"Параграф 78": что там Доктор прописал?

На экране первая часть фильма, а "Параграф 78. Пункт второй" светит заинтригованным в конце марта. Перед нами совершенно очевидно не "Война и мир", где можно было безболезненно называть серии "Андрей Болконский" или "1812 год", а, скорее, "Убить Билла" - и понятно, что вторая часть должна существенно отличаться от первой. Пока мы попробовали что-то вроде аперитива, призванного возбудить желание съесть основное блюдо.

Такое разделение не задумано изначально; снятого материала оказалось больше, чем даже на вполне привычный уже двухчасовой "с хвостиком" сеанс, и прокатчик картины "Централ Партнершип" решил сыграть в двухходовку, чтобы одной рекламной компанией, весьма затратной, попробовать собрать двойную кассу. Кстати, упомянутая "Война и мир" собирала так: 1 серия - 58.3 млн. зрителей, 2-я серия - 36.2 млн., 3-я серия - 21 млн., 4-я серия - 19.8 млн.; бокс-офис обоих "Биллов" мне сейчас не найти, но сравнение будет совсем не корректно из-за разницы состояния кинопроката в 1966/67 годах и пару-тройку лет назад.

Режиссер Хлебородов вынужден был уступить желанию прокатчика (и дай бог им всем отбить бюджет в девять с лишним миллионов долларов), но смонтировал и авторскую версию картины. Она наверняка выйдет на DVD; скорее всего, именно она останется в памяти фанатов. А на место в истории кино "Параграф 78" и не претендует.

Его строчка – в начале послужного списка в кинематографе самого Михаила Хлебородова, известнейшего отечественного клипмейкера. Удивительно, но хоть какую-то биографию режиссера-дебютанта мне удалось обнаружить только после изрядного интернет-поиска. Всего один абзац на сайте фильма "Параграф 78" называет клипы и рекламные ролики Хлебородова "классическими", да приводит краткий перечень артистов ("БИ-2", "Мумий тролль", а также "Маша и медведи", Игорь Саруханов, Валерия, Дмитрий Маликов, Богдан Титомир, Алсу, Лайма Вайкуле, Алёна Свиридова и прочая попса) – чем и ограничивается.
И все же удалось найти – надеюсь, достоверные – данные о том, что Михаил Львович Хлебородов, 1967 года рождения, учился в Государственном театральном колледже на факультет продюсерского мастерства, служил в армейском ансамбле, потом еще окончил курсы при Гнесинском училище. Так говорит "Глубина" – неофициальный сайт фильма по мотивам книги известного фантаста Сергея Лукьяненко "Лабиринт Отражений". Хлебородов и Бахшиев с Куценко начинали этот проект, но потом что-то не заладилос, и возник "Параграф 78".

Из "Глубины" и такой факт: Хлебородов – автор и продюсер заставки программы "Время". Снова удивительно! Имя режиссера заставки главной информационной программы страны известно только специалистам и фанатам, а широкой публике – нет. Таким образом, по умолчанию, признается, что этого сотрудничества надо стыдиться. Как, видимо, и вообще связи Хлебородова с Первым каналом (он там работал) – я, например, ее ощутила лишь когда в начале картины герою Гоши Куценко "напоминалка" советует просмотреть выпуск новостей по Первому.

Само по себе это все предмет социокультурного анализа, имеющего отношение к кинопродукции и вообще киностилистике "большого экрана", задаваемого Первым каналом. Стилистике как эдакой смеси голливудского с патриотически-нижегородским. И господин Хлебородов, насколько можно судить по его высказываниям и фильму, есть дитя самоэксперимента новой российской медиа-элиты: попытки скрещивания заокеанской упаковки с нашенским душевным содержанием. Все еще очень детский (обратите внимание хотя бы на сразу три черепа в эмблемах компаний-производителей фильма), этот эксперимент уже прошел много стадий, результат, очевидно, печален, но кто знает – почему? То ли все же менталитеты сугубо разные, то ли гений должен явиться…

Короче говоря, Хлебородов берет новеллу Ивана Охлобыстина (менее оперативные рецензенты, разумеется, ее посмакуют) и делает фильм с откровенно голливудской внешностью, желая, на словах, получить русское (а на самом деле универсальное) нутро – нечто о вечных ценностях, любви и дружбе. Делает фильм, похожий на "Чужих", а из подсознания прорывается едва ли не "Солярис". Делает фильм, где основное – дизайн, а мечтает о том, чтобы зрители завелись, сопереживая героям. Группе спецназовцев из недалекого будущего, которые должны обезвредить секретную базу, где создают биологического оружие.

Все, касаемое визуальности, киногении картины, Хлебородову сотоварищи удалось. Искусная работа оператора Сергея Козлова преодолевает даже заданную вторичность зрительного ряда. Художник Константин Мельников достиг стерильного глянца фактур и вообще изображения. Режиссер придумал или вспомнил разные эффектные монтажные стыки и прочие трюки-гэги, настолько расчисленные, что отсылают "картинку" почти к анимационной, но зато удерживают внимание зрительского глаза.

А также позволяют оценить его формальное мастерство (скажем, превосходно удержал паузу в сцене выхода из лифта) и чувство юмора в следовании канонам фильмосложения. Правда, в компьютерных эффектах Хлебородов оказался совсем не оригинален, но, к счастью, и не пошл. Музыку (композитор Тобиас Энхаус, в исполнителях разные корифеи) оставим специалистам; они говорят, что крутизна почти неслыханная. Наверное, так и есть, хотя мне как обыкновенному кинозрителю нравится, что так называемый саундтрек не выпирает из общей рече-музыкально-шумовой концепции фильма, что и должно быть.

Но есть в "Параграфе 78" очевидные проблемы, свойственные почти всей продукции "боевитых" жанров: понятность происходящего зависит от того, читал ли зритель аннотацию до просмотра. Подробности экспедиции наших героев на таинственную базу вполне ясны отнюдь не из монолога артиста Александра Тютина (военный начальник, который и дает группе задание), а из печатных текстов. Этот недостаток идет или от высокомерия режиссеров, или от их малоопытности: не понимают, что сами знают каждую букву сценария, а зрителю в зале нужно дать возможность и время воспринять повествовательную информацию на слух. Скажем, в нашем примере о манипуляциях кого-то перед микроскопом с произнесением слова "вирус" человек, читавший в это время идущие титры, забывает немедленно.

Это режиссерская ошибка, но есть и сценарные. Например, заявленная, прости господи, чахотка Гудвина в исполнении самого брутального мэна нового российского кино Гоши Куценко растворяется без следа после демонстрации нам платочка с выкашлянной им кровью – и как это расценить? (Кстати, я была уверена, что под упомянутым микроскопом – вирус, поразивший нашего бритоголового великого и ужасного.) Гудвин летит на вертолете, спускается в лифте под землю, сильно нервничает в один особо напряженный момент – но больше ни разу не кашляет. То ли он умрет сам собой во второй части, то ли стресс его вылечил, бывает ведь и такое.

Еще неувязочка – очевидный непрофессионализм команды, невозможный по жизни, а в кино заставляющий скривиться. Ни один нормальный командир не возьмет в дело никого, кто будет думать о личном больше, чем о задаче. Полагаю, сия аксиома должна быть записана гораздо раньше в Уставе несения службы (или как его там), чем параграф № 78, суть которого вам сообщат в конце первой части, заманивая на вторую – и неприлично мне тут ваш кайф обломать.

Но бросим нанизывать странности самой истории – она же условная, как этикетка на спичечном коробке. Отметим основную абстракцию картины – ее героев. Восемь человек в команде, каждый – просто носитель определенной функции: один живчик, один с виду увалень, один якобы голубой, один "самурай", а также одна женщина и двое ее мужчин. Последняя троица и представляет нам основной, заявленный еще до титров конфликт сюжета.

Все эти персонажи будто из комикса, они абсолютно плоские, картонные – и переживания свои изображают удивительным образом: телодвижениями, позами, как в немом кино. И отточенными пустыми репликами, которые легко можно нарисовать "в пузыре". Достойные актеры (кроме Куценко, Владимир Вдовиченков, Станислав Дужников, Анатолий Белый, Григорий Сиятвинда, Азиз Бейшеналиев, особенно эффектна Анастасия Сланевская) почти позируют, никакой "психологии". Так "чувства", обычно представляемые в кино "обыкновенными" телами, которые хочется теперь назвать рыхлыми, - вброшены в тела подогнанно-литые, будто исполненные методом трехмерной анимации.

Контраст впечатляет не меньше, чем общий дизайн фильма. Хотя достигнут, очевидно, совершенно противоположный задуманному эффект: этим персонажам до людей далеко, главная троица – не более, чем два самца и самка. И на удивление многомерными по сравнению с тенями людей в "Параграфе 78" видятся герои вырыпаевской "Эйфории" с ее любовным треугольником. Бушующие там дикие страсти – однозначно человеческие, хоть и неокультуренные, варварские; таким страстям трудно сопереживать из-за их силы, но и речи не идет о примитивной плоскостности, о той самой картонности…

И лишь один персонаж выглядит объемным среди этой всей аппликации – Доктор в исполнении вовсе не актера, а продюсера фильма и соавтора сценария Юсупа Бахшиева (МИСИ имени Куйбышева в бэкграунде). Возможно, потому что сам Бахшиев такой непростой с виду человек. А может, потому, что функция его персонажа в первой части "Параграфа 78" до конца не прописана. Она должна проявиться во второй.

Вот поглядим – и продолжим.

Где посмотреть фильм "Параграф 78" в Краснодаре, вы можете узнать здесь.

Статьи

Поездка на Эльбрус, лекция о питании, ночь в батутном парке

Чем заняться в выходные 17-18 ноября. Выбор Эволюции Юга.ру

Статьи

Дискотека 80-90-х, концерт L'One, балет «Эсмеральда»

И другие события Краснодара с 16 по 18 ноября

В комментариях недопустимы и будут удалены: реклама, оскорбления, мат, клевета, любые нарушения законов РФ.

Читайте также

Реклама на портале