Андрис Лиепа: О реставрации балета, современной культуре и Волочковой

Более ста лет назад великий деятель театрального искусства Сергей Дягилев положил начало фестивалю "Русские сезоны" – событию, ставшему легендарным в мире балета и сыгравшему неоценимую роль в популяризации национального искусства за границей. В 2007 году это уникальное культурное событие получило второе рождение. 16 марта впервые в истории фестиваль "Русские сезоны XXI века" посетит город Краснодар.

Художественный руководитель проекта, народный артист России Андрис Лиепа рассказал порталу ЮГА.ру о том, как проходит процесс возрождения спектаклей, и о том, чего ожидать от выступления балета краснодарским зрителям.

"Русские сезоны XXI века" начали гастролировать по России совсем недавно. В свое время дягилевские "Русские сезоны" показали Европе, а затем и всему миру богатейший культурный багаж нашей страны. Неужели сейчас настало то время, когда требуется отечественную публику знакомить с собственной культурой?

-  Сейчас развивается новое поколение музыкантов, хореографов и художников, которые будут работать в новом театре XXI века. Я начал возить фестиваль с той целью, чтобы они развивались органично, хотел им показать то, что было популярно и востребовано в начале прошлого века. Сейчас есть тенденция к минимализму и отсутствию декорационного оформления на сцене. А я хотел показать, что мы добились огромных успехов именно благодаря вот таким художественным открытиям и откровениям.

Чтобы показать разницу между прежними и нынешними тенденциями?

- Чтобы у них была возможность оценить, что такой вид искусства тоже востребован и тоже популярен – несмотря на то, что ему уже 100 лет. Придя в театр, люди смотрят спектакль и получают большой заряд энергии, потому что в этих спектаклях заложено очень много позитивной энергетики, которая была и у Сергея Дягилева.
Мне кажется, сейчас мы при поддержке Благотворительного фонда имени Мариса Лиепы продолжаем его традиции, только в обратном направлении. После революции мы поняли, что Дягилев не является фигурой, которая соответствовала бы образу жизни советского человека. Он остался за границей и творил до 1929 года. Многие артисты остались тогда вместе с ним и в Россию не вернулись.
Так получилось, что только после Перестройки мы вновь смогли обратиться к этому великому человеку. И в 2009 году состоялся юбилейный концерт, который прошел в Барвихе Luxury Village: в тот же день – 25 мая, день в день сто лет спустя – мы отпраздновали столетие сезонов.
Вот уже второй год мы отмечаем эту дату гастролями по стране – объезжаем десять городов. И когда мы получили приглашение сюда, я первым делом как режиссер и как постановщик хотел увидеть площадку (Galich Hall – ЮГА.ру). Я увидел сцену, затем мы скорректировали программу так, чтобы зритель получил максимальное удовольствие. Тут я вижу все технические нововведения, современный свет... Думаю, что спектакль, который мы привозим сюда, станет большим событием для всего города, и для нас.

Кого из артистов Вы привозите в Краснодар?

- Мы привозим сюда замечательных артистов: это моя сестра, Народная артистка России, лауреат госпремии Илзе Лиепа; звезда Мариинки Фарух Рузиматов; Заслуженная артистка России и звезда Мариинского балета Ирма Ниорадзе; Михаил Лабухин, который начинал свою карьеру в Мариинке, сейчас танцует в Большом театре; Андрей Баталов, лауреат международных конкурсов; Александра Тимофеева, которая стала последней ученицей великой Екатерины Максимовой; солист Мариинки Илья Кузнецов, звезда большого театра Андрей Меркурьев...
Вот состав артистов, и я думаю, что благодаря возможностям этой сцены мы сможем сделать замечательный спектакль – будет красиво, стильно и необычно. Обязательно используем светодиодные панели, которые имеются в Galich Hall. Для нас приезд сюда – новое направление, и я действительно я давно хотел приехать сюда. Надеюсь, что наш приезд откроет новую страницу в творческом развитии города.

Какие номера войдут в программу, которую готовите для кубанской столицы?


- В антрепризу, которую увидят краснодарские поклонники, войдут фрагменты из балета "Шехерезада", спектакля "Павильон Армиды", с которым Дягилев дебютировал в Париже, из классических балетов, например "Лебединое озеро", па-де-де из балета "Корсар", Ирма Ниорадзе станцует "Кармен" на музыку Бизе - Щедрина, Андрей Меркурьев исполнит номер "Адажио" на музыку Баха. Также мне хотелось бы пригласить московский театр "ЧерноеНЕБОбелое", который, органично вливается в любой балетный концерт.

Что для Вас означает "возродить спектакль"? Ведь наверняка его некое "осовременивание" неизбежно. Не было ли такого, что вы увлекались настолько, что приходилось себя останавливать?
- Прежде всего, какие-то спектакли сохранились полностью. В балете есть такое выражение, что спектакли передаются "из ног в ноги". В начала прошлого века не было такой техники, на которую можно было бы заснять спектакль.
К сожалению, какие-то спектакли были утеряны вообще. А, например, "Жар-Птица", "Шахерезада" и "Петрушка" идут в том самом виде, в котором их видели люди еще 100 лет назад.
Год назад мы отпраздновали юбилей "Жар-птицы" и "Шахерезады", которые были созданы в 1910 году и с тех пор не сходили с европейской и американской сцен. Михаил Фокин, главный балетмейстер и режиссер этих спектаклей, перевез их за границу, где они шли в течение многих лет и поэтому сохранились. Для остальных постановок мне пришлось находить хореографов, которые бы делали современные версии тех спектаклей, которые безвозвратно утеряны. Записи балетных спектаклей (как нот в музыке) не существует; музыка намного счастливей в этом плане.
Мне повезло, что с одной стороны я реставратор, а с другой – инноватор. Дягилев всегда использовал все новые веяния, которые были в театре. У нас же сейчас благодаря новому прочтению декорации и спектакли смотрятся совсем по-другому.

Как Вы выбираете спектакли, которые собираетесь восстановить, чем руководствуетесь?

- Дягилев работал со звездами, для которых и создавал спектакли. Я руководствуюсь тем, кто сейчас является символом русского балета, для этих артистов и создаем спектакли. Это, например, Николай Цискаридзе, для которого был воссоздан и поставлен балет "Синий бог" – после великого Вацлава Нежинского он первый, кто надел этот костюм. Для Илзе мы поставили "Болеро", в 1928 году в этой роли дебютировала Ида Рубинштейн. Для Ирмы Ниорадзе мы поставили "Тамару", для звезды Большого театра Маши Александровой – "Павильон Армиды". Так работает знаменитый театр "Метрополитен": они приглашают звезд, а потом спрашивают, чтобы те хотели показать в этом году, и под это подстраивается репертуар.

Одна из самых резонансных фигур современной балетной сцены – Анастасия Волочкова. Принимала ли она участие в Ваших постановках?

- Настя у меня уже танцевала, когда только выпустилась из училища. Она участвовала в "Жар Птице", я с ней танцевал "Лебединое Озеро". Я проработал в Мариинке 8 лет, и когда ушел, она еще оставалась там. Я ее запомнил как талантливую молодую артистку. Сейчас мы до сих пор с ней общаемся, человек она очень положительный, однако есть и какие-то издержки.
Лично мне последние ее акции не нравятся. Но мне кажется, она делала это абсолютно сознательно, что доказывает своими интервью. Она хотела таким образом насолить "желтой прессе". Может быть, это не правильно, но это ее позиция, которую не уважать я не могу. Потому что она профессионал и может кому-то нравиться, кому-то нет.
Точно также, как и, скажем, Коля Басков. Если мы о нем говорим как об оперном певце, наверное, это неправильно, а то, что он один из самых ярких представителей эстрады, это факт. Вообще в искусстве очень трудно найти один критерий, по которому можно объективно оценивать искусство. На Настины спектакли ходит публика, и отрицать этого невозможно. Также как и у Коли есть своя – да, это не та публика, которая ходит на Хворостовского, но Кремлевский дворец съездов она заполняет. На сегодняшний день это тоже критерий, потому что и балет, и шоу-бизнес – они оба бизнесы. И мы не можем танцевать только для себя, обязательно должны ориентироваться на зрителей. Поэтому если зритель существует, то это имеет право на существование.

Вы не хотели ли бы поставить современный балет? Кстати, какая в мире сейчас тенденция –  много ли современных балетов, как меняется их соотношение с количеством классических?

- Лет 20 назад было такое тотальное увлечение современным балетом, и тогда оно даже изживало из репертуара классику. Но так случилось, что эти реформаторы в области балета – Марис Бежар, Пина Бауш и другие – ушли из жизни, и вместе с ними ушла и история увлечения современным балетом.
Сейчас во всех крупнейших театрах мира абсолютно поровну идет и классическая хореография, и современная. Конечно, французы, американцы и немцы более продвинуты в области современной хореографии. Но почему она прижилась там – потому что там существует тот зритель, для которого эти постановки интересны.
Это ведь тоже бизнес своего рода. Когда создается новый спектакль, на него ходит очень много народу. Таким образом воспитывается зритель. Наш же зритель мало воспитан в области современной хореографии. Мы можем творить, придумывать этот современный балет, но у нас просто нет своего зрителя, на него народ не ходит. К тому же, на "Лебединое Озеро", на "Щелкунчика" вы пойдете и 10 раз, и 15, а современные спектакли лично мне достаточно посмотреть один раз.

Чем, по-вашему, наш прославленный русский балет отличается от испанского, французского и других? В чем его изюминка?

- В манере исполнения. Многие думают, что русский балет был самоценен и родился как вид искусства в России. Но изначально это было вспомогательное явление для опер в итальянском театре. Однако в Италии балет так и не вырос в отдельный вид искусства, который пользовался бы такой же популярностью, как пользуется опера. Потом он перекочевал во Францию, а уже оттуда в Россию. Так что это не российский вид искусства, но он так органично прижился на сцене русских театров, что каким-то образом именно в собственный вид искусства и вырос.
Я думаю, что этому очень способствовал как раз таки дягелевский балет. И мне кажется удивительным, чем воспользовался Дягилев: балет не требует перевода, со своей труппой он выезжал практически во все страны Европы, в Южную и Северную Америку. До этого никто никогда таких туров не осуществлял. В крупных городах существовали театры, которые обменивались солистами, но никогда спектакли не выезжали целиком – с декорациями, оркестром, кордебалетом. Так что вариант тура по разным странам принадлежит Дягилеву. И то, что сейчас русский балет пользуется огромным успехом на западе, тоже его заслуга.
А манера исполнения русских артистов всегда была неподражаемой. Техническое исполнение в балете – не главное. Нас могут догнать технически, но никогда не догонят ни духовно, ни эмоционально.

Лента новостей