"Ирония судьбы. Продолжение": салат оливье, как и было сказано

  • "Ирония судьбы. Продолжение" © Фото Юга.ру
Первый канал и Тимур Бекмамбетов запарились в попытке обнаружить времен связующую нить. И потерпели полу-удачу.

Последний государственный трюк уходящего года – выход на экраны продолжения одного из легендарных фильмов советской эпохи. Как в знаменитом праздничном салате, о котором не вспомнит разве что житель Королевства Того, куда Новый год приходит самым первым, в проекте "Ирония судьбы – 2" волей авторов собрано все.
Прежде всего, креативная и финансовая мощь, а также дерзость Первого канала, которые невозможно отрицать вне зависимости от вашего отношения к результату каждого его конкретного подвига. И даже вне всякой связи с его повседневной практикой. Индикатор, зеркало и коллективный организатор происходящего в стране и в людях (во многих, во многих), Первый канал нынче есть безальтернативное стилеобразующее и пропагандистское начало среди широких народных масс. Даже интеллектуалы и кое-где оставшиеся интеллигенты, не говоря уж о деловых людях, вынуждены с ним считаться и его оценивать. В стороне разве что так называемая продвинутая молодежь, но – я уверена – канальцы скоро доберутся и до нее.

Как известно, Константин Эрнст, глава Первого, всегда был и остается очень неравнодушен к кинематографу. И, кажется, сколь ни привлекали его лавры создателя "Старых песен о главном" (играли в постмодернизм, но уже десять лет назад обеспечили реванш эстетики соцреализма и во многом способствовали застою в массовой культуре), слаще большого экрана не оказалось ничего. Кинопроизводство Первого обло, озорно, огромно, стозевно и лаяй, интересующиеся вспомнят все, но успех "Дневного дозора", как мы и предполагали год назад, оказался не то что случайным, а практически единичным.
Уж не знаю, что думали в прошлом январе об "Иронии судьбы-2" ее создатели (источники сообщают, что сама идея продолжения возникла пятнадцать лет назад, что конкретика начала вырисовываться вот уже лет пять как, что снятый материал год лежал, что сорок минут было переснято вовсе – это уж после показа ролика на одном из кинорынков и неодобрения прокатчиками), но теперь они говорят, что ставят перед собой цель вернуть народ в кинотеатры.

Эта удивительная по своей неизбывной актуальности задача светлым образом маячит на горизонте со времен выхода ровно десять лет назад фильма "Титаник". Он совпал, если помните, с появлением первых долби-кинотеатров и заманил первозрителей новой эпохи. С тех пор бокс-офис проката – российских картин, в частности – растет, но вот средняя посещаемость остается смешной – 0, 4, извините, человеко-раза в год. Поэтому нынче задача "заманить" предполагает в ответе публику старшего возраста. Которая давно утеряла привычку в кино ходить ногами. Никак не желает оказываться перед экраном, где "все стреляют и трахаются" (миф, но очень сильнодействующий).
Я, кстати, верю в искренность намерений авторов. Кроме понятного азарта и государственного интереса (его свидетельства чуть дальше), у них есть и собственное кинопроизводство – надо обеспечивать ему кассу. (Тут, кстати, годится и артхаус – но он берет слишком небольшую для Первого канала часть аудитории; целенаправленные усилия по ее завоеванию впереди, но они несомненно последуют, а попытка уже есть.)

Однако я понимаю и страх авторов, и опасения публики со взвешенным восприятием: риск обломаться о национальный миф слишком велик. Обыватели зря боятся за классику, с ней никогда ничего не случается, но сопротивление сиквелу возникло авансом, ибо все отлично знают: как нельзя дважды войти в одну и ту же реку, так нельзя перепутать квартиру дважды. Повторивший шутку в обществе если не идиот, то уж просто неуместен.
Впрочем, не будем забегать вперед.

Итак, цель объявлена. Для ее достижения, повторю, собраны все ингредиенты. Русский/российский утешительный миф новогоднего праздника: в эти сутки грех не выпить; простится любой, хм, дикий поступок; если ты хороший человек – встретишь свою любовь. Всенародный режиссер Эльдар Рязанов (автор этого мифа вместе с Эмилем Брагинским) – он в кадре, ему красивым почерком – благодарность на экране; полученное от него благословение всячески подчеркивается. Что хорошо и правильно со всех точек зрения, от "сыновней" до коммерческой.
Созваны "старые" актеры (только Лия Ахеджакова "эмигрировала", причина мне, увы, неизвестна); в перечислении не нуждаются. Ангажированы молодые любимцы публики: Константин Хабенский в роли Лукашина-сына, Еслизавета Боярская – Надя, дочь Нади, Сергей Безруков – Ираклий, "духовный наследник" Ипполита (кстати, Безруков в фильме – лучше всех, но и образ для него написан поинтересней), и другие. Звучит музыка Микаэла Таривердиева – сама собой и в новых аранжировках. Сочинены новые песни. Голос Аллы Пугачевой за кадром, теперь – в дуэте с Кристиной Орбакайте, что работает на концепцию картины.

Режиссер – испытанный непревзойденным "Банком "Империал" и "Дозорами" Тимур Бекмамбетов – кажется, единственный из наших, кто сейчас ставит в Голливуде (уж не знаю, насколько комфортно и творчески его взаимодействие с той системой). Сценарий написан – а было, как сообщается, более сорока вариантов, три различных финала – Алексеем Слаповским (настоящий писатель нынче редкость в кино) при участии Константина Эрнста, Анатолия Максимова, Тимура Бекмамбетова.
Отличный оператор Сергей Трофимов активно использует крупные планы, чем – вот парадокс – одновременно и напоминает о телевизионной эстетике, и пытается ее преодолеть, поскольку мест действия – раз, два и обчелся, а интерьер в этой постсоветской картине, ура, не главное.
Вовсю использованы компьютерные эффекты – обработанных эпизодов числом даже больше, чем в "ДД".

Не забыта чертовски симпатичная принципиальная рязановская аполитичность и внеидеологичность – редкость в застойные годы (старую "Иронию…" Госкино не хотело делать двухсерийной – мол, "такая ерунда") – перед нами опять рождественская мелодраматическая комедия, а не псевдопатриотический блокбастер. Отдана понятная, хоть и неприятная лично мне, дань и "политическим" играм нового времени: за пять минут до боя курантов у нас уже не Гурченко поет, а президент выступает; звучит Гимн; для финальной песни взяты слова Джахан Поллыевой; помощника того же Президента, всюду подчеркивается – его "главного спичрайтера". Увы, ее тексту далеко до стихов Цветаевой, Пастернака, Ахмадуллиной, Евтушенко…
Придумана идеология, которую можно выразить примерно так: прошло тридцать лет, рок-н-ролл мертв, а вы еще живы. Найден человеческий посыл сюжета: отцы и дети, ставший формообразующим естественно – так же, как знаменитая драматургическая путаница с адресами была органично встроена в типовые кварталы нового жилья (зрители постарше помнят счастье середины 70-х: уже не хрущобы, хотя кухня шесть метров…).

Одно лишь умиление вызывают теперь – после первой "Иронии…" – шутки вроде отправления "Красной стрелы" примерно в пять утра (если кто не знает – этот поезд уходит из Петербурга без пяти минут в полночь). Вообще, предельно много моментов в новом фильме "скопировано" из первого, а поскольку он хрестоматиен, зритель получает удовольствие как при игре в "Угадай мелодию".
Всемерно приглушена, даже изничтожена гламурность. Более-менее аккуратно, но, понятно, не незаметно, вписан product placement (вспомните, как всех взволновала эта составляющая фильма в "Дозорах…"). Не забыта самореклама: Екатерина Андреева, Максим Галкин, Никита Михалков…

Картина выпущена более чем тысячью копий (на СНГ). Выстроена рекламная стратегия и прокатная политика: в некоторых кинотеатрах во время сеансов будет пахнуть елкой (хорошо, что не веником), на контроле нам раздали календарики с изображением Хабенского и Боярской; остальные примеры продвижения найдете сами в Интернете.
Главный из них – обещание не показывать картину два года по телевизору. Безусловно прекрасное само по себе, если оно породит последователей среди отечественных продюсеров – будет вдвойне замечательно. В борьбе за кинотеатральный билет предприняты суровые меры безопасности от пиратов: первый же титр фильма предупредит вас об уголовной ответственности за нелегальное копирование хоть на мобильный телефон…

Между прочим, вот тут авторы фильма сразу прокололись. Во-первых, хотят видеть в зале взрослого интеллигентного зрителя – и заранее его подозревают в противоправном действии. Во-вторых, человек пришел отдохнуть – а его призывают быть бдительным и сообщать о проступке соседа, коли таковой (проступок) последует. В-третьих, налицо и методологическая ошибка: народ настроился уже на шутки про баню – и ждет, что этот титр окажется несерьезным.
Тем более, что дальше следует призыв не выкидывать свой билет – по нему якобы можно выиграть автомобиль и квартиру в Петербурге. Поскольку все аналогичные лотереи подразумевают один главный приз и миллион кружек/бейсболок, а здесь о маленьких радостях не объявлено, то зритель опять вправе потеряться – его разыгрывают или правда?

Но эмблематичная заставка "Мосфильма" увлекает нас дальше, за ней – Дед Мороз, весь в синем, чтобы дистанцироваться от рекламы Кока-Колы; это главный артист нашего кино Михаил Ефремов, у него, безусловно, всегда припасено для нас чудо, – и понеслось!..
Интригу и многочисленные хитросплетения сюжета я вам, разумеется, не раскрою. Они, как и диалоги, сочинены хорошо, народ в зале неоднократно смеется, настроение умело поддерживается. Вплоть до финала сохранен детективный момент: кого предпочтет юная Надя – нового Чацкого или нового Молчалина (аналогии изрядно хромают, но в принципе происхождение Лукашина и Ипполита/Ираклия – из классической литературы, включая оттенки опять актуального образа провинциала в столице).

И все вроде бы хорошо, и фильм в его движении мне даже нравится, да есть пара скребков по душе. Во-первых, внешний вид и игра актеров – особенно, увы, старшего возраста. Не желая никого обидеть под праздник, скажу аккуратно: наверное, люди не поверили в воскрешение своих героев, ибо глаза исполнителей загораются буквально считанное число раз. О том, во что превращена Надя-мама, умолчу вовсе – не понимаю, как профессионалы могли допустить подобную кукольность персонажа.
И во-вторых, из фильма исчезла… та самая мягкая ирония судьбы, которая проявлялась в сюжете с путаницей, а еще больше – в интонации. То, что и делало первую картину не просто обаятельной, а – исполненной шарма. Там все происходило само собой, как распространяется воздух в парной, – здесь, хоть и с благими намерениями, а все подстроено, как откровенно пиротехнический дым. Тогда была бескорыстная стычка характеров в фантастических обстоятельствах – теперь получилась борьба расчетливых предпочтений.

Что ж, и в этом примета времени. Совсем иного, нежели тридцать лет назад.

Я совершенно уверена: "Ирония судьбы – 2" соберет свои полсотни лимонов в прокате, как хотят продюсеры. Я не сомневаюсь: через два года Первый канал будет показывать оба фильма до и после – хоть программы "Время", хоть речи Президента под часами на Спасской башне. И те, кто сейчас страшно боится этого, обзывая авторов сиквела ужасными словами, смирятся и просто увеличат количество майонеза. И водки.

Но мне совершенно точно известно, что сказка – отдельно, а быль – отдельно.

Где посмотреть фильм "Ирония судьбы" в Краснодаре?
Обсудить

В комментариях недопустимы и будут удалены: реклама, оскорбления, клевета, любые нарушения законов РФ.

Читайте также

Реклама на портале