Кубанский казачий хоррор

Юга.ру попытались представить, как изменились бы сюжеты известных фильмов жанра «ужасы», если перенести место действия в Краснодарский край XXI века.

Все персонажи полностью вымышлены, а совпадения с реальными людьми и событиями абсолютно случайны. При написании сценариев ни одно животное сильно не пострадало. Антиковидные нормы и инклюзивность соблюдены в нужном масштабе. Приятного прочтения!

«Кошмар на улице Красной»

Май 2003 года. Губернатор Кубани Алексей Ткаченко в гневе покидает заседание исполкома регионального отделения КПРФ. Его только что исключили из партии — едва только узнали, что он идет на перевыборы по списку «Единой России».

В ту же ночь Ткаченко с криком пробуждается от кошмарного сна. В этом сне он долго и мучительно убегает от какой-то лысой мумии, которая в итоге его настигает и торжествующе замахивается серпом. Невероятным усилием воли губернатору удается проснуться за миг до гибели, которая, как он теперь твердо уверен, тут же приключилась бы с ним и наяву.

Этот кошмар начинает сниться Алексею Никаноровичу регулярно. Ловушки злобной мумии всё коварнее, проснуться и спастись всё сложнее — и вследствие хронического недосыпа дела реального мира тоже выходят из-под контроля. Вот губернатор собирается подписать указ о строительстве в Щербиновском районе элеватора, но рука соскакивает, и в итоге получается надпись «казино», но теперь уже поздно идти на попятный. Потом ему повсюду начинает мерещиться чума — то птичья, то свиная. Лабораторные анализы раз за разом ничего не выявляют, что, с одной стороны, хорошо. С другой — немного неловко перед фермерами, которых после каждой такой тревоги заставляют пустить под нож всё поголовье. Но профилактика есть профилактика!

Конфуз выходит и с речью для жертв наводнения в Крымске, которая написана от всей души (на репетиции плакала половина крайсовета). Пылко и сердечно декламируя ее пострадавшим гражданам, губернатор скользит взглядом по лицам крымчан. Среди восхищенных лиц он вдруг замечает лысину и гадкую ухмылку мумии — и просыпается прямо посередине реплики «Нескончаемой болью в моем сердце сидит понимание, что мы каждого должны были обойти», по инерции дочитав ее до конца публике из реального мира.

Избавление приходит нежданно-негаданно — на церемонии открытия сочинской Олимпиады. Вконец измотанный Ткаченко отключается прямо на трибуне для первых лиц. По удивительному совпадению, в ту же секунду в соседнем кресле засыпает премьер-министр. Кубанский губернатор просыпается отдохнувшим, полным сил — и с пониманием того, что мумия ушла от него навсегда. Но куда же делся монстр из снов? Это вы узнаете из сиквела, который получил рабочее название «Кошмар, но вы держитесь».

«Кладбище домашних животных»

Скульптор Пчелий Валерин в своей студии пробует себя в жанре абстракции. Но стоит только снять крепления с изваянной на пробу статуи, как она разваливается на части. Словно в замедленной съемке, скульптор видит, как самая верхняя часть — увесистый бронзовый брус — звонко припечатывает к земле всеобщих любимцев художественного комбината — пару милых дворовых псов. Все бегут спасать собачек, но, когда металл наконец удается откантовать прочь, те уже выглядят бесповоротно умершими...

Скульптор чувствует персональную вину перед погибшими собаками и решает хотя бы похоронить их красиво. Долго бродит по Всесвятскому кладбищу, пока одна из полянок не кажется ему идеально подходящей для собачкиных могилок.

Придя к художественному комбинату наутро, Пчелий застает коллег в панике. Ему указывают на собачью будку — оттуда как раз на переломанных лапах кое-как выковыливают те самые дворняги, которых он вчера своими руками закопал. А ведут себя собаки еще хуже, чем выглядят: уборщицу, что попыталась их погладить, приходится везти даже не в травматологию, а в реанимацию.

Поэтому вызвана служба по отлову опасных животных. Истрачены все запасы дротиков с транквилизатором — а собакам хоть бы хны. «Вот, значит, как?» — возмущаются работники очистки и бросаются в рукопашную атаку. И вот собаки втиснуты в клетки, клетки погружены в фургон, а сильно потрепанные, но довольные звероловы выписывают счет: «А вот этот пункт я вычеркиваю. Денег за утилизацию мы с вас не возьмем — сожжем этих псов за счет фирмы».

Однако на следующее утро обе дворняги снова на своем привычном месте: переломанные, в жутких ожогах — и еще более злые. Ни один телефон службы отлова не отвечает. С этого момента весь комбинат занят исключительно попытками избавиться от четвероногих зомби. Но наутро те всегда возвращаются — до того, как Валерину приходит в голову одна идея.

Финальная сцена: на углу Красной и Мира торжественно открывают монумент «Собачкина столица». Рады чиновники, рада публика, вроде как и скульптор тоже рад — но то и дело подходит посмотреть, нет ли где трещины в литье.

Сцена после титров: перед политехом торжественно открывают скульптурную группу «Шурик и Лидочка». Рады чиновники, рада публика, вроде как и скульптор тоже рад — но то и дело подходит посмотреть, нет ли где трещины в литье.

«Я знаю, что вы сделали прошлой зимой»

23 февраля 2014 года. Торжественная церемония закрытия Олимпиады в Сочи. Нашим атлетам только что удалось перевыполнить самые смелые планы и завоевать аж 11 золотых медалей. Это означает победу в медальном зачете среди стран-участниц — впервые с советских времен. Вся Россия счастлива! И только сами чемпионы выглядят как-то угрюмо, словно что-то их тревожит.

Титр «Прошел год». По олимпийской тренировочной базе в Красной Поляне взволнованно мечется самый главный среди всех сочинских чемпионов — лыжник, который выиграл заключительную гонку Олимпиады и тем самым принес России победу в медальном зачете. Он одного за другим обзванивает остальных золотых медалистов. Выясняется, что абсолютно все этим утром получили идентичные электронные письма неизвестно от кого. В этих письмах на ломаном русском написано: «Я знаю, что вы сделали прошлой зимой».

Вскоре все в сборе и обсуждают, как быть. Кто-то предлагает признаться и покаяться. «Русские не сдаются!» — хором отвечает квартет биатлонистов. Получивший российское гражданство специально к Олимпиаде корейский конькобежец предлагает хитроумный и надежный план спасения. Однако корейского языка тут никто не понимает.

В итоге принято решение придерживаться испытанной стратегии — положиться на авось. Но что-то идет не так. И вот в мировой прессе начинают появляться скандальные разоблачения, присланные тем же самым анонимом. Первым опозорен лыжник: его уличают в приеме допинга при помощи постыдных махинаций с, не к столу будет сказано, мочой. Не успевает Россия толком оправиться от известия о том, что у нас отняли золото и теперь в медальном зачете Сочи лидируют опостылевшие норвежцы, как мы теряем второго чемпиона — саночника (точнее, скелетониста). Улики, опубликованные таинственным мстителем, мало того что неопровержимы — они еще и делают посмешище из нашей великой страны.

После того как золото отнимают еще и у бобслеистов, фигурист Евстигней Шлюпенко предлагает попробовать колдовской ритуал, который всегда помогает его супруге в особо сложных случаях. Ритуал таков: жабу-альбиноса, свежие ростки бодун-травы и горсть земли с могилы сиамского близнеца нужно перемолоть в ступке (в блендере тоже можно, уточняет Евстигней), а потом в особый, волшебный час подать данный комплект документов в Московский городской суд.

Бобслеисты делают, как сказано, и получают на руки судебное решение о том, что теперь они «олимпийские чемпионы на территории РФ». Поначалу все в недоумении, но вскоре выясняется, что вызванные ритуалом силы еще только принялись за работу. И вскоре одно за другим решения в нашу пользу начинает принимать самый главный в мире спортивный суд. Из Швейцарии повелевают вернуть нам сначала одно золото, потом второе — на этом, правда, сила ритуала иссякает. И всё равно вся Россия радуется. На этот раз вместе со всеми улыбаются и чемпионы Олимпиады. Особенно Евгестигней Шлюпенко, которого качают на руках за то, какая смекалистая у него жена.

Финальная сцена: команда биатлонистов дружно сидит в шезлонгах на берегу теплого океана. Внезапно у всех четверых синхронно сигналят телефоны. Каждому пришел один и тот же мейл на ломаном русском: «Я всё еще знаю, что вы сделали прошлой зимой».

«Дворец в лесу»

Отряд блогеров-антикоррупционеров тайком крадется по природным красотам города-курорта Геленджика. Цель ребят — снять такое видео, чтоб держалось в топе ютюба неделями, а в идеале — месяцами. Но для этого хорошо бы отыскать некий таинственный дворец, который, как говорят легенды, олигархи построили для президента, чтобы тот не уволил их из олигархов.

На том самом месте, что указал каторжанин-эколог, и впрямь отыскивается дворец. Колоссальных размеров здание выглядит заброшенным: охраны не видно, ворота распахнуты настежь, да и внутри, как вскоре выясняется, нет ни мебели, ни даже отделки. Отряд долго идет по анфиладе залов, которые различаются между собой разве что рисунком плесени на стенах. Но вдруг все видят огромную стальную дверь, закрытую на цифровой замок.

Разгадать код оказывается несложно: оказывается достаточно просто выставить все крутилки на нули. Дверь плавно открывается, а за ней — не то музей, не то сокровищница!

Вокруг столько всего, что глаза разбегаются. «Тут позолоченный ёршик для туалета! — восторженно кричит один из ребят, хватается за свою находку и удивленно добавляет: — А весит, как из чистого золота...» В этот момент в воздухе появляется фекальный аромат, сначала он едва уловимый, но вскоре усиливается до такой степени, что все отвлекаются от изучения сокровищ, начинают переглядываться... И тут в зал с топотом вваливается толпа монстров, которые выглядят, словно слеплены из глины, а пахнут так, что сразу ясно: это вовсе не глина.

Монстры набрасываются на антикоррупционеров, которые в панике разбегаются кто куда. Почти все гибнут, и лишь двоим удается протиснуться в какой-то вентиляционный канал. Они долго ползут незнамо куда и вдруг оказываются над чем-то вроде диспетчерского пункта. Из разговоров диспетчеров становится понятно, что дворец только прикидывается заброшенным. А на самом деле в скале под ним вырублен штаб для особого отдела ФСБ, специально созданного, чтобы придумывать и тестировать изощренные казни для оппозиционно настроенных активистов.

Жажда мести неукротимо вскипает в выживших блогерах. Улучив момент, они устраивают короткое замыкание в самом важном пульте — и вокруг воцаряется хаос, погибель и разрушение! Летят ракеты с непредсказуемой траекторией, ножи вонзаются в спины, с потолка начинают хлестать потоки вязкого грунта — как будто бы этажом выше прорвало целую комнату грязи.

А блогеров подхватывает поток соленой воды — и выносит наружу. Чудом балансируя на верхушке струи фонтана, ребята наблюдают, как дворец валится в тартарары. «Как думаешь, мы спасемся?» — спрашивает один. Другой отвечает: «Ни единого шанса. Откуда, по-твоему, берется такое количество воды?» И показывает в сторону берега. А там... Черное море мелеет прямо на глазах пугающими и невероятными темпами. Тот, кто спрашивал про возможность спасения, застыл в ужасе. Он вспомнил, что воды в Черном море — это лишь верхний слой в 100 метров. А под ним — губительный для всего живого сероводород. Миллиарды тонн сероводорода под давлением.

«Солнцестояние»

Московскую студентку-антрополога Настю отчисляют из университета после того, как она отбыла 15 суток ареста за участие в митинге оппозиции. Ее новая подруга Илона, с которой они познакомились в спецприемнике, приглашает Настю развеяться в свою родную Тамань: море уже теплое, туристов еще мало.

На первой же прогулке после приезда Настя видит вывеску «Атамань», которая сначала ее забавляет. Но потом она видит рифмованное объявление «Сегодня у нас фестиваль и гуляния в честь атаманского Солнцестояния» и загорается идеей сходить туда — это интересно ей хотя бы с профессиональной точки зрения.

«Какой фестиваль? Ты серьезно? На море лучше пойдем!» — пытается возражать Илона, но не тут-то было.

На территории Атамани девушек встречает статный добрый молодец. Он подносит им по чарке, приговаривая: «Обычаи древних мы уважаем, на входе гостям самогон наливаем». Настя пьет через силу: напиток теплый, ужасно крепкий и воняет какими-то грибами. На вопрос, из чего самогон, добрый молодец отвечает широченной улыбкой, пожалуй, даже неестественно широченной, разве человек физически способен так растягивать мышцы губ? И почему так солнце печет-то? Они тут серьезно называют такую погоду «июньской прохладой»? И почему декораторам НАСТОЛЬКО наплевать на историческое соответствие? Сами-то верят, что это хоть немного похоже на настоящую станицу? И какого войска эти казаки вообще? Так никто никогда не одевался. И куда подевалась Илона? И почему мне не дают просто спокойно посидеть под деревом, чтобы немного прийти в себя от этой вашей жары? Ладно, допустим, прямо сейчас уже не так жарко. Но в таком случае, когда это успело стемнеть? И почему обязательно начинать свои хороводы именно вокруг меня? И когда это я успела всё это на себя надеть? И с чего они решили, что я за ними пойду? И с чего они решили, что я это буду есть? И кто такую еду гостям подает-то, а? Ноготь-то могли бы из тарелки и вынуть! Или если ноготь с маникюром, то получается парадное блюдо, да? Хм-м, прикольно: маникюр, как у Илоны.

Лента новостей

Блеск стали и березы из стереотипов
15 июня, 13:18
Блеск стали и березы из стереотипов
Где в Краснодаре найти современную скульптуру
Почему электросамокаты стали проблемой и как ее решить
11 июня, 14:51
Почему электросамокаты стали проблемой и как ее решить
Что говорят власти и пользователи
Фрукты и ягоды прямо под ногами
10 июня, 11:35
Фрукты и ягоды прямо под ногами
Что можно съесть в частном секторе Краснодара

Реклама на портале