Алексей Воевода: Олимпиада в Пекине? Почему бы и нет!

23 марта серебряного призера Олимпиады в Турине сочинского бобслеиста Алексея Воеводу и участницу Игр Викторию Токовую в Краснодаре принимал губернатор Кубани Александр Ткачев. Первый в истории Краснодарского края спортсмен – обладатель медали зимних Игр получил из рук главы региона значок заслуженного мастера спорта по бобслею (такой же у него есть по армрестлингу). После встречи Воевода сделал сенсационное заявление о том, что в его планах побороться за путевку на летнюю Олимпиаду 2008 года в Пекин. Кроме того, он сообщил, что ему поступило предложение провести в Дубае матч-реванш против американской легенды армспорта Джо Брзенка, которого он победил в 2004 году.

– Губернатор подарил нам с Викторией Токовой огромный букет белых роз, сказал очень теплые слова по отношению к российскому спорту, озвучил круг проблем по строительству санно-бобслейной трассы в Сочи, а также вник в наши с Викторией жилищно-коммунальные проблемы и вручил мне значок Заслуженного мастера спорта России, рассказал Воевода краснодарским журналистам о встрече с губернатором.

Александр Николаевич нацеливал Вас на медали более высокой пробы на следующей Олимпиаде в Ванкувере?

– Прежде всего, поменять "серебро" на "золото" я буду требовать сам от себя. Если с нами продолжат работать те специалисты по технике, с которыми мы сотрудничаем сейчас, два "золота" в 2010 году – это реально. В России бобслей культивируется всего 25 лет, а относительный подъем вообще пришелся только на прошлый олимпийский цикл. Поэтому соперничать с представителями тех стран, где бобслей культивируют 90 лет, нам пока очень сложно.

 Отставание России от законодателей моды в этом виде спорта действительно велико?

– В Германии целые институты трудятся над технической поддержкой бобслейного спорта. У нас весь институт – в наших головах. Мы делаем все сами: затачиваем коньки, разбираем бобы, ремонтируем оси, меняем прокладки. Вся работа лежит на экипаже. У немцев для этого есть корпус механиков. В Турине, например, Кристофу Лангену сняли отдельную виллу с обслуживающим персоналом. А мы с Сашей Зубковым на маленьких кроватях мучались в деревне. У меня с нее ноги сантиметров на 30 свисали. Но главное – у нас нет трасс, чтобы тренироваться. Поэтому российский бобслей до сих пор остается уделом энтузиастов.

Чем объяснить помощь немецких специалистов, которую они оказывали Вам перед Олимпиадой, хотя Вы обыгрывали немецких спортсменов на этапах Кубка мира?

– Вообще, у них существуют трения в сборной. И когда кого-то выдавливают, эти спортсмены начинают помогать другим независимо от страны проживания. Но дело даже не в этом. Когда немцы увидели, на чем и как мы ездим, у них ключи начала падать из рук от удивления. Им стало интересно с нами работать. Олимпийский чемпион Кристоф Ланген нам даже помог, кое-что подсказал по трассе, и благодаря ему мы довольно достойно выступили.

Похоже, все-таки не все подсказал…

– Вы знаете, наш боб отстает по эволюции от современных машин года на четыре – это первое. Второе – у нас один комплект боевых коньков на два экипажа. Причем наши коньки рассчитаны только под чистый лед. Если трасса хоть чуть-чуть заснежена, пиши пропало. В общем, нюансов очень много, поэтому дело далеко не в одних подсказах Лангена.

Несмотря на это Вы сумели завоевать серебряную медаль…

– Более того. Было сразу несколько фактов, которые сыграли против нас. Это падение на тренировочном спуске, в котором Филипп Егоров получил сотрясение мозга и ушиб плеча, Александр Зубков – тоже легкое сотрясение и травму ахилла, а Алексей Селиверстов серьезный ожог. Из нашей четверки один я остался целый, а ребята бегали на обезболивающих уколах. Это очень сложно. Сам боб после падения не красился и не менялся, а просто был заклеен цветным пластырем – это тоже потеря 5-6 сотых на каждом спуске.
Ну и добавим сюда погодные условия в первый день соревнований. Если бы температура льда была хотя бы -5-10 градусов, мы бы даже больные и хромые, с неподходящими коньками и заклеенным пластырем бобом завоевали "золото". В общем, все было против нас. Но я даже рад, что мы получили "серебро" – этот металл я почему-то люблю больше.

А как Вы попали в бобслей?

– Занимался армспортом, выигрывал еще в 2000 году чемпионат мира. Потом увидел на Олимпиаде 2002 года Викторию Токовую. Смотрю – землячка, и мне стало интересно. Такой вид спорта бешеный. Пообщался с директором сочинской школы Петросом Ервандовичем Гаспаряном, рассказал, что в школе 3,45 с места прыгал, неплохой спринт… Он мне и сказал: "Давай попробуем!". Так я попал на первый как раз послеолимпийский сбор. Меня немного поучили бегать с тачкой и я сразу оббежал трех олимпийцев, а на втором сборе уже стал третьим среди разгоняющих. Валерий Лейченко – президент российской федерации бобслея и скелетона – подарил мне шиповки, наверное, самые удобные в моей жизни. Такие – салатного цвета, "Асикс" называются. Очень мне помогли. В 2003-м, правда, я получил травму – откололся кусок кости в колене, из-за которой пропустил два года. Но в июне 2005-го сделал операцию, а в августе уже поехал на сборы. Итог вы знаете.

– Вы с Викторией часто общаетесь?

– Довольно. Но в основном на сборах.

– Она недавно призналась, что не прочь взять Вас к себе в разгоняющие.
– Если введут дисциплину "смешанные экипажи", я с удовольствием (смеется – прим. Д.Г.).

– А на тренировках спускаться вместе не доводилось?
– В этом просто нет смысла, развесовка разная получится. А такой девочки, которая бы весила 110 кг, у нас нету.

Где будете готовиться к следующему сезону?

– Санно-бобслейную трассу в Сочи обещают построить к 2008 году. Это было бы неплохо. Но никаких официальных документов о начале строительства или о выделении денег я лично пока не видел. Что касается меня, то я как разгоняющий могу готовиться на стадионе в Сочи, мне, в принципе, все равно. А вот пилоты должны обкатывать трассу.

Расскажите, что входит в понятие "тренировка разгоняющего"?

– Технически это силовой бег с тачкой, вот и все. Специально грузим ее блинами и бегаем. А, в общем, бобслеист должен быть сильным и быстрым. Поэтому в силовые тренировки входит штанга, приседания, жим лежа, всякие рывки, метания ядра вперед-назад. Нужно заложить такую базу, чтобы хватило на все восемь этапов Кубка мира – в двойках и четверках, плюс чемпионат мира. Это довольно сложно. Если в армспорте у меня было всего 3-4 соревнования в год – чемпионат России, Европа, и мира (по любителям и по профессионалам), то в бобслее стартов гораздо больше.

Слышали, что Вы собирались попробовать себя в качестве пилота…

– Да, хочу.

А кто у Вас будет разгоняющим?

– Я сам. Понятно, что там стоять кто-то сзади будет. Но небольшой. Мы и так с Сашей Зубковым невлазили в боб. Он весил 104 кг, я – 115. Пока не похудели – он до 103, а я до 109, только тогда поместились. Боб-двойка не должен вместе с экипажем весить больше 360 кг.

 Поделитесь своими впечатлениями от Олимпиады в Турине?

– Буквально вчера меня спросили по поводу рецепта похудения. Я посоветовал питаться в столовой в Сестриере. Килограмм 5-6 можно скинуть легко. В принципе, там все как раз и похудели. Но самое главное не питание, не то, где живешь, а ради чего ты приехал – участвовать или побеждать. Эмоции большого спортивного праздника окупают все огрехи организаторов. Спортсмен начинает хоть чуть-чуть чувствовать, что он кому-то нужен – людям, своей стране.

Что помогало на Олимпиаде лично Вам?

– Атмосфера того, что бьешься не за себя, а за всю страну. Это очень заводило.

Поддержку российских болельщиков ощущали?

– На трассе я ничего не слышал, уходил в себя, как говорят. К тому же, когда едешь в бобе, там такой звон стоит, что никаких криков неслышно. Но, когда видишь огромные транспаранты "Россия! Порвите всех!", понимаешь, что так могут болеть только русские.

А всякие истории с допингом не нервировали?

– Да нет. Единственное, что меня нервировало, это правила прохождения допинг-контроля. У них там какие-то палатки, в них холодно, тебя вводят в биотуалет, полностью раздевают и дают баночку. Если честно, я долго не мог ничего сделать, литров 5-6 воды пришлось выпить, просто противно уже было.

На фоне Турина, как смотрится в качестве возможной столицы Олимпийских игр Сочи?

– Явно получше. Сочи более компактный – до Красной Поляны ехать чуть больше, чем полчаса. А из Турина мы добирались до второй олимпийской деревни в Сестриере два с чем-то. Там 100 километров по горному серпантину и узкая, постоянно заснеженная трасса. В самом Турине постоянные пробки. В общем, мое мнение, что шансы у Сочи очень хорошие, но все будет зависеть от политиков, от денег, от строителей.

У бобслеистов существуют свои приметы перед стартами?

– Не знаю, как другие, а я, например, не бреюсь. Правда, стараюсь мыться. Еще, как человек верующий, вожу с собой икону святого Алексия и Георгия Победоносца, молюсь перед стартом, крещусь – и в бой. Филипп Егоров меня удивил. Слышу однажды кто-то разговаривает в бобе и не пойму что происходит. Потом, когда остановился, спрашиваю, кто разговаривает? Саня говорит: "Не обращай внимания, это Егоров шаманит". У каждого спортсмена, наверное, есть что-то свое.

Говорят, что опытные разгоняющие не просто сидят в бобе, а помогают пилоту своим весом управлять машиной. Это так?

– Да, действительно хорошие разгоняющие должны так делать. Но если ты трассу не чувствуешь, то пилоту лучше не мешать. Я это чувство поймал, когда мы с Зубковым выиграли в двойках на этапе Кубка мира.  

 В каком виде Вам больше нравится выступать – в двойке или четверке?

– Лично мне – в двойке. Там все больше от меня зависит. В четверке же нужна ювелирная слаженность. Если трое бегут изо всех сил, а четвертый хромает – это уже не то. В общем, в четверке бежать проще, так как ответственность ниже. Но я больше люблю двойку.

 Кроме бобслея и армспорта что еще Вас интересует в жизни?

– Хочу получить юридическое образование. Я его уже начал, потом бросил из-за занятий спортом, но сейчас планирую взять выписку и перевестись в другой вуз. Закончу юрфак, напишу кандидатскую, а дальше хочу поступить в Академию госуправления. У моего отца несколько высших образований. Он для меня всегда был эталоном мужчины – верный, надежный, культурный, спортсмен. Я тоже постараюсь пойти по этому пути. Посмотрим, что получится.

Но армспорт Вы не бросаете?

– Мне недавно предложили титульный бой в Дубае с легендой мирового армрестлинга Джо Брзенком, которого я победил в 2004 году. После этого он опять никому не проигрывает уже два года, всех рвет на части и говорит "Воевода, я тебя жду". От реванша я, правда, пока отказался, потому что готовиться к этому бою надо 3 месяца, которых у меня сейчас нет. А прийти и проиграть – это не по мне. Так что пока я вряд ли буду заниматься, хотя неожиданно выяснилось, что сейчас у меня самая лучшая форма в моей жизни. Недавно в Москве отборолся с парой ребят, так они очень удивились тому, что Воевода не сдал, хотя похудел на 10 кг, а наоборот. Получается, бобслей мне даже придал силы.

У Вас очень строгий режим?

– Режима как такового нет вообще. Когда хочу – гуляю, могу выпить с друзьями. У меня был знакомый повар: ему под 90 лет, а выглядит на 50. Так вот он мне поведал свой секрет долголетия: ешь, все что хочешь. Если начать себя в чем-то ограничивать, а этого хочется, – себе же хуже.

Вот Вы на время оставили армрестлинг ради олимпийского вида спорта. А в таких соревнованиях, как "Айрон Мэн" Вам не хотелось поучаствовать?

– Только не "Айрон Мэн", а "Strong Men" – есть такие соревнования силачей. Интерес такой был и интересно до сих пор. Но для участия мне нужно опять поднабрать килограмм 10 массы, вернуть физическую форму, которая у меня была. А это пагубно скажется на бобслее. Поэтому смысла пока нет.

А на летние Олимпийские игры не хотите поехать?

– Возможно, но пока загадывать не буду.

Каким видом спорта заинтересовались, если не секрет? Не метания?

– Нет. Но Фаина Мельник (олимпийская чемпионка 1972 года и 11-кратная рекордсменка мира – прим. Д.Г.) меня приглашала заниматься метанием диска. Я там ядрышко кинул, результат ее порадовал.

– Тогда, может, гребля?
– Может и гребля. Мне вода очень нравится. Гребок, потом брызги воды, шум… Класс!

– На соревнованиях Вы выступаете параллельным зачетом – за Краснодарский и за Красноярский края. Можете рассказать, что дает Вам это сотрудничество?
– Мне пока ничего не дало, ни копейки. Вся поддержка, все чего я добился – это благодаря Краснодарскому краю. Красноярцы ни обещанных стипендии, ни премии, ни денег на питание не прислали. Не выполнили ни одного пункта нашего договора, который мы подписали с ними буквально после Нового года. В общем, что для меня значит этот двойной зачет, я пока не понял.

 Вы недавно стали "динамовцем"…

– Действительно, призвался в армию, с января выступаю за спортивное общество "Динамо". Уже договорился, что косичку мне не обстригут.

А в волосах у Вас сила или стиль?

– И то, и другое. Но если серьезно, одни раз у меня был случай: меня постригли перед турниром, и я проиграл. Причем такому человеку, какому не должен был проигрывать в любом состоянии. Теперь стараюсь не повторять этот горький опыт.

Из Голливуда Вам не поступало предложений? Внешность у Вас очень подходящая…

– Как раз перед Олимпиадой ко мне приезжали кинематографисты из США – снимать документальный фильм про армспорт. Ну, я их взял и повез на охоту к своим друзьям – на охоту. Американцы, конечно, были в шоке: увидели танк Т-34 без башни, винтовки, спрашивают: "Рашн мафия?", я говорю: "Нет". Посмеялись. В общем, поснимали они Кубань, посмотрели, говорят: "И правда, у вас такие места классные, красивые, понятно, откуда у вас, у русских, сила берется". Потом спрашивают у меня суперсредство для набора силы, я думаю – какое? Оказалось – борщ. Поели, поняли, что силы он, в общем-то, не придает. Удивились. В общем, перед отъездом они мне предложили: "А не хотел бы ты поехать в Америку, мы с компанией "Mirаmax" работаем, спонсоров тебе найдем…". Но я ответил, что меня пока больше Олимпиада интересует, а там – посмотрим.

Не секрет, например, что Вы дружите с Пореченковым.

– Да я с ним общался, но не сказал бы, что я ему прямо такой друг. Да, мы боролись на руках, а мой товарищ травмировал ему руку. Вот так и познакомились: мы к нему в больницу приехали. Он с переломанной рукой сидит на нас смотрит и говорит: "Ну вас нафиг, этих армрестлеров..." Дружба, такого, что мы сами общаемся, семьями к друг другу ездим – этого нет.

А вообще у Вас есть близкие друзья?

– У меня есть школьный друг Виталий Бицадзе, а есть мой тренер, который ввел меня в спорт и вообще очень много сделал. Сначала мы как ученик и тренер общались, а потом стали просто товарищами. Когда приезжаю в Москву, постоянно у него останавливаюсь.

В брак вступить не собираетесь, чтобы семьями к друзьям ездить?

– Пока нет. Сейчас надо спортом заниматься.

А какие параметры женские Вас вдохновляют?

– Женщина – это маленькое хрупкое существо, которое хочется защитить. Вообще, у любого мужчины идеал формируется, когда он смотрит на свою мать. У меня мама просто великий человек – она и готовит, и убирает, и стирает, при том, что она инвалид второй группы, к сожалению. Я даже не представляю, откуда у нее берутся силы. Вот такую же женщину я хочу найти и для себя.

В комментариях недопустимы и будут удалены: реклама, оскорбления, мат, клевета, любые нарушения законов РФ.

Читайте также

Реклама на портале