Зачем оставаться после спектакля? К премьере «Нудистов» в краснодарском «Одном театре»

В 2020 году «Солянка» стала первым независимым проектом, выигравшим национальную театральную премию «Золотая маска» за «Лучший спектакль в современном танце». Вскоре после этого лауреаты решили перебазироваться из Кирова в Краснодар — это оказалось относительно несложно с учетом того, что коллектив составляют два человека: Мария Николаева (создатель и продюсер проекта) и Полина Глухих (танцевальный художник, артистка).

4 июня «Солянка» представит в «Одном театре» свою первую премьеру, сделанную в Краснодаре — спектакль-рефлексию «Нудисты». В преддверии этого события Юга.ру поговорили с Марией и Полиной об их постановках и о современном танце в целом.

Почему вы решили переехать в Краснодар?

Мария: «Мы — художники независимые. И локация не имеет особого значения для нашей работы. Поэтому мы решили оттолкнуться от собственных ощущений и понять, где нам будет более комфортно».

Полина: «В средней полосе России, откуда мы переехали, девять месяцев в году зима и слякоть...»

Мария: «...Там темно, там регулярно идут дожди. Поэтому мы выбрали место поближе к морю, к солнцу — Краснодар».

Но ведь здесь уже есть танцевальная компания «Воздух», с которой, к слову, вы в 2019-м были номинированы на «Золотую маску» в одной категории. Готовы к конкуренции?

Мария: Конкуренция — это уже спорт, а не искусство. Мы не соревнуемся, кто лучше, мы абсолютно разно идентифицированы в этом поле. Современный танец многогранен, это метафора сегодняшней жизни, он способен охватить любой её аспект. У «Воздуха» своё видение, у нас — своё.

Полина: Мы с девчонками из «Воздуха» давно знакомы, отношения у нас обычные, человеческие.

Мария: Я бы даже сказала, дружеские. Когда мы пересекаемся, то нормально общаемся, пьём пиво [смеется].

Спектакль «Нудисты» вы сделали по итогам шестимесячной лаборатории. Как это происходило?

Мария: В ноябре прошлого года мы решили собрать для этого проекта людей самого разного бэкграунда: и таких, кто имеет движенческий опыт, и тех, кто абсолютно не связаны с танцем, йогой и тому подобным. Собралась лаборатория из 15 человек 17-36 лет. С ними мы погрузились, копались, занимались. В итоговом спектакле принимают участие 9 человек.

Нашим основным методом была импровизация. Если задача поставлена чётко, импровизация всегда позволяет увидеть уникальный опыт человека. А с непрофессионалами работать всегда интересно, потому что у них нет представлений о том, что и как лучше выражать. Получается самобытно и круто.

Полина: Мы хотели за полгода из этих людей сделать танцевальную компанию, которая представит на сцене по-настоящему профессиональный продукт. Думаю, мы справились: всех уравняли в возможностях, у каждого использовали те ресурсы, которые у них имелись в плане тела, психики и так далее. К примеру, у кого-то выразительная речь и человек сильно погружается в задачу, не закидывая ногу за ухо, а другими методами. К моменту премьеры все актеры вышли на свой максимум в плане возможностей — в этом и была цель.

Какую историю рассказывает спектакль «Нудисты»?

Полина: «Нудисты» — это бессюжетный спектакль. Это реальные истории участников. Их опыт, переживания.

Мария: И всё уложено в этюдные работы. Спектакль не имеет какой-то логической цепочки, это, скорее, коллаж на объёмную и очень актуальную сегодня тему — наше тело.

Полина: Темы наших спектаклей всегда рождаются в общем диалоге. Вот это круто, а вот это бесит — давайте об этом говорить. Первые три месяца лаборатории мы общались и тема спектакля «Нудисты» вышла сама собой.

Мария: Когда возникает движенческий «затык», мы сразу приходим к этой теме. Потому что это не из-за отсутствия навыка, это просто в теле. Человек танцует-танцует, а потом не танцует. Почему? Что не так? Да вроде всё так. Только что ведь танцевал. А тут что-то берет и слетает. Даже танцовщики, которые с детства, с трёх лет работают со своим телом, зачастую многого про него не знают. Не говоря уже об обычных людях. Эти тонкие материи, причинно-следственные связи, почему так происходит, мы и попытались раскрыть в спектакле.

Полина: Как принимать и любить своё тело? Как избавиться от оценки и просто сделать себя счастливее? Как найти здоровые отношения с собой без перегибов и перекосов в разные стороны? Именно этот посыл и несет наш спектакль.

Для чего вы после каждого спектакля устраиваете обсуждение со зрителями?

Мария: Одной из целей нашего проекта всегда было разрушить штамп, что современный танец непонятен. Ещё недавно это был модерн.

Полина: Спектакли строились на технике.

Мария: Получалась такая абстрактная история. Люди на это приходили, смотрели и говорили: «Ничего не понимаю, наверное, contemporary dance — не для меня». Но сейчас этот жанр сильно трансформировался. Современный танец теперь доступен для всех, это не что-то абстрактное и непонятное, это мы с вами. Мы рассуждаем на актуальные темы, неважно, 60 тебе лет или три года.

Все наши спектакли не взяты из воздуха, мы говорим о том, что мы переживаем и чувствуем сегодня. Мы подпускаем к сокровенным историям незнакомых людей — и как с ними после этого не поговорить?

Мы стараемся сломать непонимание, и для этого обсуждения после каждого спектакля необходимы. Многие считывают только поверхностный слой, но при этом у них где-то интуитивно закрался какой-то вопросик — его можно задать и получить ответ от нас.

Полина: Опять же, люди хотят услышать, нормальна ли их реакция на то, что они увидели в спектакле. Получается своего рода психотерапевтический сеанс. Если бы не было обсуждения после спектакля, то оставалась бы какая-то недосказанность.

Мария: Я не знаю, после пандемии это или нет, но люди стали более грамотными психологически. Начинают уделять время психотерапевту, не просто скидывать проблемы и терпеть. Постепенно освобождаются, выбирают самоанализ, как модель жизни.

К нам на спектакли приходит аудитория самого разного возраста, что очень радует. На прошлом показе «Лилит» более половины аудитории было старше 50 — это так круто! Для них это не какая-то непонятная фигня или шоу. И самое крутое, что мужчины стали ходить и обсуждать.

Полина: В Краснодаре было четыре показа «Лилит», каждый раз с разной публикой. Мне показалось, что равнодушным не остался никто, все уходят хотя бы чуть-чуть задетыми за живое.

Мария: Рефлексия очень важна. Кстати, «Нудисты» — это «спектакль-рефлексия». Мы долго думали, как его коротко обозначить, ведь это не dance-спектакль и не перформанс. Именно возможность поразмышлять о себе по мотивам увиденного, так что обсуждения после спектакля — обязательная часть.

Каково это — выиграть «Золотую маску»?

Мария: Откровенно говоря, «Золотая маска» — неоднозначный фестиваль. Он статусный, мощный, масштабный, и поэтому там всегда какая-то политика, которая со стороны может даже казаться абсурдом. До какого-то момента они номинировали на победу только крупные государственные театры. И когда появилась номинация «современный танец», их выбор лауреатов постоянно вызывал вопросы: по моим представлениям, наш жанр далеко ушёл от того модерна, от того традиционного понимания, что предлагает нам «Золотая маска».

Тем не менее, у меня, как у создателя, продюсера, политика продвижения такова, что заявки надо закидывать всюду, куда только возможно: и организаторам мини-фестивалей, и на «Золотую маску». Так что для нас подарком была уже сама номинация. Ну а когда получили, ощущение было, что случилась революция. Или эволюция: впервые за 26 лет фестиваля премию, причем в такой мощной номинации — «за лучший спектакль», дают независимому провинциальному проекту из двух человек.

Полина: Да еще и за моноспектакль! Хотя у меня было чувство, что мы победу заслуживаем. И оказалось приятно узнать, что не только я так считаю. Я в момент после объявления результата ощутила, что это шаг вперёд для всего сообщества современного танца.

Мария: Что это премия для всех, кто как и мы, занимается современным танцем, постоянно ища какие-то залы, кочуя по всей стране для того, чтобы показывать своё творчество.

Ведь для очень обширной аудитории «Золотая маска» — гарант качества. Как наклейка «Ревизорро», свидетельствующая, что всё проверено, кухня классная и туда можно идти. Ты представляешь маленькое сообщество, которое ещё и разбросано по стране: кто что может, тот то и делает своими силами. И тут ты такой, раз — и захватываешь новый слой аудитории, людей, которые раньше не знали о независимых проектах и привыкли к очень большими структурам типа Большого театра или Театра Станиславского.

Шашлык и опера
17 сентября, 17:12
Шашлык и опера
Фото и видео с презентации книги «ЕДОДОЙ!» в Краснодаре
ФК «Краснодар» закалил свой дух победой в Чечне
Вчера, 16:25
ФК «Краснодар» закалил свой дух победой в Чечне
Спортивный журналист Артур Каратай анализирует победу над ФК «Ахмат»