Непотопляемый Леонид Баклицкий: история с продолжением

О Леониде Баклицком на Кубани говорят в давно прошедшем времени, в жанре "памяти товарища". Между тем экс-вице-губернатор жив, здоров и благополучно командует в Алтайском крае. В ближайшее время ему придется - и не по доброй воле - явиться в город Ейск на суд. На предстоящем судебном процессе ему отведена главная, хотя и не самая приятная роль подсудимого.

Как уже сообщалось, городской суд Ейска начинает рассмотрение уголовного дела Леонида Баклицкого, заместителя главы Алтайского края, в недавнем прошлом вице-губернатора Краснодарского края, впоследствии занимавшего должность начальника информационно-аналитического управления аппарата полномочного представителя Президента в ЮФО. Статья 285 УК РФ - "Злоупотребление должностными полномочиями", по которой возбуждено дело в отношении вице-губернатора Алтая, предусматривает наказание до 7 лет лишения свободы.

Эпизод, по которому сейчас обвиняют Л. Баклицкого, касается получения им новой квартиры в бытность мэром города Ейска. Прокурор Ейска Александр Щербинин, которому предстоит поддерживать обвинение на этом процессе, ссылаясь на служебную тайну, не сообщил никаких подробностей о "квартирном вопросе" экс-мэра, однако в Ейске этот самый вопрос почему-то вспоминается без ажиотажа. У полковника ПВО Баклицкого была квартира в военном городке, затем он ее освободил и переехал в новый многоквартирный дом на берегу моря, который достраивался при долевом участии сотрудников администрации.
- Все знали, что мэр внес личные деньги, причем официально, - вспоминает сотрудник администрации Ейска, в 2000 году работавший под началом Баклицкого. - По крайней мере, никаких слухов об этом при Леониде Владимировиче не возникало.

Справедливости ради стоит отметить, что при Леониде Владимировиче в администрации города вообще было мало сомнительных разговоров о его персоне. Мэр любил исключительно добрые слова в свой адрес. Руководители предприятий это понимали и на все лады расхваливали организаторские таланты Леонида Владимировича, благодаря которым промышленность Ейска буквально расцвела: заработали заводы, возобновились рейсы из аэропорта, начал развиваться морской порт.
Да, еще курорты! Мэр Ейска всерьез говорил о превращении курорта в международный туристический центр, и городское начальство дружно делало вид, что полно энтузиазма. Правда, критически настроенные горожане определяли прожекты термином "фигня" или еще каким-нибудь похуже.
- Не будет рентабельным курорт на холодном азовском побережье, если туда туриcты приезжают три месяца в году, пусть Баклицкий не гонит пургу! - растолковывал мне свое видение проблем случайно встреченный ейчанин летом 2000 года.

Но особое внимание властей и горожан при Баклицком сосредоточилось на тротуарной плитке и торговых павильонах. "Смотрите, какая красота!" - восхищались гости города, любуясь благоустроенными улицами. "А толку в красоте? - отвечали горожане, - воды в городе нет, вот проблема! Какой смысл мостить улицы, если водопровод прогнил и плитку все равно придется ломать?" .
В общем, до любви и гармонии власти и народа было далеко. Тем не менее, в 2000 году Леонид Баклицкий вторично избрался на пост главы города, набрав более 86 % голосов избирателей. Это результат в Краснодарском крае был рекордным, даже сам Александр Ткачев, избиравшийся одновременно с главами, получил менее внушительный результат. Это было тем более удивительно, что Баклицкий не проскакивал, как многие из его коллег, за широкой спиной "батьки Кондрата". Ейский мэр победил сам. Правда, перед выборами по городу прошли устрашающие слухи о "мобильных отрядах", тайно сформированных мэром для грязной работы - провокаций, драк, избиения и запугивания противников. Противников при таком раскладе нашлось немного, и даже говорливые ейские коммунисты притихли.

Так ситуация в Ейске целиком и полностью перешла под контроль полковника Баклицкого. Как раз в это время новоизбранный глава края А. Ткачев начал формировать команду заместителей, среди которых были и известные персонажи, и совсем невразумительные личности, которые вскоре канули в неизвестность. В числе замов оказался и Леонид Баклицкий. Он, правда, смотрелся в этой компании не совсем органично и даже, говорят, намекал в узком кругу, что Ткачеву его кандидатуру навязали из представительства Президента, а сам кубанский губернатор совсем не горел желанием видеть Баклицкого среди приближенных. Тут же возникли разговоры о "руке Казанцева", который выдвинул своего протеже Баклицкого для усиления собственного влияния на Кубани, имея в виду цель занять место Ткачева.

Тем не менее, новый вице-губернатор вскоре чрезвычайно усилил свои позиции, взяв под контроль кадровые вопросы, взаимодействие с силовыми структурами и руководство СМИ. Сейчас многие сотрудники краевой администрации вспоминают "эпоху Баклицкого" как период беспросветного ужаса - тридцать седьмой год в худших проявлениях. Вице-губернатор внушал необъяснимый страх, хотя всегда вел себя корректно, говорил тихо и не устраивал подчиненным публичных выволочек. Говорят, что Леонид Владимирович отличался болезненной подозрительностью, никому не доверял и все время опасался козней против своей персоны. Соответственно этим свойствам шефа в подчиненных Баклицкому структурах расплодились доносы, подслушивания и интриги почище тайн мадридского двора.

Поползли слухи о связях Баклицкого с криминальными структурами, которые, как в свое время в Ейске, выполняли грязную работу по заказу вице-губернатора: Баклицкий отвоевывал влияние в бизнесе и свою долю собственности. В Краснодаре заговорили о засилии "ейских". Даже сравнительно небольшие заказы, касающиеся финансирования из бюджета, не проходили мимо бдительного ока Леонида Владимировича. В одном из залов краевой администрации до сих пор стоит памятник "эпохи Баклицкого" - бело-розовая статуя Екатерины II, сильно похожая на бисквитно-кремовый торт. Известные краснодарские скульпторы недоумевали, почему к разработке проекта не привлекли авторов по конкурсу. Но о конкурсе речь не шла, поскольку статуя понравилась лично Леониду Владимировичу, и его волевым решением была водружена на почетном месте.

Масштаб деятельности вице-губернатора между тем расширялся и начал приобретать всероссийское значение. Баклицкий все чаще стал появляться в эфире федеральных телепрограмм, комментируя чрезвычайную ситуацию, сложившуюся в крае после нескольких ударов водной стихии в 2002 году. Вице-губернатор лично руководил ликвидацией последствий наводнения, держался при этом сурово и решительно, команды отдавал уверенным тоном, чем вселял в души пострадавших надежду - ситуация под контролем.
Ситуация действительно была под контролем Леонида Владимировича, и даже в гораздо большей степени, чем полагали подтопленцы. Летом 2002 года Генеральная прокуратура России заинтересовалась судьбой 170 млн. рублей федеральных денег, выделенных для строительства и восстановления жилья в пострадавших районах. Может быть, в другой ситуации и не стали бы докапываться до сути, но критическое положение, в котором оказались тысячи людей, просто кричало - где деньги? Идет зима, а людям негде жить! И тогда следствие заподозрило, что именно с ведома Баклицкого федеральные деньги зависли неведомо где, затормозив, видимо, для "прокрутки" в банковской структуре.

Уголовное дело против Леонида Баклицкого было возбуждено Южным управлением Генеральной прокуратуры 31 июля 2002 года - еще во время чрезвычайной ситуации. В октябре того же года Генпрокурой РФ в отношении Баклицкого было возбуждено второе уголовное дело по признакам злоупотребления должностными полномочиями и вымогательства, затем к этим обвинениям добавилось получение взяток и неоднократное нарушение закона при отчуждении собственности.
В этот момент звезда Баклицкого в высших эшелонах краевой власти стремительно покатилась вниз - губернатор края Александр Ткачев объявил, что Леонид Владимирович уходит со своего поста.
Дальнейшее расследование дела отстраненного чиновника велось уже без особого общественного интереса, шло ни шатко, ни валко, то прекращаясь, то возобновляясь "по вновь открывшимся обстоятельствам". По слухам, за это время он успел посидеть в следственном изоляторе ФСБ "Лефортово".

В 2003 году Леонид Баклицкий неожиданно воскрес из политического небытия, заняв должность начальника информационно-аналитического управления аппарата полномочного представителя Президента в ЮФО. Взял его на ответственную должность его все тот же Виктор Казанцев.
Однако "второе пришествие" Баклицкого продолжалось недолго. 17 февраля 2004 г. краевой прокуратурой было отменено постановление о прекращении уголовного дела в отношении Леонида Баклицкого как вынесенное преждевременно. В связи с этим Виктор Казанцев попал в двусмысленную ситуацию: его выдвиженец как находящийся под следствием не имел права допуска к секретной информации от МВД, ФСБ, прокуратуры, военной разведки, хотя по роду своей деятельности с такой информацией работать был обязан. Да и вообще, покровительство человеку, подозреваемому в серьезных должностных преступлениях, не добавляло авторитета полпреду. Говорят, именно это обстоятельство стало последней каплей, определившей отставку Виктора Казанцева.

Однако Леонид Баклицкий, удивив врагов редкостной живучестью, и на этот раз не пропал, найдя себе нового высокого покровителя - алтайского губернатора Михаила Евдокимова.

"Я был уверен, что на Кубани все о моем деле забыли. Удивительно, что в крае нет более актуальных тем, чем личность Баклицкого. Делать вам больше нечего, как вспоминать всякую ерунду", - так отреагировал Леонид Владимирович на вопрос ЮГА.ру о перспективах его судебного дела.
На самом деле история взлета и падения вице-губернатора Баклицкого не забудется еще долго - слишком сильное впечатление произвел Леонид Владимирович на кубанские властные структуры. Об истинных причинах отставки вице-губернатора едва ли когда-нибудь будет объявлено вслух, но все же можно сказать, что основных версий две: убрали, потому что заворовался, и "съели", потому что перешел дорогу неким могущественным силам.

О возможной "ревности" Ткачева к выдвиженцу Казанцева говорили многие, однако более правдоподобной представляется "экономическая" версия. Она озвучивается каждый раз по-разному, но чаще всего говорят о "мандариновой истории". Еще в бытность ейским мэром Баклицкий совместно с крупной московской фирмой задумал построить огромный перерабатывающий комплекс по производству соков. В качестве сырья предполагалось использовать в том числе и абхазские мандарины, которые должны были доставляться в Ейск морем или по железной дороге. Соответствующие договоренности с мэром Гагры были подписаны Баклицким еще в 2000 году.
Говорят, что такой расклад не устроил хозяев "мандаринового трафика", которые много лет зарабатывали на доставке мандарин автотранспортом. Как на грех, "крышей" у торговцев мандаринами работали представители неких серьезных государственных структур. В отношении Баклицкого решено было проявить принципиальность. Что и было сделано. "Военная мафия", выступив против правоохранительных структур, проиграла с разгромным счетом. Но, возможно, этот раунд не был последним.

P.S. В краевой прокуратуре выразили уверенность, что судебное решение по делу бывшего заместителя Александра Ткачева будет принято достаточно быстро. Но, разумеется, не уточнили - какое именно.


В комментариях недопустимы и будут удалены: реклама, оскорбления, мат, клевета, любые нарушения законов РФ.

Читайте также

Реклама на портале