Сергей Галицкий: О счастье, шахматах и любви к Краснодару

  • Сергей Галицкий © Евгений Дудин для Forbes
  • Сергей Галицкий © Евгений Дудин для Forbes

Основатель и совладелец крупнейшей в России розничной сети "Магнит", президент и владелец ФК "Краснодар" Сергей Галицкий встретился с руководством СМИ Краснодарского края. В ходе беседы бизнесмен рассказал, на что готов тратить свои деньги, а также поделился рецептом счастья.

Сергей Николаевич, Вы – один из самых успешных бизнесменов в России. С чего все начиналось?

– С работы простым грузчиком на парфюмерном складе. Я устроился туда сразу после армии, мне очень нравилось заниматься этим делом. Вообще, я уверен, что если твоя работа не доставляет тебе удовольствия – незачем ей и заниматься.

Затем я случайно поступил в университет и на первом же курсе понял, что то, что там преподается – это ужас. Позже я написал статью в журнал "Деньги и кредит". Меня сперва пугали, что ее не опубликуют, но сверху на нее поставили печать декана и материал опубликовали.

После этого меня позвали работать в банк начальником кредитного отдела. Надо сказать, что тогда я был готов заниматься чем угодно, так как моей главной задачей на тот момент было выжить в плане финансов. Женился на втором курсе, надо было содержать семью. Конечно, тогда и в мыслях не было, что я добьюсь каких-то особых высот, я не мог до конца оценивать собственные силы.

В банковской сфере я проработал более полутора лет, потом ушел и начал пробовать строить свой бизнес, влез для этого в кредиты. Я понимал, что трудолюбивый человек добирается наверх. Но мы просто люди, а в молодости ты не понимаешь, что можешь, и все делаешь на свой страх и риск. Поэтому первые годы все было очень непросто, мне и семье приходилось трудно.

Несмотря на все трудности, сейчас Вы счастливый человек?

– Безусловно.

И теперь с вершины своего опыта скажите, как же на самом деле понять человеку, в чем его предназначение?

– Как себя найти – это очень трудный вопрос. У человека до 30 лет по-настоящему никаких мозгов нет, а выбор ему надо сделать до этого времени. Здесь не дай бог ты попадешь не туда, ты будешь хуже других в этом блоке и будешь несчастен.
Простых ответов на этот вопрос нет. Родители всегда пихают детей в модные специальности – это плохо. Как мода на имена пришла – и вся страна одинаковая. Меня часто спрашивают, хочу ли я в политику. Я отвечаю, что хочу быть счастливым человеком. Это именно то, чем я сейчас занимаюсь. Политика – это не мое...

Что, по Вашему мнению, самое важное в бизнесе?

– Логично и быстро мыслить. Это две фундаментальные вещи. И этому отлично учат шахматы. Могу подтвердить собственным примером. Надо быстрее других считать, поэтому я совершенно четко рекомендую лет пять поиграть в шахматы любому, кто видит себя бизнесменом.
Меня очень удивляет, почему этот предмет не введен в школьную программу. Ведь логике учат две вещи: математика и шахматы. Но математика – это очень сложный для детей предмет, особенно в российской школе. Любая наука им будет понятней в игровой форме, поэтому – шахматы. Мы их даже у нас в футбольной школе преподаем.

Зачем?

– Некоторые из наших воспитанников не станут футболистами, а те, кто станут, должны уметь распоряжаться своими деньгами.
Подход в школах к обучению в начальных классах – это начетничество. Мне он не нравится. Я вот помню наизусть "Бородино", хотя очень плохо запоминал стихи, но тогда это было в цене, потому что не было Интернета.
Но это начетничество надо убирать из школьной программы и не тратить время на зазубривание. Школа должна научить человека логически мыслить, а не выдавать ему большие пласты информации.

Как Вы оцениваете последние события, которые происходят в нашей стране?

– Я философски отношусь к этому вопросу. Мне, по сути, все равно, кто управляет страной. Мне никто не мешает заниматься моей школой, строить стадион, заниматься бизнесом и другими вещами. Мне важно внутри моей компании (это 250 тыс. человек) построить правильные законы. Это и есть мое маленькое государство.

Введенные санкции как-то повлияли на ваш бизнес? Как Вы вообще относитесь к "войне санкций"?

– Мое мнение – это было эмоциональной реакцией. Нам надо было по-другому вводить санкци – например, против Америки, Англии т.д., а ряд других стран просто предупредить. И поверьте, Евросоюз бы санкций против нас не принял.

Но ввели и ввели… Мы быстро переориентировались, у нас много поставок из Средней Азии, Турции, Южной Америки. Решения правительства я комментировать не буду. Выкрутимся, прорвемся.

Правда ли, что бизнес и власть неразрывно связаны?

– Я с властью никогда не был связан. Да, иногда встречаюсь с губернатором Ткачевым, обсуждаю с ним имеющиеся вопросы, рассказываю, что мы еще собираемся в Краснодаре делать. Но это бывает нечасто.

Но Вас все равно в той или иной степени касается то, что происходит в регионе. Как бы Вы могли оценить, к примеру, политику губернатора Кубани?

– В моем понимании хороший губернатор – это хозяйственник, который любит свою родину и живет здесь (а не только работает и потом улетает к семье, скажем, в Москву).

Что касается нашего губернатора, то там одни плюсы. Он местный, молодой, у него есть силы для работы. Это очень важно. Всегда, когда работаешь, есть минусы. Но такой объем передвижений, которые приходится испытывать из-за того, что край большой, дает очень большой энергетический выплеск. Это очень тяжело.
Александр Николаевич во многих вещах хорош. Он подтянутый – это важно, потому что мы должны пропагандировать здоровый образ жизни. Он, в принципе, первый придумал тот шанс, который Кубань получила в связи с Олимпиадой в Сочи. Можно по-разному относиться к сделанным инвестициям, но они были сделаны в наш край. Думаю, что лет через 5-10 мы получим очень неплохие горные курорты, которых у нас никогда не было.

То, что построено в Сочи, далось тяжело, с большими капиталовложениями, которые неизвестно когда окупятся. Но у нас появился нормальный европейский зимний курорт, которого до этого никогда в России не было. Теперь и среднему классу, и людям с доходами выше среднего не обязательно выезжать за границу для того, чтобы покататься на лыжах. Это останется навсегда.

Еще мне нравится происходящее на Кубани восстановление того, что было до 1917 года. Не все нужно, но, по моим ощущением, мы идем вперед, а не назад. Люди долгое время что-то делали в этом городе, а потом пришли менее образованные, менее чтящие свою историю – и все зачеркнули. Это было плохо. А то, что сейчас лучшее восстанавливается – это правильно.

Я бы не хотел меда наливать, но то, что от правления нынешнего губернатор плюсов больше, чем минусов, это факт.

Не обижаетесь, когда Вас называют олигархом?

– Я глубоко убежден, что ругательная форма слова "олигарх" связана с тем, что первая полоса людей, которые занимались бизнесом, получила большие куски собственности достаточно странным способом.

В мире нигде богатых не любят, это нормальное явление. Но мы должны понять одну вещь: без частной инициативы, без частного предпринимательства мир не будет развиваться, потому что государство само ничего не придумывает. Придумывают конкретные люди, начиная от кирпича и заканчивая ядерными ракетами. Если мы не будем поощрять человеческие инициативы, если будем постоянно держать всех в рамках, то результат не превзойдет ожидания.

Мы не должны идти против человеческой природы. Человек всегда пробует добиться успеха от того, чем он занимается, это нормально. Не думаю, что у человека задача в жизни, чтобы его любили все вокруг. Задача у человека – родиться и прожить жизнь счастливым. И когда у меня спрашивают, почему я не уезжаю отсюда и все прочее, я отвечаю, что счастлив на этой земле.

У Вас никогда не было желания уехать жить за границу?

– Я хочу жить на той земле, на которой родился. Я знаю этих людей, я вырос с ними.

Мне кажется, это достаточно странное желание: заработать достаточное количество денег и уехать за границу. Там совершенно другие люди – не лучше и не хуже, просто другие. Поэтому мне кажется, что желание эмиграции идет от незрелости и от того, что Россия долгие столетия была жестким государством. Поэтому люди планируют и уезжают.
Права собственности никогда не были незыблемыми в России, и с этой стороны Кубань всегда была очень консервативной: отсюда белые последними ушли, красные последними ушли… Это связано с тем, что люди здесь жили более-менее зажиточно, поэтому они очень ценили то, что они имели, и природу, и климат.

Здесь очень трудолюбивый народ, который с помощью своего труда добился многого. У меня такая же ментальность, поэтому я никогда не хотел навсегда уехать из России. Да, я езжу за границу иногда отдыхать, потому что для отдыха богатых людей там есть более комфортные условия. Иногда хочется отдохнуть от полученного внимания. Но сам вопрос о том, чтобы не жить в крае, я никогда не рассматривал.

Вам комфортно жить и работать в Краснодаре?

– Я немного домосед и практически не путешествую по России. Но точно могу сказать, что для меня Краснодар – самый комфортный город России. И не потому, что я тут живу.

Для меня очень важен климат, ментальность. Да, мне не нравится архитектура нашего города. То, что делается в архитектуре, это безобразие, сейчас все это увидели. Были девяностые, до этого коммунисты что попало строили, но думаю, что потихоньку этот процесс устаканивается. Мы действуем как нормальное, правильное государство, которое готовится не к войне и миру, а просто занимается своей жизнью.

Если честно, в России мне больше всего не нравится то, что мы можем гордиться лишь несколькими городами – Москва, Санкт-Петербург, Казань и сейчас, может быть, Сочи. Это неправильно. Мы должны всю энергию направлять на то, чтобы улучшать обустройство наших городов. Но я надеюсь, что проведу всю жизнь здесь. Я цепляться буду до последнего, чтобы жить в России.

Если вы так привязаны к Краснодару, почему бы Вам не баллотироваться в мэры, например?

– Когда я дострою стадион, я собираюсь каждый год выделять средства на улучшение городской инфраструктуры. Но мне не надо для этого становиться мэром. Палец на отсечение даю – этого не случится.

Я хочу оставаться счастливым человеком. Я не хочу брать на себя такую ответственность, у меня и так ее слишком много. И потом, народу не нужно терять человека, который умеет зарабатывать деньги и вкладывает их в город.
Спасибо, если люди в меня верят, но они должны понять: то, что я делаю, я делаю только потому, что сам так хочу. И всем будет хорошо от того, что я останусь свободным предпринимателем.

Политик не может всегда говорить то, что думает. Это для меня также неприемлемо. Зачем мне, имея столько денег, накладывать на себя такие ограничения? Мне достаточно того, что у меня есть. Если ничего со мной не случиться, я буду тратить деньги на город, потому что я так хочу.

В России успешные бизнесмены часто идут в политику…

– Потому что в России принята социальная ветвь: рабочий – менеджер – хозяин фирмы – политик. Такая образная иерархия, что, в принципе, совершенно неправильно.
Мне нравится позиция Европы в этом вопросе. У меня там есть приятель, который гордится, что у него отец был булочником. И он сам булочник. Он любит свое дело, это его гордость. У нас же надо по этой пищевой цепочке обязательно забраться наверх. Это неправильно.

На что именно в ближайшее время пойдут ваши средства?

– Сейчас мы строим стадион. Рядом со стадионом я сделаю парк на 20 гектаров. Перед офисом мы просто сажаем деревья, укладываем плитку и ставим лавочки, а туда я пригласил хороших архитекторов. Я хочу сделать там открытый зимний каток, чтобы он держался и при минусовой и при легкой плюсовой температуре.

У меня есть в голове строительство школы, и губернатор сказал, что даст мне для этого место. Да, это будет больше школа для богатых, но мы должны не только для бедных строить. 70% там будет учиться за деньги, 30% бесплатно. Или 50 на 50, не знаю еще. Часть детей будет из богатых семей, которые за учебу будут платить. Я отдам школу потом муниципалитету и знаю, что с ней будет через 5-6 лет, поэтому ей необходима поддержка.
А часть талантливых детей будет учиться бесплатно – правда, я пока не знаю, как их разделять. Это будет такой некий баланс.
Я знаю, что многие богатые люди своих детей из Краснодара увозят частично за границу учиться, а это надо прекращать. Мы можем бесконечно говорить, что у нас все равны, но они тогда будут продолжать увозить.

Я примериваюсь еще и к некоторым другим программам. Не хочу их пока сильно озвучивать, потому что потом может не получиться. Есть еще многое, что я готов сделать для города, но еще год еще моя энергию и деньги будут идти на стадион.

Может, решите и инфраструктурные проблемы города?

– Нет, вопросами дорог и канализации должна заниматься власть. На это идут наши налоги, власти должны нести ответственность. Задача бизнеса – помочь при желании и возможности.

С властью надо разговаривать, и роль СМИ в таких разговорах очень важна. Смелость города берет. Например, нам рассказывают про перенос железной дороги за пределы города. Понятно, что мы до реализации этого проекта не доживем, но, может, хоть внуки наши доживут. Нас же так учили: жить и работать ради внуков. А это неправильно, пусть то поколение само о себе думает.

Все пробки в городе от того, что у нас есть три "бутылочных горла": возле ЗАГСа, стадиона "Кубань" и Северных мостов. Проблему могут решить железнодорожные переезды. Да, вопрос сложный и требует много сил, но он решаем. Три переезда даже работали, мы сами перестали ими пользоваться.

Помочь мы можем с рабочими местами. Например, сейчас хотим построить 14 производств продуктов питания одним технопарком, это даст новые рабочие места. А то сейчас столько жилья построят, люди в город приедут, а работы может на всех и не хватать.

Назовите Вашу самую безумную трату, не связанную с бизнесом?

– Наверно, слово "безумная" здесь не подходит, ведь это должна быть слишком большая сумма. Вы же понимаете, что для меня купить дорогие часы или автомобиль – это не безумная трата. Поэтому пока я не сделал ее. Думаю, что это меня ждет.

Однако Вы тратите огромные деньги на покупку футболистов для ФК "Краснодар"...

– Футбол – дорогой вид спорта. Да, это большие средства. И мы часто совершаем ошибки по цене, по контракту. Например, Пицелли – хороший футболист, но у нас не заиграл, мы его неплохо продали в Казахстан.

Вопрос не в цене, а в качестве футболиста. Сдуру можно кучу денег истратить, вопрос – подойдет ли он тебе.
Мы будем усиливаться, но пока не видим позиций, подходим к вопросу аккуратно и никогда не будем покупать футболистов по 40-60 миллионов. У меня работают 250 тыс человек, это было бы неправильное отношение к людям, хотя свои деньги я могу тратить, как хочу, но мы должны быть в балансе.
Небольшой излишек революционной крови, который есть в нашей народе, есть во все всем. Мы некоторые вещи делаем с фанатизмом, у нас не хватает внутренних самоограничений. И если мы по 60 млн будем покупать футболистов – это будет значить, что у меня нет самоограничений, и я не очень уважительно отношусь к людям, которые живут в этом городе.

Есть ли в вашей жизни простые человеческие радости?

– Я – обычный человек. Люблю вкусно поесть, могу посмотреть хорошие сериалы. Но только позитивные. Все, что связано с мертвецами и ужасами – это не для меня. Очень люблю гулять по улице Красной в Краснодаре. Одним словом, я стараюсь, чтобы моя жизнь состояла из простых радостей.


Обсудить

В комментариях недопустимы и будут удалены: реклама, оскорбления, клевета, любые нарушения законов РФ.

Читайте также

Реклама на портале