«Масштаб нужды не поддается осознанию». Три девушки из Краснодара отвезли в Мариуполь 20 тонн гуманитарной помощи

  • Мариуполь, октябрь 2022 года © Фото Назара Дыблюка
    Мариуполь, октябрь 2022 года © Фото Назара Дыблюка

Вечером 22 октября во дворе волонтерского штаба «Добро в Мариуполе» припарковалась фура с гуманитарной помощью. В ней были тонны тёплой одежды и обуви, воды, еды, обогревателей и всего того, что способно облегчить жизнь людей в разрушенном городе поздней осенью.

Всё собрал и привез не фонд, не НКО, не организация с бюджетом, а три девушки-волонтёрки — Мадина Амади, Света Черникова и Марина Камардина. С 24 февраля они живут с мыслью «надо делать хоть что-то»

Света и Мадина уже ездили в Мариуполь в начале августа на легковом автомобиле, забитом до отказа тем, что удалось собрать. Идея о более масштабной помощи возникла по дороге домой: «Вот бы вернуться сюда не с этими крохами, а с целой фурой, представляешь?!»

«Было ощущение, что это капля в море, стоит делать больше. Там масштаб нужды огромный, он не поддается никакому осознанию», — вспоминает Мадина.

Это желание было настолько сильным, что спустя несколько месяцев оно осуществилось — транспортная компания, пожелавшая остаться неизвестной, предоставила волонтеркам 20-тонную фуру. 1 октября они объявили в соцсетях, что вновь едут в Мариуполь.

Город, стёртый с лица земли

Мариуполь в прошлом крупный промышленный центр. В XIX веке пострадал в Крымской войне, в ХХ столетии — в Великой Отечественной. Весной 2022 года стал самым разрушенным городом в зоне боевых действий. По некоторым данным, 90% всех зданий и инфраструктуры повреждены. В большинстве домов до сих пор нет света и воды. Жителей ждёт зима без центрального отопления. 

До начала военных действий в городе жили почти полмиллиона человек. Летом в информагентстве ТАСС появилась информация, что в городе стало в два раза меньше жителей. Многим удалось спастись от постоянных обстрелов. В конце сентября 2022 года на территории ДНР, куда теперь входит Мариуполь, прошел референдум, по итогам которого регион был включен в состав России.

До сих пор неизвестно, сколько человек погибло под обстрелами. В апреле мэр города говорил, что в Мариуполе погибло 5 тыс. гражданских. 16 июня ООН подтвердила гибель 1348 мирных граждан, в том числе 70 детей.

За два дня до того, как волонтерки должны были выехать туда с гуманитарной помощью, в Мариуполе ввели военное положение. Но, по словам девушек, у них не было и мысли отказаться от затеи.

«Думали только о том, как это провернуть. Нам было всё равно, что с нами будет там. Боялись только, что транспортная компания включит заднюю. Огромная им благодарность, что не спасовали», — вспоминает Света.

Большая часть помощи была адресной — девушки точно знали, что и кому везут. Для удобства доставки арендовали на месте газель. Остальное передали в волонтёрский штаб «Добро в Мариуполе» для распределения по нуждающимся.

Самая сложная доставка той поездки по воспоминаниям волонтёрок — отвезти генератор, масляный радиатор и продукты в район металлургического комбината «Азовсталь».  Добирались туда в сумерках, шёл ливень. Света помнит, что было очень тревожно, понимали — рискуют.

«Ехали со скоростью 3 км/ч по едва заметной колее через поле, не понимая, разминировали там всё или нет. Когда под колеса что-то залетало, я останавливалась и замирала. Мы каждую секунду прощались с жизнью, так страшно не было никогда. Буквально крались «на цыпочках» эти 800 метров. В итоге посреди ночи привезли людям необходимое. Они, конечно, были в шоке», — вспоминает Света.

По словам Мадины, самые сильные эмоции у неё были в их первую поездку в августе — ехали вслепую по оффлайн-навигатору, в дороге как обычно болтали о чём-то и смеялись, и не сразу поняли, что уже находятся в истерзанном Мариуполе.

«Просто вдруг краем глаза заметила, как вдоль дороги тянутся разрушенные многоэтажки — обглоданные чёрные скелеты. Это было как удар под дых. Современный человек в нынешней реальности даже представить себе не может, что такое бывает. 21 век, а выглядит как хроника из 1941-го», — говорит Мадина.

По словам девушки, за несколько прошедших месяцев Мариуполь стал более живым.

«Он и тогда (в августе) не ощущался мёртвым, даже несмотря на то, что, по оценкам ООН, фактически стёрт с лица земли. Вообще разрушенные дома и инфраструктура производят такое сильное впечатление, что психика защищается — и тебе начинает казаться, что всё это не по-настоящему. Перестаёшь осознавать реалистичность картинки, воспринимаешь её как декорацию к страшному фильму», — делится волонтёрка.

  • Мариуполь, октябрь 2022 года © Фото Назара Дыблюка
    Мариуполь, октябрь 2022 года © Фото Назара Дыблюка
  • Мариуполь, октябрь 2022 года © Фото Назара Дыблюка
    Мариуполь, октябрь 2022 года © Фото Назара Дыблюка
  • Мариуполь, октябрь 2022 года © Фото Назара Дыблюка
    Мариуполь, октябрь 2022 года © Фото Назара Дыблюка

В октябре девушки уже даже видели несколько работающих кафе, которые на фоне разрушенного города казались чем-то инопланетным. Сейчас в Мариуполе стало больше людей и машин. Многие вернулись, потому что поиски лучшей жизни не увенчались успехом.

«У нас [в России] беженцам тяжело оформить документы, адаптироваться, что-то получить. Поэтому многие возвращаются — люди готовы жить в разрушенном жилье, но в своём. Если спрашиваешь, отвечают: «Кому я там нужен». Помыкавшись несколько месяцев по ПВР, не сумев сделать документы, обустроиться и найти работу, зацепиться за реальность, возвращаются туда, где ощущают себя дома. Даже если этого дома физически больше нет», — рассказала Мадина.

Девушки заметили, что город потихоньку расчищают и уже начали восстанавливать: кладут дороги, вставляют окна, латают крыши, постепенно подключают дома к электроэнергии. Практически в каждом дворе лежат стройматериалы, активно идёт снос и тут же строительство. Но, по словам Мадины, «пока это подорожник на оторванную ногу».

Света добавляет, масштаб разрушений настолько огромен, что нужно минимум три года, чтобы увидеть хоть какой-то результат.

Самое гражданское общество

В августе люди в Мариуполе встречали волонтёрок очень эмоционально — плакали, благодарили за каждую пачку молока. В октябре помощь принимали уже намного спокойнее.

«Наверное, мы тогда в более тяжёлое время приехали, многие мариупольцы впервые получили гуманитарную помощь от нас, и даже не верили, что это «просто так», обнимали, рассказывали, что им пришлось пережить. В этот раз всё было просто и по-деловому: « — Здравствуйте, вот продуктов вам привезли, одеяла, давайте мы вам это сюда поставим. — Большое спасибо», — вспоминает Света Черникова.

В эту поездку у девушек был жёсткий тайминг. За полтора дня нужно было многое успеть, действовать быстро и чётко: развести адресную помощь, посетить общество инвалидов, приют для животных, отдельный пункт доставки — «6 бабушек в подвале».

«В обществе инвалидов я рыдала. Всё было так трогательно, они чуть ли не концерт подготовили к нашему приезду», — рассказывает Света.

Люди в Мариуполе великолепные, несломленные и дружелюбные, с удовольствием рассказывают свои истории и зовут в гости помыться после разгрузки фуры.

Они отлично самоорганизуются и помогают друг другу (например, делают общие аптечки). Когда волонтёрки привозят помощь конкретным людям, те всегда рассказывают, что кому ещё нужно из соседей, где ещё поблизости есть остро нуждающиеся в продуктах или лекарствах. Приходят старшие по дому, улице или подъезду, которые знают потребности остальных жильцов. «Они — самое гражданское общество, которое можно придумать», — считает Мадина.

Волонтёрка рассказывает о полностью разрушенной улице Новороссийской. Люди там поддерживают не только друг друга, но и бездомных животных, которых в городе очень много. В одном из дворов подкармливают 20 контуженных котов и двух собак.

«Они их всех кормят. Понятно, что по столовой ложке в день, со своих скудных пайков, но умереть от голода не дают», — рассказывает Мадина.

В местный приют для животных девушки доставили больше тонны кормов и другие нужные вещи — ветеринарные препараты, пелёнки, переноски.

«Украинцы в этом смысле вообще не провалились как нация. Эвакуируются, умудряясь перевозить хомяков в карманах. Те, кто остаются, окружают животных заботой и вниманием. Мы тоже стараемся помогать им не меньше, чем людям», — говорит Cвета.

Всё за счёт личного капитала

Все 20 тонн гуманитарки для Мариуполя Мадина, Света и Марина провели через свои аккаунты в соцсетях — каждый день постили списки нужных вещей, форсили сборы. За счёт личного социального капитала им удалось найти всё необходимое (от одежды и обуви до радиаторов и одеял). И ещё собрать почти 500 тыс. рублей, чтобы закупить бензиновые электрогенераторы и недостающие позиции.

Ещё перед поездкой в августе Свете в директ написала мариупольчанка Карина, которая сейчас живёт в Краснодаре. Попросила отвезти помощь её семье, оставшейся в Мариуполе, дала список вещей и контакты. Света с Мадиной просьбу выполнили.

А ко второй поездке уже родственники Карины собрали список нужд 55 семей со всего района. Волонтёрки собирали по три коробки для каждой: бытовая химия, одежда и обувь (конкретные размеры), еда.

«Было очень непросто найти подходящую одежду. Это штучные вещи под каждого человека — размер, рост. Нам очень помогла девушка из Москвы. Она открыла финансовый сбор, а потом ездила по секондам и выкупала куртки, флиски, тёплую одежду недостающих размеров по нашему списку. Она полностью одела минимум восемь семей, а то и больше», — вспоминает Света.

Света, Мадина и Марина просят приносить чистые вещи и без явных изъянов. А перед тем, как сложить в пакет, честно ответить себе на вопрос: Я бы такое носил?

По её словам, последние дни были очень нервными — пришлось искать и докупать зимние ботинки 44 размера, куртку 56-го. Они видели, что склад уже завален, а того, что нужно, не хватает.

«Мы же не могли привезти семье только три куртки из запрошенных четырёх. И сказать: «А вот сын ваш пусть в кофточке зимой ходит», — говорит Света.

Для сбора гуманитарной помощи девушки нашли помещение в одном из торговых центров Краснодара, где вручную перебирали и расфасовывали одежду, обувь, консервы, молоко, крупы, масло, муку, гигиенические принадлежности и многое другое. Там же складировали закупленные электрогенераторы, радиаторы, одеяла и корма для животных, — всё, что поможет людям пережить зиму в домах без электричества и воды.

Без бюрократии, флагов и медведей

Помогали местные предприниматели. Владелец одной транспортной компании сначала просто переводил им деньги. А когда он узнал, что девушки снова собираются ехать в Мариуполь, —  согласился предоставить фуру и водителя.

Другая компания дала 2,5 тонны воды, ещё одна несколько коробок сала, магазин — картонные коробки для фасовки. Бары «ПетровВодкин» и «Синий буфет» закупили 100 бутылок растительного масла. Playback- театр «Мельница» стал проводить благотворительные показы спектаклей, перечисляя выручку от продажи билетов волонтёркам.

Специально под эту поездку девушкам бесплатно дали второй склад на улице Зиповской — его владелица сама написала и предложила помещение. Однако отказы девушки тоже получали.

«Не все бизнесмены готовы помогать, потому что существуют репутационные риски. Это очень скользкая тема, и не важно, за кого ты. В любой момент всё может перевернуться не в твою пользу. На мой взгляд, это больше не про отказ, а про позицию. Есть компании, которые помогают, но просят это не афишировать», — говорит Марина.

В госструктуры за поддержкой девушки не обращались. Они категорически против сотрудничества.

«Как бывшая сотрудница администрации я знаю, что такое связываться с ними. Выжмут из тебя все соки, подгребут всю деятельность под себя. Всё обрастёт страшной бюрократией, флажками, медведями и прочим», — объясняет Света.

Основной волонтёрский склад был и остаётся в центре города. Соседи проявляли интерес, спрашивали, для чего он нужен, некоторые приносили гуманитарку. Но были и недовольные. Некоторые жильцы ворчали, что девушки развели в их доме клоповник, другим не нравилось, что постоянно туда-сюда ходят посторонние.

В соцсетях среди поддерживающих работу волонтёрок тоже случались несогласные — например, Мадине писала девушка, считающая, что им должно быть совестно ехать в Мариуполь, учитывая обстоятельства. Разговор начался очень агрессивно, с позиции, что волонтёрки не имеют на это морального права.

«Я никогда не ленюсь отвечать на условный «хейт», и спокойно объяснила, что у нас нет полномочий поменять что-то глобально, вывести войска, например. Но мы выбираем делать хоть что-то, чтобы минимизировать происходящий кошмар. К концу диалога сошлись на том, что всё-таки помогать лучше, чем не делать этого», — рассказала Мадина.

Не сойти с ума от бессилия

Поездка в Мариуполь — не первый опыт волонтёрства для девушек. Они ещё с помогали бегущим в Россию людям на КПП Весёло-Вознесенка, на границе с Украиной, а потом неоднократно ездили посменно работать в пункт временного размещения в Таганроге.

«В ПВР мы увидели, как работает эта система. Беженцев раскидывают по разным регионам, и это лотерея, русская рулетка, где всё зависит от людей на местах, от их вовлечённости. В одних стараются помочь быстрее сделать документы, социализироваться, найти работу. Другие — просто «человеческие отстойники», — рассказала Мадина.

Руководству вторых вся эта история с беженцами совершенно не интересна. Люди месяцами сидят взаперти в пансионате посреди леса, и всё, что делает для них государство, — кормит.

После возвращения из Таганрога девушки стали помогать ПВР-ам в других регионах. У них на попечении пункт в Саратовской области и Ставропольском крае, плюс каждая продолжает курировать и помогать «своим» семьям, которые взяли под крыло ещё в Таганроге. Мариуполь стал логическим продолжением волонтерского пути — хотелось увидеть его своими глазами, понять, как там живут люди, какая им нужна помощь.

По словам Мадины, у каждого есть свои внутренние мотивации волонтёрить. Например, ей это не даёт сойти с ума от бессилия.

«Моя мотивация не романтическая или героическая — по сути, это эскапизм, убегание от всех проблем и горестных чувств, которые с 24 февраля стали неотъемлемыми спутниками многих из нас. Я лично испытывала такие бессилие и тоску, которые просто сжирали меня изнутри. И только когда мы начали что-то делать, выбрали сторону помощи людям, эти чувства ушли», — делится переживаниями Мадина.

Единственное отношение — человеческое

Света практически каждый день пересматривает фотографии, сделанные в Мариуполе. Они уже не вызывают той боли, зато действуют отрезвляюще.

По словам Мадины, люди часто не верят, что они действуют самостоятельно и от чистого сердца. Бабушки в Мариуполе спрашивали их, кому из «российского руководства» передать благодарность за помощь.

«Но мы не имеем никакого отношения ни к какому руководству, у нас единственное отношение — человеческое», — говорит девушка.

Она напоминает, что волонтёрство — не работа, когда вышел из офиса и забыл о нём до утра. Им приходится жить во всём этом постоянно, без перерывов и выходных.

«Когда начались военные действия, я впала в анабиоз и от ужаса могла только лежать, плакать и орать, осознавая себя беспомощной букашкой. Потом появился какой-то порыв, и я поняла, что даже если не в состоянии заставить людей сложить оружие, могу что-то сделать другое, не менее важное. И волонтёрство для меня сейчас стало единственной опорой в жизни», — вспоминает Света.

Она уверена, что с каждым может это случиться, если он захочет помогать людям.

«Лично мне волонтёрство даёт опору и стабильность, ощущение реальности, сопричастности и сцепления с жизнью. Когда ты смотришь или слушаешь новости, ты не осознаёшь полноту картины. А когда перед тобой сидит семья, пережившая ужасы военных действий, уходит отчаяние и остаётся только сочувствие и непреодолимое желание помочь», — считает Марина Камардина, добавляя, что волонтёрство отлично прокачивает: видишь только цель и способы её достижения, никаких препятствий.

Девушки планируют отправиться в Мариуполь снова. Каждый нуждается не только в банке тушёнки и пачке средства от ОРВИ, но и в чуде. Поэтому в конце декабря они повезут мариупольцам Новый год.

Транспортная компания вновь предоставляет фуру, половину которой Света, Мадина и Марина забьют стандартным списком гуманитарной помощи — продуктами, одеждой и необходимыми вещами. Другая половина станет праздничной.

Девушки хотят, чтобы краснодарские семьи передали новогодние подарки мариупольским. В набор «от семьи семье» может войти небольшая искусственная ёлка, игрушки и мишура, сладости и продукты, например, набор для приготовления оливье.

«Конечно, ёлкой годовалого ребёнка или старика не накормишь, но по опыту всех наших волонтёрских поездок, начиная с апреля 2022-го, любой человек променяет сочный шмат брискета на столовую ложку надежды и веры в чудо», — считает Света.

Желающие помочь могут связаться с Мадиной, Мариной и Светой в социальных сетях. Кроме того, за деятельностью волонтёрок можно следить в телеграм-канале.

Лента новостей