Ураган "Катрина" дошел до Краснодара (интервью)

В Краснодаре прошел единственный показ фильма "Мутная вода" – документальной ленты о последствиях урагана "Катрина". Мероприятие, состоявшееся благодаря краснодарской сети кинотеатров "Монитор", прошло в рамках московского фестиваля американского кино "Амфест", который проходит в Москве.
На показе в киноплексе "Семь Звезд" присутствовали режиссеры фильма Карл Дил и Тиа Лесин, которые известны также работой над знаменитым фильмом "Фаренгейт 9/11"

Показывали ли фильм "Мутная вода" по государственным каналам? И какой резонанс он вызвал?

Карл Дил:  В США нет каналов, которые управляются правительством, все находится в руках частных владельцев. Мы не подвергались никакой цензуре, однако долго искали канал, который бы согласился на трансляцию нашего фильма. Начали показы в кинотеатрах по всей стране, всего их было около трехсот. А вот телеканалы были не очень заинтересованы фильмом, и один из комментариев, который нам дало руководство очередного канала, звучал так: "Фильм слишком черный". Они хотели, чтобы мы сняли фильм с белыми вместо черных, что было абсурдом. Когда фильм получил признание, номинацию на "Оскар", тогда наш фильм показали по каналу "HBO".

Тиа Лесин: Если будет возможно, мы бы хотели показать "Мутную воду" на одном из российских каналов. Все, кто хочет нас поддержать, могу зайти на сайт фильма и проголосовать за показ фильма на российском телевидении.

Многие организации, вроде Красного Креста, были готовы оказать помощь жителям Нового Орлеана уже сразу же после урагана, но они не были допущены в зону стихийного бедствия официальными представителями правительства. Как вы думаете, является ли это доказательством того, что большое государство, с развитой системой социального обеспечения, все таки доказала свою недееспособность?
Тиа Лесин: Первое, что мы увидели после катастрофы, это то, что многие американские граждане хотели помочь, они выехали в место катастрофы, чтобы помогать, или давали деньги  всевозможным благотворительным организациям. Как я понимаю, многие русские поступали похожим образом после землетрясения в Армении.
Но американское правительство полностью провалилось в своих усилиях помочь. Но это является типичным для характеристики администрации Буша. Я так думаю, и я думаю, что это характерно для последних 25 лет правления республиканцев в США. Республиканцы сократили правительство и позволили частным корпорациям заниматься социальным обеспечением. 

Какова судьба главных героев?

Карл Дил: Название фильма буквально переводится как "Потревожь воду", и это строка из песни, которая очень важна для истории рабства в США.  Это спиричуэлс, который говорит об освобождении и самоосвобождении героев. Как вы заметили, песня "Придя по воде" появляется три раза в фильме. Это песня-искупление. И мы с вами видели, что Кимберли и Скот поняли во время шторма, что они должны что-то делать по-другому, мы видели этот момент преобразования. Сегодня они вернулись в Новый Орлеан и пишут музыку. Также они основали неправительственную организацию для того, чтобы бывшие наркоманы прекратили употреблять наркотики и начинали новую жизнь. То есть они занялись этим очень серьезно.

Тиа Лесин: Что примечательно в путешествии Кимберли и Скота – это трансформация двух людей, которые были социально изолированы, были маргиналами. После катастрофы они стали более активными гражданами. Здесь мы видим соединение между тем, чтобы быть индивидуумом и быть коллективным существом. Что значит быть сильным человеком и с юмором пройти сквозь испытания – даже когда правительство и СМИ оставляют вас, все равно вы продолжаете жить.

Как к вам попала пленка, которую вы использовали при создании фильма?

Тиа Лесин : После того как мы узнали об урагане, мы выехали на место бедствия и встретили Кимберли, которая снимала ураган изнутри, среди пострадавших. Мы следили за несколькими судьбами разных пострадавших, но в конце концов решили сделать фильм именно о ней. 

Документальное кино является своеобразной развернутой альтернативой новостей. Как показывает практика, каналы, будь они государственные или частные, диктуют свою политику. А вот показ документальных фильмов в кинотеатрах дает аудитории возможность увидеть объективную реальность. Как вы думаете, можно ли создать объединение, которое будет заниматься съемкой и трансляцией документальных фильмов в кинотеатрах?

Тиа Лесин: В общем-то, для этого мы сюда и приехали. Фестиваль "Амфест", в рамках которого демонстрировался наш фильм, показывал 4 документальных фильма, которые увидело несколько сотен человек. И мы показали наш фильм в Москве, привезли его в Краснодар. "Амфест" проводится уже в 4 или 5 раз, и, мне кажется, он начал диалог на эту тему.

А что касается коммерческой трансляции, проката?

Карл Дилл: Эту проблему пытаются решить везде и в США тоже. Дело в том, что прокатчики не верят, что люди будут платить деньги и приходить смотреть документальные фильмы. Но, например, Майкл Мур был одним из первых, кто предложил делать такие вот показы только документальных фильмов. Например, он проводил показы документальных фильмов по вторникам, когда не так много людей идет в кинотеатры, ожидая премьеры. Такая идея была и даже как-то реализуется.

Чем разнится реакция людей на фильм?

Тиа Лесин: В США люди понимают проблему, они очень возмущены действием администрации, и я считаю, что это событие, которое нанесло "смертельный удар" администрации Буша. В вашей стране, наверное, меньше ожиданий от правительства, если принять во внимание всю историю, поэтому это не до такой степени актуально. Тут люди не ожидают от правительства многого. Например, сегодня после показа одна женщина встала и сказала, что  ничего такого правительство плохого не сделало, ведь они выплатили компенсацию.

Карл Дил:
В общем-то, всегда находится один человек, который встает после показа и возражает, неважно – это Краснодар, Нью-Йорк или Москва. Это и есть тот человек, для которого мы сняли свой фильм.

Тиа Лесин:  Наверно, наихудшее для нас, когда люди выходят без какой-то реакции. Мы хотим, чтобы люди любили этот фильм или ненавидели его, но не оставались равнодушны.

Выложен ли фильм в Интернете, чтобы больше людей посмотрели?


Карл Дил:
Нет, такого нет. Это зависит от дистрибьютора, американский дистрибьютор пока не разрешает это делать, та же история с международным дистрибьютором. Однако возможно на определенных территориях это случится.

Если это появится в пиратском варианте, будете ли вы подавать в суд или все-таки уже оставите, пусть люди смотрят?

Тиа Лесин: 
Мы пытаемся выйти хотя бы по нулям по этому фильму. Это камень преткновения каждого артиста: с одной стороны хочется, чтобы тебя видели и слышали миллионы людей, с другой нужны деньги на жизнь и дальнейшее творчество. Мы бы предпочли, чтобы этот фильм покупали, иначе сразу бы отдали его на торренты.

Карл Дил: Мы понимаем, что можно продавать и через очень дешевую скачку, но это ущемляет независимых режиссеров, потому что они ничего не получают. Документальные фильмы требуют определенного бюджета.

Карл, вы работали в новостях, в том числе специализировались на репортажах с мест стихийных бедствий. Можете ли вы назвать примеры наиболее разумной и хорошей реакции властей на бедствие и самой отвратительной?

Карл Дил: С "Катриной" произошло следующее: в течение пяти дней не было никакой реакции, вот это труднее всего понять. Ее просто не было. Были слова, выступления, и больше ничего. Это было шокирующее, когда федеральные чиновники просто не понимали, насколько серьезна ситуация или им было все равно. Любая реакция лучше безразличия.

Тиа Лесин: А вот на Кубе, например, был ураган 4 категории, и эвакуировали целый город.

Карл Дил: Я знаю еще пример тоже про Кубу,  за месяц там было три урагана категории не менее трех баллов, эвакуировали миллион жителей. И никто не погиб.

Будете ли вы продолжать снимать документальное кино?

Тиа Лесин: Мы не гоняемся за стихийными бедствиями и трагедиями, главное для нас – хорошие люди в кадре и хорошие истории. О них мы и будет рассказывать.


Недопустимы и будут удалены комментарии, содержащие рекламу, любые нецензурные выражения, в том числе затрагивающие честь и достоинство личности (мат, оскорбления, клевета, включая маскирующие символы в виде звезд или пропуска букв), заведомо ложная или недостоверная информация, которая может нанести вред обществу (читателям), явное неуважение к обществу, государству РФ, государственным символам РФ, органам государственной власти РФ, а также любое нарушение законодательства РФ.

Читайте также

Реклама на портале