ней. В ходе исследования этой темы родился совместный армяно-российский проект, которым занимаются научные группы Кубанского государственного технологического университета (Краснодар) и Российско-армянского (славянского) Университета (Ереван).

Научный коллектив кафедры философии КубГТУ под руководством кандидата психологических наук Оксаны Тучиной занимается проблемой этнокультурной идентичности и самопонимания этнокультурной идентичности с 2006 года.

- За это время в этой сфере был реализован ряд проектов – изучали русских, адыгов, абхазов, – рассказывает О. Тучина. – Армяне – это самая большая этническая группа после русских, представленная на Кубани. Поэтому теперь решили обратиться к их изучению.

Проект получил название "Самопонимание этнокультурной идентичности в условиях диаспоры на материале исследования армянской диаспоры Краснодарского края". Реализуется он под руководством Аси Берберян – завкафедрой психологии Российско-армянского (славянского) Университета в рамках договора о сотрудничестве вузов и в рамках федеральной целевой программы "Научные и научно-инновационные кадры новой России".

Армяне на родине и в диаспоре

- Проект затрагивает интересы этнической общности армян, которые проживают и в Армении и за рубежом, – поясняет краснодарский эксперт. – Это большой проект, рассчитанный на полтора года; специфика его в том, что его проводит российский коллектив под руководством иностранного специалиста, знающего Армению "изнутри".

- В двух словах о сути проекта: что для человека значит его этнокультурная принадлежность на примере армян, – продолжает О. Тучина. – У диаспорных армян есть историческая родина и родина, где они родились. И для них самопонимание этнокультурной идентичности в диаспоре очень неоднозначно, потому что они находятся на стыке двух культур. С одной стороны те, кто здесь родились, – россияне, а с другой они все равно чувствуют себя армянами.
Аспектами нашего изучения является то, как в их сознании происходит совпадение или расхождение – то, что человек армянин и то, что он гражданин России, как происходит взаимодействие двух культур на уровне культурном, бытовом.

По ее словам, армяне в Армении и армяне в диаспоре – это две разные этнические группы. Хотя они связаны общим языком и традициями, на уровне самосознания у них почти нет сходства. Это подтверждает и пилотажное исследование, которое провела Ася Берберян: согласно его итогам, между ними больше различий, чем общего.

- Я проводила исследования этнических общностей – армян, проживающих в Армении т армян, проживающих в диаспоре. Вывод: это совершенно различные этнические общности, – утверждает А. Берберян.

При этом исследователь подчеркнула, что для армян характерна приверженность к своей культуре, даже если это мигранты в третьем поколении: ценности передаются детям и внукам.
- Армяне, которые долго проживают в России, умеют сочетать обе культуры, тем самым становясь богаче, – отмечает специалист из Еревана.

- Межкультурная коммуникация – неотъемлемая часть адаптации мигрантов. И это как раз процесс обогащения другой культурой. Это с одной стороны. А с другой – это процесс осознания особенностей собственной культуры, так как в монокультурной среде мы этого не понимаем. При столкновении культур происходит осознание своей в полной мере, – добавляет Тучина.

Возникает вопрос: раз традиции и ценности сохраняются и передаются, в чем же тогда та самая разница, которая делает эти этносы разными?

- Разница может быть в ценностях, воспитанных в зависимости от среды, – объясняет Ася Берберян. – Например, это очевидно для студентов, приезжающих в Армению из России. Разница видна в плане ориентации, внешнего поведения, приезжие более открыты, более раскованны, более независимы и свободны. У армян же в Армении больше инфантильности, так как есть привычка ориентироваться при принятии решении на старших. Это уважение ко взрослым более чувствуется в Армении, а в России оно скорее превратилось в равенство… То же самое и с гендерным равенством – в Армении больше соблюдается ролевое поведение.
На бытовом уровне это очень заметно. Если проехаться в общественном транспорте или войти в общественное здание, можно сразу определить, кто местный, а кто нет".

 Армянская диаспора – одна из самых распространенных в мире. Влияют ли представители диаспор на культурную среду именно своей исторической родины?

- Это сложный вопрос, так как на эту тему можно говорить только в конкретике, – говорит А. Берберян. – Армяне, и то же самое я могу сказать и о русских, – это талантливый народ, это яркие индивидуальности, которые проявляют себя очень хорошо в любой среде. Например, известный американский писатель армянского происхождения с мировым именем Уильям Сароян – он самый большой патриот, хотя жил всю жизнь в США и писал на английском. Он там нашел признание, и мы его очень ценим.
Французский шансонье и актер армянского происхождения Шарль Азнавур, также всемирно известный, он также большой патриот, часто приезжает в Армению и, кстати, оказывает благотворительную помощь родине. Его считают национальным героем.

Это какое-то чувство родины, корней, идентичности так тянет людей вернуться?

- Могу опять же сказать, что характерная черта армян – приверженность своей культуре в любой среде. И она выражается в том, что они живут в другой среде обитания, но постоянно испытывают чувство ностальгии по исторической родине. При этом жить они на родине не хотят, это их сознательный выбор. Они привыкли к другой культуре, и она их устраивает. Редко когда мигрировавшие в Россию армяне возвращаются. И то не из-за проблем с адаптацией, а, скорее, по каким-то юридическим причинам. Но когда они обустраиваются, они очень часто приезжают в Армению, чтобы свою тоску суметь на какое-то время преодолеть.
Появилась очень интересная тенденция – когда мигрировавшие привозят в Армению своих детей, родившихся за рубежом, те часто хотят остаться, жить на исторической родине. Не вдаваясь в существующие на родине проблемы, не задумываясь об адаптации и т.д. У них просыпается гражданское самосознание, патриотизм, хотя это может быть временно.

Россия вообще для армян особая страна. Когда мы проводили опрос о том, какой народ ближе армянам по духу, по ценностным ориентациям, большинство высказалось за Россию, хотя диаспора есть и в странах Европы, и в Канаде, и в США. В России все же ближе культура, язык, вера, ментальность.

Армяне в Краснодарском крае

- Помимо того, что армянская диаспора на Кубани самая многочисленная, она еще и самая культурообразующая, – рассказывает Оксана Тучина. – У них есть свои воскресные школы, множество армянских храмов по всему краю, очень серьезные молодежные организации; молодежь отправляют на стажировки в Армению, чтобы они не забывали язык. То есть люди не просто собираются вместе, чтобы не забыть свой язык, а еще и продолжают свои традиции.

Для проведения исследования ученые уже завязали сотрудничество с местной армянской диаспорой – представителями краснодарского отделения Союза армян России. Изучать планируется, преимущественно, молодежь. Для сопоставления результатов исследование будет проводиться также и в Армении.

- К исследованию хотим привлечь молодежь – чтобы она участвовала, осознавала все эти процессы, ведь проблема адаптации актуальна всегда. И она должна быть решаема с привлечением ученых-исследователей, – уверена О. Тучина.

Свой среди чужих?

Необходимо ли человеку, приезжающему в другую страну примкнуть к диаспоре или он все же способен держаться особняком?

А.С.: Пообщавшись с представителями диаспор, мы уже поняли, что есть все же потребность сплачиваться. Так легче соблюдать традиции своего народа. Армяне хоть и индивидуалисты, но в чужой среде примыкают друг к другу.
О.Р.: Получается, те армяне, которые живут на родине, уверены, что они индивидуалисты, а мигрировавшие считают себя коллективистами – друг друга знают, друг за друга стоят, друг другу помогают.
А.С.: И то, что они могут полагаться на "своих", тоже помогает адаптироваться – они окажут поддержку, помощь.

- А что члены диаспоры в культурном плане дают городу, где обитают?
О.Р.: Диаспоры привносят другую культуру, со всеми особенностями и достоинствами, то есть по большому счету обогащают культурную жизнь любого города. Другой вопрос – то, что эта культура должна привноситься очень корректно, с учетом культуры тех, кто проживает здесь, чтобы не было агрессивных столкновений. Но любая новая культура – это общение, взаимообогащение. Чем больше культур могут взаимодействовать, тем богаче будет культурная среда города.
А.Р.: Интеграция и культурное разнообразие не исключают друг друга, а взаимообогащают. Вот к этому надо прийти – что можно развивать собственную культуру, но можно и интегрироваться, и это взаимообогащение, а не исключение.

Подключившийся к беседе доцент кафедры философии КубГТУ Иван Аполлонов также участвующий в исследовании, рассказал о своем видении процессов слияния в диаспоры.
И.А.: Человек в любом случае социальное существо. Если отказаться от этноса, то мы получим просто массовое общество. Тогда не будет такого освобождения индивидуализма, а только элементы толпы.

А глобализация этим не грозит?

А.С.: Это искаженное представление о глобализации. Глобализация не означает один полюс; это, напротив, – очень широкий диапазон.
И.А.: Есть такое понятие, как "этнический парадокс". В эпоху глобализации стираются этнические границы, происходит унификация и на материальном уровне, и на духовном: одни и те же фильмы, одна и та же музыка, пища, одежда. Но при всем при этом усиливается этничность. Была ведь единая общность – советский народ, а потом… Карабах, Осетия, Абхазия… И сейчас что с Европой происходит – шотландцы хотят отделиться, русины в Германии, каталонцы хотят стать отдельным государством, северная Италия тоже хочет отделиться от юга, заявляя, что "никакие мы не сицилийцы". То есть процесс всеобъемлющий. И эта этничность уже не та, которая традиционно была до глобализации. Есть такой термин "квазиэтническая идентичность", когда это уже идет как знак, как имидж, как престиж. Это процессы тоже очень актуальные для изучения.

В Москве существуют при общественных организациях центры адаптации приезжих, в том числе из республик Кавказа. Вы согласны, что это нужно?

- Я также слышала, что в Европе есть так называемые этнические психологи. Это, конечно, необходимо, – соглашается Ася Берберян. – Адаптация – это ведь не мгновенный процесс и осознание происходит время спустя. Приезжие вовремя должны быть осведомлены о том, что такое культурный шок, что такое культура другой страны, что такое культура межнационального общения.
Мы считаем, что нужен такой специальный курс, который будет и теоретический и практикоориенторованный в виде определенных тренингов. Должны ведь мигранты сдавать экзамен по русскому языку при получении гражданства, почему бы не ввести и курс по межкультурной коммуникации? Этого, я думаю, будет достаточно. А центры, о которых вы говорите, нужны будут в таком случае для дезадаптированных или тех, кто в группе риска. При этом нужно это проводить в тренинговой форме, где можно было бы разыгрывать модели поведения, в виде интерактивной беседы.

- Чтобы человек мог понять, что его культура – не единственная. Почему у нас в проекте ключевое слово "самопонимание"? Если человек может понять себя, он сможет понять и другого. А пока он не поймет, что жить надо, учитывая другие правила и нормы, он никогда не сможет сориентироваться в другой этнокультурной среде, – отмечает Оксана Тучина. Ведь большинство конфликтов происходит на бытовом уровне из-за незнания каких-то нюансов взаимоотношений между людьми,– Проявление этнической идентичности заключается не только в осознании собственной культуры и приверженности к собственным традициям, но это умение уважать те народности, в культуре которых они живут. Наша конечная цель – это и толерантность, знание и понимание других культур, взаимообогащение.

И в какую это должно вылиться форму?

А.С.: Публикации, монография, и может быть учебный курс, который позволил бы обучать студентов межкультурной коммуникации, умению общаться.
О.Р.: Нужно разъяснять понимание этнокультурной среды, проблем, возникающих в культурной среде, потому что человеку, живущему в поликультурном регионе, необходимо не только познать свои культурные традиции, но и находить точки диалога с представителями других культур. Это и является основной воспитательной целью нашего проекта. Тем более проблемы общие у представителей любой диаспоры. Это проблема культуризации, культурной адаптации. Человек автоматически переносит свои культурные традиции на другой культурный регион.
А.С.: Это ведь особенно необходимо объяснять как раз таки молодежи, студентам, которые часто бывают по отношению к другим этносам настроены достаточно радикально. Они ошибочно считают, что то, что для них нормально, нормально для всех.
О.Р.: Нужно задумываться, что не все одинаково у всех, не все традиции и способы поведения нормальны в другой среде. Это уже первый шаг. А понять, что другие традиции – это нормально и даже интересно, это уже большая подвижка.
А.С.:Они ведь таким образом не теряют собственную культуру и свои ценности: нужно учиться все это сочетать, чтобы умет жить в поликультурной среде. Приезжим нужно помочь адаптироваться в новой среде, избежать культурный шок. В Армении по-другому – там абсолютно монокультурная среда, но и там нужна своя адаптация.
О.Р.: Сейчас у нас это пока только на уровне теории, но через год уже будет представлено то, что получилось. По завершении исследования армянской диаспоры мы сравним итоги с итогами изучения русских, адыгов, абхазов, а также выявим, какие есть сущностные разницы в самопонимании этнокультурной идентичности в диаспоре и в титульном этносе.

То есть результаты можно будет проецировать на другие народы тоже?

А.С.: Да, какая-то универсальная модель, безусловно, существует.
О.Р.: Поэтому мы будет выделять и общие тенденции, и этническую специфику. В перспективе у нас изучать и другие этносы и определять что характерно для культуры диаспоры в принципе, а что характерно для каждой этнокультурной общности.

P.S. Этот российско-армянский проект находится на начальной стадии разработки. Специалисты, проводящие исследование, приглашают всех, кому есть, что сказать на эту тему, связаться с ними, принять в исследовании непосредственное участие и повлиять на конечный результат.

Что в мае цветет на Кубани?
Сегодня, 15:52
Что в мае цветет на Кубани?
Цветочный шазам Краснодарского края
В Анапу — не только на море
30 апреля, 13:05
В Анапу — не только на море
Кипарисы озера Сукко, лестница «800 ступеней» и еще 5 отличных мест

Реклама на портале