Босиком по минному полю

- Дождливая выдалась осень, - вздохнул Петр Сергеевич. - Но оно и к лучшему, правда, Оленька?
Восьмилетняя девчушка ответила наивными киванием. Оля любила лес, а больше всего - находить яичные грибы. Вот и сейчас, пока Петр Иванович срезал зябко съежившуюся на пеньке семейку опят, Оля с горящими глазами искала желтый клад.
- Деда! Глянь, что я нашла! - высоко над головой, так чтобы Петр Сергеевич разглядел на расстоянии, Оленька держала рыже-ржавый предмет. - Какая тяжелая штуковина...

Петр Сергеевич не успел вымолвить ни слова, прежде чем прогремел взрыв...

Печальная статистика Краснодарского края погибших в резульате подрыва на боеприпасах ВОВ пополнилась еще одним несчастным случаем...

В 1996 году по рекомендации министра РФ по делам ГО и ЧС Сергея Шойгу краевой администрацией была разработана программа "Об очистке Краснодарского края от взрывоопасных предметов", согласно которой к 2005 году Кубань должна быть полностью очищена от боеприпасов времен ВОВ. По сведениям официальных источников, данная программа уже отменена по причине невыполнимости.

- Поиск взрывоопасных предметов - это слишком дорогостоящее мероприятие, - пояснил ситуацию начальник главного управления по делам ГО и ЧС Краснодарского края, генерал-майор Ефремов Петр Иванович. - Обследование одного квадратного метра земли стоит около 10 долларов. Администрации края это не по карману. Очистить всю территорию Кубани от взрывоопасных предметов просто нереально. В первую очередь, из финансовых соображений.

Согласно принятой программе, координировать работу по поиску и обезвреживанию боеприпасов должны ряд организаций: от комиссариата до комитета по памятным датам. На деле ни одно государственное формирование этим не занимается.

- Фактически в крае действует только одна саперская группа, входящая в структуру краснодарского ОМОНа, - рассказывает командир ОМОН при ГУВД Краснодарского края, полковник милиции Брюхнов Алексей Георгиевич. - Практически все обнаруженные мины, гранаты, бомбы обезвреживают наши специалисты. Целенаправленный поиск боеприпасов - это не в нашей компетенции. Саперы работают только по факту обнаружения - как правило, это заявки райотделов милиции и заявления граждан. Иногда, если позволяет время, мы обследуем близлежащие территории. Но это - личная инициатива командования. Последняя такая поездка состоялась 10 ноября 2002 года. В Крымском районе был обнаружен склад в 36 единиц. В среднем за один световой день работы в лесу мы находим от 15 до 40 единиц боеприпасов.

Но львиная доля опасных находок приходится на общественные поисковые организации. Однако, в программе "Об очистке Краснодарского края..." они отмечены последним пунктом.

- Основная цель работы отряда - поиск и перезахоронение останков неизвестных солдат, - объясняет руководитель ГУ Краснодарского краевого центра военно-патриотической поисковой работы и допризывной подготовки молодежи Грибко Андрей Олегович. - Боеприпасы - это, что называется, "издержки профессии": при каждом погибшем солдате, как правило, есть оружие, гранаты. Согласно договоренности с УВД, все обнаруженные припасы поисковики обязаны передавать милиции. За шесть лет работы мы обнаружили более 6 000 боевых единиц. Каждая из них отмечена в протоколах отряда и передана соответствующим органам.

"Соответствующие органы", в свою очередь, относятся к проблеме с сарказмом. В отделе информации при ГУВД края отметили что, "наше дело принять у населения - не нести же им найденное в "Бюро находок". Кроме того, как сообщили там же, правоохранники даже не ведут учет доставленных боеприпасов. В этой ситуации милиция лишь посредник по передаче взрывоопасных предметов от населения к саперам. И если после семейного пикника в лесу Вы оказались на больничной койке, то, по компетентному мнению, обстоятельства следует списывать исключительно на "не повезло".

Историческая справка:
Краснодарский край - одна из немногих территорий России, где интенсивные боевые действия во время Великой Отечественной войны велись весь период пребывания немецкого противника в пределах региона. Линия фронта с войсковыми пунктами питания и подвижными складами действовала длительное время и оставила потомкам богатое, но опасное наследие. При отступлении Советских частей или частей противника оставались целые склады боеприпасов.

- Известны случаи, когда зимой 1942-43 гг. противник оставлял свои позиции, бросая все боепитание, - рассказывает заведующий сектором стационарных выставок Краснодарского государственного историко-археологического музея-заповедника им. Е.Д. Фелицына Чернышов Алексей Витальевич. - Наиболее опасными по количеству захороненных со времен войны "адских машин" на территории Краснодарского края считаются Таманский полуостров, где проходила так называемая "Голубая линия", и горные районы.

Сразу после освобождения Кубани от немецких оккупантов на территории края были созданы специальные комиссии, которые занимались поиском мест расположения крупных захоронений оружия и боеприпасов. Например, в Крымском районе формировали целые бригады по расчистке полей от мин и бомб.

- Людей специально обучали саперскому делу и выгоняли на поля, - рассказывает Чернышов Алексей Витальевич. - Иначе колхозы не могли начать пахоту: под тонким слоем земли кубанский чернозем был в прямом смысле железным.

Обнаруженные крупные склады боепитания немедленно уничтожались. Но и по сей день краснодарская хроника происшествий изобилует фактами обнаружения и подрыва на боеприпасах веремен ВОВ.

В минувшую субботу в поселке Красная Поляна Краснодарского края прогремел взрыв, в результате которого пострадали три человека. Причиной трагедии послужила осколочная граната времен ВОВ, которую нашли в лесу 44-летний мужчина и двое несовершеннолетних детей...



Взрывные истории

Андрей Грибко, руководитель ГУ "Краснодарский краевой центр военно-патриотической поисковой работы и допризывной подготовки молодежи":

- Весной 2001 года команда поисковиков получила разрешение на работы на территории Кавказского биосферного заповедника. Чтобы выбить это позволение, мы потратили не один день: заповедник находится под опекой Москвы, поэтому пришлось собрать кучу бумаг, обойти массу инстанций. Но в мае 2001 года мы все ж таки выдвинулись в экспедицию. Места, где по предположению поисковиков проходили бои, находились высоко в горах и попасть туда можно только на вертолете или на лошадях. Туда нас "подбросили" МЧСовцы, а обратно мы возвращались конным ходом. И вот на одной из тропинок - из тех, что помечены флажками и служат на благо российскому туристу - лошадь зацепила копытом какой-то предмет. Это оказалась 81-миллиметровая немецкая мина. Снаряд уже прошел канал ствола, колпачок у него был свинчен. То есть мина попала в цель, но не ударилась взрывателем. В таком состоянии она пролежала более 50 лет и сколько раз по ней прошлась нога человека и лошади - одному Богу известно. Как, впрочем, и то, в какой момент она может взорваться...

Трогать боеприпас в таком состоянии строго запрещено. Мы огородили его предупредительными знаками и двинулись дальше. В районе перевала Умпырь (Мостовской район) нам навстречу попалась группа московских школьников. 30 ребятишек с двумя инструкторами уже несколько дней бродили по заповедной зоне. На вопрос, кто им разрешил проводить экскурсию в опасных местах, проводники ответили "Администрация Москвы". Столичные инструктора понятия не имели, что водят детей по минному полю. Уже несколько лет Кавказский биосферный заповедник является открытой зоной туризма.

Алексей Брюхнов командир ОМОН при ГУВД Краснодарского края, полковник милиции:

- Последний наш выезд в лес я и мои ребята запомним надолго. Тогда мы нашли и подорвали целый склад противопехотных мин, а это ни много ни мало 36 боевых единиц. И в окончании ударного трудового дня решили расслабиться. Мы знаем, что так называемые "черные археологи" выплавляют из старых снарядов тол, который неизвестно в каких целях может примениться. Приятно осознавать, что мы занимаемся нужным и полезным делом. Так вот. Все, что нашли уничтожили и с чувством глубокого удовлетворения принялись за шашлык. Оборудовали кострище, набросали дровишек. И тут один из саперов со смехом замечает, мол, все изрыли, а что под костром и не проверили. Мы шутки ради наводим металлоискатель на дровишки...Ба! А там 50-миллиметровая мина! Тогда уж не до шуток было: ведь еще пять минут и мы бы развели огонь...

"Голубая линия" (Кубанский плацдарм) - немецкая полоса укреплений, которая проходила по рекам и обоими флангами упиралась в моря (Черное и Азовское). В начале Великой отечественной войны на Черноморском побережье предполагались высадки противника. Поэтому в 1941 году было отдано распоряжение о создании укрепленной полосы в районе Таманского полуострова. Строительством занимались Советские инженерные войска. Но к концу года угроза прорыва на территорию Краснодарского края возникла со стороны Ростовской области. Необходимость в оборонительных сооружениях на Таманском полуострове отпала, их строительство приостановилось.

Позже, в период оккупации (июль - сентябрь 1942 года) немецкие войска большую часть недостроенных укреплений усилили и организовали более сильную линию обороны. "Голубая линия" была настолько хорошо укреплена и вписана в рельеф местности, что практически не имела уязвимых мест. Кубанский плацдарм вошел в историю мировых войн ожесточенными боями. В то время, когда Краснодарский край был полностью освобожден от немецких оккупантов (освободительное движение началось 1 января 1943 года), "Голубую линию" безуспешно штурмовали шесть раз в течении месяца. Огромные потери понесли обе враждующие стороны.
И только 9 октября 1943 года Таманский полуостров, а с ним и весь Северный Кавказ, окончательно был освобожден от немецких войск.