О новом языке арахау, микролитературе и гибели цивилизации (интервью)

  •  © Фото ЮГА.ру

В декабре 2010 года в Краснодаре усилиями энтузиастов была открыта Школа кубанского минимализма –  культурно-просветительский проект по популяризации и развитию малых форм в искусстве. Отцы-основатели ШКМ – кандидат исторических наук Игорь Васильев и журналист Иван Карасев рассказали в интервью о проектах, реализуемых Школой.

Иван Карасев изобрел уникальный искусственный язык арахау, который может в несколько раз сокращать речевой поток.

Игорь Васильев является редактором литературного журнаа "Asa" ("Знание" на языке арахау). Вышло уже семь номеров, в которых тексты даются параллельно – на русском и арахау. Новый номер "Асы", который выйдет в канун Нового года, будет посвящен хайку о полиэтиленовых пакетах, обложку украсит краснодарская поэтесса Юлия Бондаренко, которая мастерит кукол из целлофана. Материалы Школы доступны на сайте arahau.ucoz.ru. Там же размещается журнал "Микролит", посвященный микроформам литературы (редакторы Иван Кротов и Александр Мартусенко).

Кроме того, на ресурсе есть материалы по лингвоконструированию (язык-палиндром; упрощенный русский язык; "эсперанто" на основе кавказских языков; азбука для кубанского диалекта – балачки; оптимальный транслит).

Вы создали новый язык – арахау. Чем он лучше существующих и где может применяться?

Иван: Арахау в 3 раза сокращает речь. Это специальная технология, основанная на теории множеств. Понятия подводятся под определенную сетку – класс деревьев, класс растений. как 5 элементов восточной философии.

С каким языком можно арахау сравнить грамматически?

Иван: В основу взята арабская грамматика наоборот. Там гласные основа, а согласные уточняют. По структуре – небольшие слова, состоящие из 1 или 2 букв, они объяединяются в длинные цепочки по принципу, может быть, чукотского, эскимосского языка. Это полисинтетизм.

А вы сами сколько знаете языков, кроме арахау?


Иван: Английский со словарем, когда-то изучал финский и немецкий.

Вы продвигаете арахау, на нем уже есть публикации. Что на очереди?

Иван: Существующие публикации  – это переводы, они демонстрируют, как можно сокращать речь. Создавать тексты на этом языке я пока не вижу смысла. Это язык-эксперимент. Эсперанто создавали как общий язык для всех. Сейчас язык создается как архивация смыслов – чтобы язык был компактным, вмещая в то же время максимальное количество смыслов.
Есть язык такипона, очень популярный в сети. Слова там простые, как в полинезийских языках. Около 10 букв, слова имеют много смыслов. На этом языке пишутся рассказы, стихи. А есть искусственный язык ифкуиль с 81 падежом и почти 90 звуков. Совсем необязательно так усложнять язык, чтобы укоротить текст.
В арахау столько же звуков, сколько в немецком, а падежей нет. На арахау поют, впервые исполнил песню на нем известный бард Константин Бельчанский. Это был гимн Российской Федерации. Одна девушка, с которой мы познакомились на лингвофоруме, спела "Прекрасное далеко" на фестивале. Я специально переводил для нее.

Как же это звучит, если при той же музыке слов становится в 2 раза меньше?

Иван:
Новый текст лег на музыку соответственно оригинальной ритмике, так что сама песня вышла в 2 раза короче. Изначально выходило, что слова закончились, а музыка продолжается. Тогда я запустил текст по кругу.

А что за проект по созданию " кавказского эсперанто"?


Иван: Этим занимается человек из Ростова. Слова брались по созвучию, но ближе всего это к адыгейскому языку, как мне показалось.

Игорь: Дело в том, что в рамках многочисленных дагестанских языков есть и непосредственно языки, и наречия, и диалекты. Некоторые из них находятся на грани исчезновения. Очень важно собрать их словарный запас, пока живы носители.

Вы также известны как активные приверженцы и даже пропагандисты микролитературы. Что нового и важного может принести этот жанр современной культуре?

Игорь: Мы создаем еще сайт "Микролитература-Юг". Он еще находится на стадии разработки. Наша цель – создать кольцо ресурсов, посвященных микролитературе.
Микролитература в наше время, особенно в Интернете, стала очень актуальной. Это краткость и емкость высказывания, четкий смысл. С экрана трудно, неудобно читать большие тексты. Поэтому мы хотим пропагандировать микролитературу. Один пример – мы с Иваном публиковали в твиттере стихотворения –  маленькое хайку, это как раз формат твиттера.
Микролитература  –  это способ сохранить нашу культуру как таковую. Идет стремительное размывание культуры, особенно что касается ее удлиненных форм. Микролитература легко запоминется, удобна для тиражирования.
У нас на подходе неофеодализм. Современная частушка развивается в Интернете намного активнее, чем в народном творчестве. В коллективах сохраняются частушки исторические, о Советском Союзе, периоде коллективизации. Современные политические частушки приходят к людям из Интернета, это важный источник микроформ.

То есть таким вы видите результат знаменитого спора о смерти книги – ее заменит Интернет?


Иван:
Нет, все же это как с радио. Когда только появилось радио, предрекали исчезновение газет, но ничего подобного не произошло.  

Игорь: Другой вопрос – надолго ли сам Интернет воцарился. В условиях текущего мирового экономического кризиса существующая социально-экономическая система испытывает колоссальное давление, постепенно трансформируется. Неизвестно, как будет выглядеть к середине XXI века информационное пространство. Сейчас переломная эпоха, и все меняется очень быстро.
Возможно, все будет совсем не так, как в конце 2011 года. Вследствие глобального кризиса жизнь может глобально упроститься. Могут быть востребованы даже мнемонические формы передачи информации, как это было в старину. Микроформы будут более востребованы, так как запомнить их легко.

Иван: По поводу краткости. Она ведь очень важна сегодня. Когда читаешь какую-то инструкцию, на русском всегда длиннее. Не потому, что слова длиннее, чем в других языках, а от засилья бюрократических словоизъявлений. Например: "Инструкция для пользования", а на английском просто: "Читай". Ряд предложений можно исключить или заменить как минимум в 2-3 раза, и это  сделает текст только доступнее. Я уж не говорю про учебники и законы: когда дочитываешь до конца, забываешь начало.

Игорь: Я хотел бы добавить о важности микролитературы. Сегодня часто ругаются на сборники пересказов литературы для школьников. А ведь у нас существует непрерывное развитие европейской литературы со времен античности. Порог XXI века нашей цивилизации будет преодолеть очень трудно? Возможна смена культурного кода на абсолютно другой – прекращение европейской традиции как таковой. Поэтому надо наши традиционные смыслы как-то архивировать. Делать их более запоминаемыми для запоминания и для использования.

Можно перевести "Войну и мир" на арахау, чтобы школьникам было легче справиться с программой?

Иван: Если брать малые языки того же Дагестана, вряд ли стоит переводить на них "Войну и мир". Перевод на малый язык будет действием больше символическим, я уж не говорю о переводе на арахау. На эсперанто переводили очень много литературы, "Гамлета переводили на язык из "Звездных войн", но это книга для коллекций, для поклонников тех же "Звездных войн". Бывает, люди коллекционируют марки на непонятных языках, у них просто есть коллекция. Так же и переводы на экзотических языках. Книги на них могут быть даже коммерчески успешны, но практического смысла у этого нет.

То есть первостепенно важно именно количество людей, говорящих на этом языке? Например, латынь – мертвый язык, но на латыни вещает радиостанция  с современными передачами. Это радио можно услышать в Финляндии и на северо-западе России, у него есть и аудитория – учащиеся классических гимназий и вузов, где изучаются древние языки.

Иван: Любой язык – гимнастика для ума. Это и есть практическая цель таких проектов.

Игорь: Я добавлю по поводу архивации смыслов и их передачи. Необязательно переводить культурное наследие на сокращенный язык. Но какие-то смыслы, например, философские, можно озвучивать в жанре минимализма. они легче доходят до человека, ему легче с ними работать, проще запоминать.
Очень многое зависит от исторической эпохи. Величайший философ Иммануил Кант был очень хорош для своей эпохи. Когда я столкнулся с его творчеством, я сразу пришел к выводу, что он страдает чрезмерным избыточным количеством доказательств, которые современному человеку абсолютно не нужны и которые не делают Канта более убедительным. Тот смысл, который хотел передать Кант, можно записать в 4-5 раз короче, емче, и он бы от этого не пострадал.
Когда я сам занимался написанием философских текстов, я не стал писать философских трактатов, потому что в наше время никто точно читать их не будет, особенно если это не трактат древнего классика. Я воспользовался японским жанром хайбун – короткий прозаический отрывок и внизу трехстишие. Недаром сегодня издается огромное количество сборников афоризмов и цитат. Это процесс вычленения из накопленного историей культурного багажа его самого важного и нужного ядра, которое предназначено, я надеюсь, для трансляции в будущее.

У вас достаточно много разнообразных проектов? На какую аудиторию они рассчитаны?

Иван: Мы делаем ставку на творческие союзы. О них не все знают, но они существуют, их много. Есть "Пункт приема"; "Вода и рыба". Различные сообщества, которые занимаются творчеством. У нашего проекта в связи с недостаточностью финансирования (мы все за свой счет делаем, на добровольные пожертвования) основная аудитория  – интернет-пользователи. Пока что на наш сайт arahau.ucoz.ru заходят порядка 20 человек ежедневно.

Игорь: Дело в том, что у нас несколько сегментов аудитории. Один – это лингвисты и любители лингвистики, которые интересуются языком арахау. Есть целая субкультура вокруг лингвистики, существует множество различных форумов, сайтов. Эта субкультура активнее, чем любители литературы.
Другая часть – любители микроформ литературы; твердых форм восточной поэзии (хайку, сиджо и так далее).
Но мы не зацикливаемся на каком-то сегменте, у нас многофункциональное сообщество, в чем-то напоминает дореволюционный "Мир искусства", в котором были и писатели, и художники, и ваятели и так далее и тому подобное.

Иван: Мы существует всего год, и говорить о массовости еще рано.

Игорь: Один из участников наших проектов – Иван Кротов, хайдзин, лауреат международного конкурса хайку. Это человек очень известный среди поклонников этого поэтического жанра. Он ведет активную работу в Интернете. Печатается в журналах и газетах, но в основном его можно найти на порталах "Стихи.ру" и "Проза.ру". Свои книги у него малотиражные.

А какими еще исследованиями вы занимаетесь?

Игорь: У нас есть научный проект исследования субкультуры кубанских журналистов, их традиций и обычаев. Журналисты изучались раньше как социологическое явление, а не этнографо-антропологическое. Мы именно с этой стороны коснулись вопроса.

Иван: Таких исследований пока не проводилось. Это пионерская во многом работа.

Какими оказались итоги этого исследования?   


Игорь:
Во-первых, мы занимались газетной журналистикой. У нее долгая история, и для этнографии она подходит лучше всего. Многие люди, которые там работают, работали еще в советское время. Мы выявили ряд особенностей журналистской субкультуры: состоит она из разных людей, подавляющее большинство газетных журналистов имеет непрофильное образование. И эти люди с разным опытом и разными навыками оказываются в некой среде, где они должны заниматься новым делом.

Иван: Другой характерный момент, если говорить о журналистском фольклоре: журналисты его сами собирают и сами публикуют. У других социальных групп нет таких возможностей.

Игорь: То, что породила журналистская субкультура, очень быстро попадает на страницы печатных изданий, в Интернет.
Еще мы разобрали отдельные жанры – байки, анекдоты, бывальщики. различные моменты социализации. Начинающим журналистам дают заведомо невыполнимые задания. Например, одна журналистка в костюме трамвайного кондуктора проводила соцопрос.

Иван:
Фуршеты как продуцирование разных баек, которые потом пересказывают.

Игорь: Через байки человек фиксируется в своей социальной группе как успешный или как неудачник.

Известно, что вы активно сотрудничаете с коллегами в региональных СМИ. Как, к примеру, продвигается сотрудничество с независимыми информагентством Дагестана "Цумада"?

Игорь: На сайте появилось сообщение с просьбой выслать наш баннер. Оказалось, что сотрудничество предлагает интересный человек, у него множество наград, один сам делает проект по культуре и о жителях Цумадинского района Дагестана. Он собирает словарную базу малых языков республики. На нашем сайте есть раздел, где любой может опубликовать заявку о своем языке, который он сконструировал. агентство "Цумада" этим заинтересовалось, было несколько публикаций.

Иван: Он составлял словарь русско-чеченского языка, не мог найти материалы. Мы подсказали ему ссылки, источники. Так началось наше сотрудничество.

Какие у вас планы? Вы уже издаете несколько журналов, проводите конкурсы. Что дальше?

Иван: У нас выходят 2 журнала – "Аса" и "Микролит".

Игорь: В будущем году мы планируем конкурс восточной поэзии "Новый хайку". Мы хотим отойти от традиций. Сегодня так делают японцы, наполняя современные хайку новыми смыслами. То же хотим сделать и мы – с современными смыслами. На весну совместно с факультетом востоковедения ИнЭП запланирован день японской поэзии. Хотим приурочить к цветению слив, яблонь, груш и что у нас там еще цветет.
В японской поэзии есть такие традиционные смыслы, как листья клена, хризантемы и так далее. Учитывая, что мы живем  в урбанистическом мире, символы бытия у нас уже другие: например, полиэтиленовые пакеты.

Обсудить

В комментариях недопустимы и будут удалены: реклама, оскорбления, клевета, любые нарушения законов РФ.

Читайте также