Илья Островский: О безумствах, стыде и о конце KUBANA

За 5 лет существования фестиваль KUBANA достиг таких масштабов, о которых организаторы и не мечтали, когда задумывали это мероприятие. Численность аудитории, приезжающей насладиться жизнью на Полуострове Свободы, увеличивается с каждым годом с геометрической прогрессией, равно как и величина звезд, выходящих на сцены под южным небом.

KUBANA-2013 пройдет с 1 по 7 августа в станице Благовещенской, куда соберутся такие звезды мировой величины, как System of a Down, The Prodigy, Bloodhound Gang, Guano Apes, Infected Mushroom, Scooter, Enter Shikari, Misfits, Skillet, The Subways, Bullet For My Valentine, Ska-P и многие другие. 

На недавно прошедшей ярмарке событийного и молодежного туризма Russian open Event Expo, организованной Министерством культуры РФ и Департаментом туризма при министерстве, рок-фестиваль KUBANA был назван лучшим мероприятием России в области событийного туризма в номинации "Молодежные события". Это говорит о признании значимости фестиваля не только многочисленными посетителями, ожидающими с нетерпением те несколько заветных дней лета.

Заправляет жизнью на Полуострове Свободы бессменный команданте – продюсер KUBANA Илья Островский. В преддверии очередного праздника лета он рассказал порталу ЮГА.ру о том, какой будет юбилейная KUBANA, чего не хватает российским фестивалям и какой ценой промоутерам достаются хэдлайнеры.

Каждый год KUBANA преподносит своим гостям все больше и больше сюрпризов. Чего ожидать в этом году?

– Вопрос широкий, конечно. В первую очередь, ожидать моря – в прямом его смысле. А еще моря улыбок, моря музыки, моря солнца, хорошего настроения, людей. Короче говоря, KUBANA – море всего!

Новые сцены, новые культурные жанры, новые исполнители, куча разных  активностей для участников фестиваля. В этом году на KUBANA очень расширится культурная программа. У нас состоится эксклюзивный эксперимент – полноценная театральная постановка панк-оперы Эмира Кустурицы "Время цыган" по одноименному фильму на отдельной сцене с огромным количеством декораций.
Также впервые в Россию приезжает венгерский цирк ReCirquel, который специализируется в т.ч. на выступлениях на крупных опен-эйрах Европы.
Будет, скорее всего, несколько маленьких сцен с какими-то небольшими активностями – танцевальных, лаунжевых. И еще много-много всего, вкратце сложно рассказать.

В этом году фестиваль переезжает на новое место. Только вроде бы наладилось все с инфраструктурой в Веселовке, и тут вдруг вы решаете переехать. Почему?

– Все, что строится на фестивале KUBANA – это временные конструкции, которые могут переезжать куда угодно в любой момент. Да, действительно, Веселовка была в какой-то степени уже привычна для наших посетителей, но в последний год площадка работала на пике своих возможностей: палаточный лагерь был заполнен более чем на 95%, концертная зона более чем на 80%. Сложно предположить, что бы было, если бы приехало большее количество людей. 

Нам хотелось предоставить людям самые разные варианты проживания и более удобную транспортную доступность, а всем этим как раз и обладает Благовещенская.

Часто на собеседованиях какие-нибудь специалисты по персоналу задают вопрос: как вы себя видите через 5 лет. Если бы в то время, когда фестиваль только задумывался, Вас спросили, какой Вы видите KUBANA через 5 лет, был бы ответ похож на то, что по факту получилось сейчас?

– Нет, однозначно нет. Более того, я бы никогда в жизни не поверил, если бы мне 5 лет назад сказали, что KUBANA станет тем, чем она стала сейчас. Когда мы делали первый фестиваль, у нас вообще не было никаких долгоиграющих планов. Я не исключал, что этот проект будет разовым. И только успех первого же года дал понять, что есть смысл двигаться куда-то дальше. И мы двинулись, причем очень быстрым, хорошим темпом.

А что можете сказать о дальнейшей судьбе фестиваля?

– Очень сложно предугадать. Каждый год я думаю, что не совсем понимаю, как сделать следующий фестиваль лучше предыдущего. Так я думал и в 2011-м, и в 2012-м. Тем не менее, мы находим эти возможности, и с каждым годом KUBANA становится все лучше.

Тем более, что даже в плане хэдлайнеров у вас получается перепрыгнуть себя каждый год. Сложно ли даются приезды таких супер-звезд? Ведь наверняка для них это не только вопрос денег.

– На сегодняшний день это для KUBANA совершенно не сложно, потому что фестиваль уже знают за рубежом. Все артисты, менеджеры, агенты между собой общаются, давно среди них есть информация, что существует такой фестиваль, где хорошая организация и туда можно ехать, не боясь. Так же, как на концерты, скажем, в Москву или Питер.
Трудности, конечно, присутствуют, но они носят совершенно другой характер. Например, в этом году у всех артистов очень сложные технические райдеры. И полностью выполнить пожелания каждого из этих артистов, еще согласовать с другими выступающими на фестивале, бывает достаточно сложно. Но это все решаемые трудности.

Раз уж мы коснулись райдеров. Если исключить техническую составляющую, отвечают ли условия, которые там прописаны, условиям, которые предлагают курорты Кубани?

– Конечно, всех артистов в первую очередь интересуют пятизвездочные отели каких-то всемирных сетей. А на сегодняшний день такая гостиница есть только в Геленджике, поэтому приходится искать компромиссы. Но в целом на бытовые условия пока еще никто не жаловался, и для каждого артиста можно найти что-то подходящее.

А правда ли, что гонорары за выступления в России больше гонораров за выступления, скажем, в соседней Европе?

– К сожалению, это правда. Есть такой расхожий миф среди музыкальных агентов, что в России каждый второй – это нефтяной магнат и олигарх, и что здесь в целом очень много денег. Плюс среди промоутеров в России очень большая конкуренция, привезти одного и того же артиста хотят многие, поэтому, по большому счету, устраивается аукцион или тендер. Выбирают того, кто может предложить больше. Хотя существуют примеры, когда артист сам принимал решение в пользу того или иного мероприятия по каким-то другим соображениям.

Вы наверняка много ездите по зарубежным фестивалям. Видите ли там что-то такое, чего нет здесь, но что очень бы хотелось воплотить?

– Огромное количество всего. И все то, что появляется на KUBANA, какие-то нововведения – это все я подсмотрел за границей. Я ориентируюсь только на зарубежные мероприятия и никогда на российские аналоги. Конечно же, индустрия развлечений, индустрия проведения крупных массовых мероприятий за рубежом оставила Россию далеко позади. Каждая моя новая поездка привносит что-то дополнительное и интересное, что я потом стараюсь реализовать на KUBANA.

Какие из этих нововведений было сложнее всего воплощать и адаптировать под нашу публику?

– На самом деле, почти любое нововведение тяжело адаптировать в России, потому что у нас почти нет культуры массовых мероприятий. На Западе среди посетителей фестивалей есть 40-50-летние парочки, которые сейчас ездят, например, на фестиваль Coachella в Калифорнии, как и 20-30 лет назад. В России этой культуре всего 10-15 лет, она только зарождается. Поэтому нет как культуры организации, так и культуры посещения таких мероприятий..

Например, на любом крупном европейском или американском фестивале существует так называемая программа залоговой стоимости тары. Это когда ты покупаешь какой-либо напиток, и за стаканчик, который ты возвращаешь, а не выкидываешь, тебе дают деньги. Так ни у кого не возникает желания сорить и бросать использованную посуду на землю. Мы попытались ввести эту программу в прошлом году, и столкнулись с теми хитростями, которые могут прийти в голову только российскому посетителю: купить стаканчики где-нибудь в поселке по рублю и сдать у нас за 10. 

Много подобных вещей происходит. И, конечно же, большинство русских людей живет по схеме – это касается и посетителей, и предпринимателей, которые у нас работают – "мы живем сегодня, а завтра гори все адским пламенем". Это не дает возможности людям заботиться о комфорте своего пребывания на мероприятии, и, как следствие, всех окружающих. Вот в Европе никому не приходит в голову, даже если урну видишь только в 50 метрах от себя, кидать мусор на землю. У нас, к сожалению, это происходит сплошь и рядом.

Также происходит с предпринимателями, которые работают в округе: цены на проживание в период проведения KUBANA вырастают до фантастических размеров и становятся выше, чем в пик сезона где-нибудь в Испании, Турции или Египте. А предоставляемый сервис далеко не соответствует тем деньгам. Все хотят заработать сию секунду, не думая, приедут сюда люди на следующий год или уже не захотят. Мне как человеку, для которого важны перспективы и развитие, существовать таким образом достаточно сложно. Я всегда живу с оглядкой на то, что мне нужно убедить людей в том, что им нужно обязательно приехать в следующем году.

Есть ли надежда, что эта самая культура через какое-то время сформируется и в России?

– Надежда, конечно же, есть, но я думаю, что для этого должны пройти годы. Не год, не два. Десять, может быть, пятнадцать лет. Потому что ведь и на Западе это все приходило со временем. Плюс есть в нашей стране огромное количество сдерживающих развитие этой культуры факторов – экономических, политических и всяких других. 

Но она обязательно появится. На сегодняшний день уже есть целое поколение молодых людей, которые родились после 91-го года и не видели ничего, что связано с Советским Союзом. У них нет никаких остаточных воспоминаний о том периоде, их не интересуют "дискотеки 90-х", не интересует какая-то пост-советская эстрада. Это уже молодежь совершенно другой формации, которая знает иностранные языки, слушает разнообразную музыку, интересуется, ездит по всему миру. Это совершенно другие люди. Свободные. Они намного меньше боятся, у них меньше каких-то внутренних ограничений. И это поколение  становится все больше и больше. 

Я думаю, что именно с этим связан успех фестиваля KUBANA, потому что мы рассчитываем именно на такую молодежь. У нас нет русского рока, в этом фестивале практически нет никакой ностальгии (совсем чуть-чуть) и очень много свежего, актуального.

Тогда напрашивается вопрос о "Манифесте KUBANA". Такое чувство, что он преследует в какой-то степени воспитательные цели. Ведь если человек это прочитает, он уже задумается над тем, как себя ведет.

– Манифест – это скорее некий собирательный документ того, что высказывали, писали, говорили в соцсетях и СМИ посетители фестиваля KUBANA в течение последнего года. Мы решили это как-то обобщить, придать этому оболочку и дать возможность людям, посещающим фестиваль, с одной стороны, высказывать свое мнение, проявлять какую-то свою индивидуальность, а с другой стороны почувствовать себя частью некой общей идеи, некого общего механизма, который живет своей специфической жизнью, похожими интересами и так далее.
Мне кажется, эта штука работает на сплочение нашей аудитории. Потому что ни для кого не секрет, что KUBANA отличается очень определенной атмосферой, в отличие от многих других фестивалей– дружелюбной, радостной.

Я только что обратила внимание на Вашу татуировку – Питер Пен и надпись: "Never grow up!". Учитывая эту позицию, хочется спросить, влияет ли то, что Вы слушали в детстве или юности, на лайн-ап Кубаны?

– Что же я тогда слушал… (Задумывается) Для меня Queen была и остается группой всех времен и народов. Хотя, возможно, в связи с лозунгом "Never grow up!" Майкл Джексон более актуален, потому что он тоже был фанатом Питера Пена, таким взрослым ребенком, который пытался продвигать эти идеи. И, наверное, в этой игре, в этом невзрослении, он так и остался в нашей памяти.

Меня в детстве всегда привлекали и будоражили истории людей, которые ушли безвременно, что-то не успели сказать, доделать, потому что оставалась какая-то загадка. Такие вещи свойственны подросткам – все любят книжки про приключения, героев и так далее.

 В истории с Фредди Меркьюри меня всегда интересовала героическая составляющая, когда я пытался находить ответы на какие-то вопросы, которые он не успел озвучить в песнях "Show Must Go On", "Innuendo" и вообще в последнем альбоме группы Queen. Эту любовь, может быть немножко трансформировавшуюся, я пронес до сегодняшнего момента. Сейчас эта группа меня  интересует с музыкальной стороны, тогда как в детстве больше интересовала героическая составляющая процессов.

Что касается решения относительно выступающих артистов, их принимаю я. Но это не зависит от музыкального вкуса, скорее от чутья, подходит ли артист KUBANA или нет.

Говоря о фестивале, нельзя обойти стороной такую неприятную ситуацию, как внезапная критика KUBANA со стороны Законодательного собрания Краснодарского края. Как считаете, исчерпала ли себя эта ситуация, поняли ли стороны друг друга? И каково было вообще узнать вдруг, что у вас что-то не в порядке с морально-этической составляющей?

– На мой взгляд, вся эта тема была совершенно искусственно высосана из пальца. На сегодняшний день у меня не осталось сомнений, что то, что происходило тогда и частично продолжает происходить сейчас, это определенные провокации. И люди, которые их устраивают, преследуют определенные интересы, которые, возможно, напрямую даже не связаны с фестивалем KUBANA. Потому что достаточно странно было слышать в 2013-м году претензии к фестивалю, который проходил в 2010-м. 

Я не очень знаю, что здесь обсуждать. Могу сказать, что то, что делают эти люди, по крайней мере, те, которые являются основными разжигателями скандала, те действия, которые они предпринимают, в том числе по отношению к планируемому концерту Элтона Джона, у меня вызывают стыд, обиду, грусть. Мне лично стыдно за то, что это происходит в моей стране. Если эти люди называют себя патриотами, то они, как минимум, должны задумываться о том, каким образом наша страна и действия ее жителей будут оценены извне. Хорошо, что эти скандальные ситуации не вышли далеко за пределы российских СМИ – это бы стало позором, чего не хотелось бы.

Я не знаю, повторится ли эта тема или нет, но я знаю только одно: то, что происходит на фестивале KUBANA, любым здравомыслящим человеком будет оценено как позитивное действие, которое способствует развитию региона в целом, положительно влияет на имидж нашей страны, по крайней мере, касательно музыкальной индустрии. Это праздник, в котором ежегодно участвуют десятки тысяч человек, для многих из них это отдушина от офисной и рабочей рутины, когда они могут отдохнуть, потанцевать, пообщаться друг с другом, повеселиться и почувствовать себя самими собой.

Да, вполне возможно, что с учетом того, что большая часть аудитории фестиваля KUBANA – это достаточно молодые люди, то для определенной консервативной части общества такая аудитория может казаться излишне маргинальной. Ничего удивительного я в этом не вижу. Это было всегда, и не только в нашей стране. Вспомнить Америку 60-70-х годов, когда был расцвет хиппи, затем волна панк-рока и всего остального. 

Но я никогда в жизни не поверю, что человек, будь он сейчас депутатом или бизнесменом, в свои 18-20 лет не творил, с точки зрения взрослого поколения, безумств. Просто в каждый период времени, у каждого поколения это что-то свое. Наши бабушки и дедушки возмущались, когда наши родители слушали группу Beatles или ABBA; наши родители возмущались, когда мы слушали Ace Of Base и 2 Unlimited; мы могли бы уже возмущаться, что наши дети слушают SOAD, Prodigy или Skrillex. 

Вот именно для этого это (указывает на татуировку) и существует. Потому что можно стареть внешне, но если ты внутри остаешься молодым, то это позволяет говорить с молодежью на одном языке. Это та нить, та связь с молодежью, которую мне не хотелось бы терять, потому что это позволяет мне делать действительно яркие и интересные фестивали. Я думаю, что мне нужно будет "завязывать" с KUBANA, когда я произнесу фразу из серии: "Да-а-а, в наше время такого не было". Это все, это будет конец KUBANA! (улыбается)


Смотрите также:

В комментариях недопустимы и будут удалены: реклама, оскорбления, мат, клевета, любые нарушения законов РФ.

Читайте также

Реклама на портале