Черный август. Кто и зачем взорвал Краснодар 17 лет назад?

25 августа 2003 года примерно в полвосьмого утра в Краснодаре произошел тройной теракт. Взрывы, унесшие жизни четырех человек, прогремели на остановках общественного транспорта на улицах Трудовой Славы, Тургенева и на пересечении улиц Декабристов и Достоевского.

Не все краснодарцы помнят подробности этого страшного происшествия, и почти никто уже не знает, чем оно завершилось. Юга.ру вспоминают историю, которая потрясла Краснодар 17 лет назад.

Лежали пять человек

Все в клубах дыма, ничего не понятно, бегают люди, кричат. Первое, что я увидел, и это поразило меня, — из клубов дыма вышла женщина, на правой руке у нее висела сумка, и этой же рукой она поддерживала свою левую кисть. Все пальцы, кроме большого, были оторваны и висели на белых ниточках. Как я сейчас понимаю, это были сухожилия. Она спокойно вышла, села на ступеньки и сказала: «Ребята, вызовите, пожалуйста, скорую помощь». Все это время она держала правой рукой свои пальцы, — вспоминает тот день краснодарец Никита Богданов (имя изменено по его просьбе).

25 августа 2003 года 14-летний школьник встал пораньше, чтобы поехать на тренировку на стадион «Динамо». Никита стоял возле остановки «Кафе "Русь"» и ждал троллейбус.

— Я стоял не прямо на самой остановке, а где-то метрах в пяти от нее. Помню, увидел, как мой троллейбус № 12 вывернул и остановился на предыдущей остановке. Он остановился и почему-то долго стоял. Не как всегда. Уже потом я узнал, что на той остановке был сигаретный ларек и кондуктор или водитель пошли за сигаретами. После того как троллейбус тронулся и поехал в нашу сторону, я развернулся, сделал один шаг в сторону остановки, и через секунду прозвучал взрыв. Я был метрах в пяти от остановки, но взрывной волной меня кинуло так, что я присел на зад. А вот тем, кто стоял чуть дальше меня, прилетело. Одной женщине, я помню, в сумку попало — она потом уже стояла и говорила, вон у меня дырка в сумке. Но ей самой не попало, только в сумку. Когда я встал, все было в клубах дыма. Ничего не понятно, но первая моя мысль была, что это или утечка газа, или какой‑то баллон взорвался. О теракте никто поначалу даже и не думал, — вспоминает Никита. — На земле в неподвижном состоянии лежали пять человек. Я сначала подумал, что это трупы. Потом один человек встал, другого скорая растормошила и забрала с собой. Но было понятно, что те, кто остался лежать, — это уже трупы стопроцентно. 

Отдел милиции, по словам местных жителей, находился недалеко — буквально в нескольких минутах ходьбы от остановки. Но в тот день в первые минуты после взрыва не было никого.

— Сначала подъехала скорая помощь, еще минут через десять пешком подошли милиционеры. Их было немного, человек пять. Они начали проводить какие-то свои мероприятия, огораживать территорию, — вспоминает Богданов. — К этому моменту около остановки собралось много людей — их всех попросили разойтись и не подходить к месту взрыва. Начали подъезжать милицейские «бобики», и еще через некоторое время подъехали более серьезные структуры — на иномарках, все такие здоровые, в рубашках и галстуках. Остальные начали им подчиняться. Всех, кто был на остановке в момент взрыва, собрали в одном месте, чтобы никто не ушел.

Особенно Никите запомнилась женщина, которая лежала на асфальте.

— Взрывчатка же была начинена болтами, и я так понял, что ей болт попал в область пятки. И ей эту пятку оторвало, — вспоминает свидетель. — Я обратил внимание, что к ней подбежал какой-то молодой человек, начал кричать и дергать, чтобы она пришла в сознание. Наверное, он был в шоковом состоянии и вел себя чуть-чуть неадекватно. Потом она пришла в себя. Когда он начал ее тормошить, к нему подбежали два сотрудника милиции, попытались его оттянуть, он начал сопротивляться; по-моему, там даже небольшая драка случилась. Его потом положили, закрепили наручниками и куда-то увели. Он кричал и сильно тормошил ее за плечи, и потом я услышал, как он говорил: «Мама, мама».

Ко мне подошел милиционер вместе с сотрудником, как я сейчас понимаю, спецслужб. Они записали мои показания и сказали, что позвонят мне, когда надо будет, чтобы я пришел в отдел для дальнейшей дачи показаний. Но так никто и не позвонил. Зато позвонила двоюродная сестра из Гамбурга — у них по телевизору показали репортаж, в котором я давал интервью корреспонденту. Сестра увидела это и позвонила выяснить, как так, что случилось, почему малого показывают? О событиях в Краснодаре узнали даже в Германии.

Взрыв на улице Трудовой Славы прозвучал примерно в полвосьмого утра — по воспоминаниям очевидцев, это случилось сразу после того, как по радио прозвучали позывные «Маяка». В это время тысячи краснодарцев спешили на работу. Практически в эти же минуты в разных частях города прогремели еще два взрыва — на автобусной остановке на улице Тургенева и на трамвайной остановке на перекрестке Достоевского и Декабристов. Людям на этих остановках повезло больше.

100 тысяч долларов

Первый по хронологии взрыв произошел на конечной остановке трамвайного маршрута № 2 в районе биофабрики. Устройство было заложено возле киоска по ремонту обуви. В частном доме, стоящем за остановкой, были выбиты стекла, а жившую там женщину оглушило взрывом. Обычно эта пенсионерка продавала сигареты и жвачки прямо на остановке, но в тот день почему-то осталась дома.

Трамвайная остановка на пересечении улиц Декабристов и Достоевского после взрыва

Трамвайная остановка на пересечении улиц Декабристов и Достоевского после взрыва

Незначительно пострадали водители трамвая, стоявшего в момент взрыва возле диспетчерского пункта недалеко от остановки. Одну из женщин отбросило взрывной волной, а вторая вышла из трамвая за несколько секунд до взрыва. Именно сотрудники трамвайного депо первыми вызвали скорую помощь и милицию. В общей сложности здесь пострадали четыре человека, у которых были зафиксированы контузии и рваные раны минно-взрывного характера. Одной из причин небольшого количества жертв, по словам местных жителей, стала капитальная конструкция остановочного павильона — «она была каменная».

Следующий взрыв произошел в Фестивальном микрорайоне. Говорят, что буквально за несколько секунд до того, как сработало устройство, от остановки «Яна Полуяна» отошел переполненный людьми троллейбус. А еще, как и на Достоевского, помогла сама остановка.

Она такая толстенная, кованая была. Если бы не остановка, то все бы люди там и остались. А так все пошло в сауну, которая прямо за остановкой была...

— Она такая толстенная, кованая была. Если бы не остановка, то все бы люди там и остались. А так все пошло в сауну, которая прямо за остановкой была, часть попала в дом напротив, — вспоминает житель Фестивального микрорайона Андрей Тройницкий, проснувшийся 17 лет назад от взрыва. — Не помню, сколько было, но обычно я в семь сорок на работу вставал. Перед будильником так рвануло, что я чуть с кровати не упал. Сразу выглянул в окно — вся улица в дыму, ничего не видно. Я сначала подумал, что это котел в сауне рванул. Там же сразу за остановкой сауна была.

Андрей быстро оделся и побежал на работу.

Автобусная остановка на улице Тургенева после взрыва

Автобусная остановка на улице Тургенева после взрыва

— Я тогда в пельменном цехе работал, опаздывать было нельзя. Когда проходил мимо остановки, видел, как там сидели окровавленные люди, три человека. Люди были покоцанные, но трупов не было, это я помню четко. Юшки было много — вся остановка в крови. Подъехала скорая, все оцепили, а я специально прошел мимо, чтобы все посмотреть. Вся улица Тургенева по направлению к «Красной площади» была перекрыта. Машины прямо на дороге стояли, чтобы никто проехать не смог. В сауне все стекла с решетками на фиг вынесло. В доме напротив магазин на первом этаже и балконы на втором этаже покоцало гвоздями.

Как сообщили в краевом ГУВД, на остановках общественного транспорта сработали безоболочные взрывные устройства мощностью 200–400 граммов в тротиловом эквиваленте, которые были начинены гайками и металлическими пластинами.

Во всех трех случаях использовались взрывные устройства с часовым механизмом, — заявил начальник ГУВД края Сергей Кучерук. — Вероятно, они были установлены в кровле остановочных комплексов еще ночью. Есть отпечатки пальцев, обнаружены элементы часовых механизмов.

Сигналов о готовящихся терактах в правоохранительные органы не поступало, следствие отрабатывало две основные версии случившегося — криминальные разборки и теракт. Были возбуждены уголовные дела по статьям «Убийство» и «Терроризм». Позже стало известно, что все три устройства идентичны и изготовлены одним и тем же человеком. По мнению начальника ГУВД края, в пользу теракта говорило то, что взрывы произошли в местах массового скопления граждан практически одновременно. Кроме того, активно отрабатывалась версия о причастности к инцидентам людей с неуравновешенной психикой, возможно, бывших участников боевых действий.

В день взрывов губернатор Краснодарского края Александр Ткачев находился в командировке в Москве. В тот же день он вернулся в Краснодар и провел заседание краевого совбеза и региональной антитеррористической комиссии. В итоге был сделан беспрецедентный шаг — за любую информацию, которая поможет раскрыть исполнителей и заказчиков терактов, губернатор лично пообещал вознаграждение в 100 тыс. долларов. В тот же вечер Ткачев побывал на месте взрыва в микрорайоне Гидростроителей и пообещал местным жителям найти виновных. Также всем пострадавшим было решено выплатить единовременное пособие в размере 10 тыс. рублей, а семьям погибших — в размере 30 тыс. рублей. В этот же день мэр города Николай Приз сообщил, что семьи погибших получат еще по 50 тыс. рублей, а городские власти возьмут на себя все расходы на похороны.

Стоял и плакал

По словам генерала МВД Сергея Кучерука, жертв могло быть гораздо больше. Людей спасло то, что взрывы прозвучали в момент, когда от остановок отошли троллейбусы, автобусы и несколько маршруток, забравшие большую часть пассажиров. По мнению Кучерука, расчет преступников был на максимальный общественный резонанс, а не на поражение людей. Также на пресс-конференции силовиков прозвучала мысль, что взрывы могут быть связаны с «попыткой дестабилизации обстановки в регионе» в период подготовки к выборам в Карачаево-Черкесии и Чечне. Еще одним дополнительным фактором в подтверждение «чеченского следа» стал почерк преступления. Незадолго до трагических событий в Краснодаре правоохранительные органы Чеченской Республики обезвредили взрывное устройство похожего типа, которое было заложено на автобусной остановке в поселке Старая Сунжа.

Полпред президента в ЮФО Виктор Казанцев также высказался в пользу версии с терактом:

— Уже сейчас ясно, что преступники, совершившие это злодеяние, ставили перед собой одну цель — нанести как можно больший урон мирным и беззащитным людям. В конечном итоге — дестабилизировать обстановку, посеять панику, показать беспомощность правоохранительных органов.

По воспоминаниям жительницы Гидростроя Лилии Сергеевны, весь микрорайон еще несколько недель действительно был в шоке от происшествия.

— В то время были теракты в других городах, но никто не думал, что Краснодара это коснется. На своих местных, конечно, никто не думал. Все говорили, что это теракт. Потому что в трех местах же это было и в одно время. И вот эти шурупы да все такое. Дом, который напротив остановки, по Трудовой Славы, 23, — у них у многих окна были выбиты.

Так получилось, что взрыв у «Кафе "Русь"» стал самым значительным по своим последствиям — погибшие и большая часть пострадавших находились на остановке на Гидрострое. На месте погиб 60-летний мужчина. 23-летняя девушка умерла по дороге в больницу. 30-летняя женщина скончалась в реанимации.

Поначалу правоохранительные органы сообщили еще о смерти 20-летней девушки, но позднее информация не подтвердилась. Однако спустя две недели в краевой больнице умерла одна из пенсионерок, получившая тяжелые ранения.

Одна женщина сидела на ступеньках аптечного киоска, а ее рука была так сильно повреждена, что кожа вся слезла и были видны кости. Зрелище страшное, все в шоковом состоянии...

— Я видела всю эту обстановку и находилась, можно сказать, в шоковом состоянии, — вспоминает Лилия Сергеевна. — Было страшно. На остановке лежал мужчина, мертвый. И две женщины молодые. А те, кто ранены были, сидели. Одна женщина сидела на ступеньках аптечного киоска, а ее рука была так сильно повреждена, что кожа вся слезла и были видны кости. Зрелище страшное, все в шоковом состоянии. Кто-то звонил по телефону и вызывал родственников вот этой женщины. А потом приехала милиция, все оцепила и сказала расходиться.

Всего еще около 20 человек получили ранения разной степени тяжести. Пятеро пострадавших были доставлены в Первую городскую больницу на улице Красной, четыре человека госпитализированы в краевую больницу, двоих отправили в больницу скорой помощи, еще восемь человек доставили в больницу ХБК на улице Айвазовского. Некоторым пациентам, находившимся в тяжелом состоянии, сделали операции. Несколько человек оказались в реанимации. В основном это были пожилые люди, получившие осколочные ранения груди и живота. Детей среди пострадавших не было.

По воспоминаниям Лилии Сергеевны, первое время ходить на остановку было страшно. И не только из-за воспоминаний.

— Страшно, потому что там всегда стоял молодой парень. На коленях стоял и плакал, прямо на остановке. Это муж одной из погибших. Он долго ходил и плакал, а потом сказали, что он сам умер — у него с сердцем, что ли, проблемы были.

****

25 августа Краснодар был практически закрыт: силовики ужесточили досмотр на въезде и выезде из города, была усилена охрана общественного порядка по всему краю, особенно в городах-курортах. К патрулированию улиц привлекли казаков и дружинников. Коммунальщики запирали и опечатывали чердаки и подвалы, а кинологи проверили все остановки общественного транспорта в городе.

— На работе был переполох. Сразу объявили антитеррористический план, — вспоминает житель Краснодара Олег Иванов. С 1997 по 2003 год он работал в милиции. — Я ехал в тот день на службу по улице Трудовой Славы и увидел, что на троллейбусной остановке что-то происходит. Приехал на работу, а там уже все на ушах стоят.

Несмотря на то что Иванов жил на Гидрострое, подробностей о теракте и его расследовании он почти не помнит.

Дня два город стоял на ушах, и потом вроде ситуация подуспокоилась со временем. Я даже не помню, нашли тогда кого-то или нет. Был занят текущей рутинной работой...

— Дня два город стоял на ушах, и потом вроде ситуация подуспокоилась со временем. Я даже не помню, нашли тогда кого-то или нет. Был занят текущей рутинной работой. После взрывов в Москве [декабрь 2003 года — взрыв у гостиницы «Националь»; июль 2003 года — взрывы на Тушинском аэродроме и около метро «Тушино». — Прим. Юга.ру] это воспринималась как — ну произошло и произошло, никто не застрахован. В советские годы это воспринималось бы совершенно по‑другому.

В июне 1971 года в Краснодаре уже происходил теракт, связанный с общественным транспортом, — тогда взрыв автобуса унес жизни десяти человек. По совпадению, это случилось на той же улице Тургенева, примерно в километре от одного из нынешних мест происшествия. В тот раз виновником взрыва оказался психически неуравновешенный пироман.

По отпечаткам

— Сразу позвонили из московской редакции, попросили посмотреть и подробно осветить все, что там произошло. Понятное дело, я тут же поехала на место. Там собрались телевизионщики и коллеги из других информагентств, — вспоминает августовские дни 2003 года журналистка Светлана Турьялай, работавшая в то время в краснодарском корпункте «Известий». — Помню кровь на остановке, развороченную урну. Остановку огородили лентой.

Сразу после терактов по городу начали распространяться всевозможные слухи. По одной из версий, кто-то даже видел, что пакет на троллейбусную остановку незадолго до взрыва выбросили из окна проезжающей маршрутки.

Еще в день терактов, 25 августа, в милицию поступило сообщение, что заминирован вокзал Краснодар-1. Кинологи, выехавшие на место, взрывного устройства так и не обнаружили. Выяснилось, что перепуганные люди так отреагировали на оставленный без присмотра пакет.

...Брюнет 48–52 лет, среднего телосложения, ростом около 165‑168 см. Глаза карие, нос приплюснут, небольшой акцент...

На следующий день стало известно, что милиция и спецслужбы ищут мужчину, который через час после того, как прозвучали взрывы в Краснодаре, подошел к таксисту, стоявшему на Привокзальной площади, и попросил отвезти четырех человек за пределы города в сторону Новороссийска, минуя посты ГИБДД. После того как водитель отказался, мужчина скрылся. Со слов таксиста был составлен фоторобот, согласно которому подозреваемый был брюнетом 48–52 лет, среднего телосложения, ростом около 165–168 см. Глаза карие, нос приплюснут, небольшой акцент. Одет в черный костюм и серую рубашку. Кроме того, от свидетелей из Гидростроя появилась информация о подозрительном молодом человеке 25–30 лет, спортивного телосложения, в камуфляже, которого заметили около 4 часов утра вблизи троллейбусной остановки на улице Трудовой Славы. По мнению оперативников, примерно в это время и были заложены взрывные устройства. Несмотря на сообщения правоохранителей о задержаниях подозреваемых, найти преступников по горячим следам так и не удалось.

Памятник с именами погибших появился около троллейбусной остановки «Кафе "Русь"» через полгода после теракта. Для того чтобы найти тех, кто совершил это преступление, времени понадобилось гораздо больше. Следствие установило, что теракты, очевидно, были совершены экстремистами с Северного Кавказа и, скорее всего, были связаны с событиями в Чечне. Но имена конкретных заказчиков и исполнителей долгое время были неизвестны.

— Я не помню, чтобы об этом говорили, — вспоминает Светлана Турьялай. — Да, сначала был очень сильный общественный резонанс, власти что-то делали, а чем закончилось, было непонятно. В прессе особо не писалось, по крайней мере, в то время точно. И я об этом не писала, как-то так это все мимо прошло. Я сейчас вспоминаю, что проходила потом какая-то информация, но это было уже спустя некоторое продолжительное время.

25 мая 2005 года, ровно через 21 месяц после того, как произошли теракты, УФСБ по Краснодарскому краю отчиталось о расследовании кровавого преступления. Как выяснилось, взрывы были совершены боевиками из группы карачаевского террориста Ачимеза Гочияева, с 1999 года находившегося в розыске за взрывы жилых домов в Москве и Волгодонске. На след террористов спецслужбы вышли в ходе расследования теракта на станции метро «Рижская» Московского метрополитена в августе 2004 года. После похорон погибших выяснилось, что одно тело осталось никем не востребованным. По отпечаткам пальцев следователи выяснили, что погибший находится в розыске как участник незаконных вооруженных формирований на Северном Кавказе.

В мае 2005 года в Подмосковье был арестован один из участников этой банды Тамбий Хубиев. Выяснилось, что он принимал непосредственное участие в терактах, совершенных в Краснодаре. Собирал взрывные устройства и закладывал их на остановках. Вместе с ним в кубанской столице действовали еще трое боевиков — житель Ростовской области, убитый впоследствии в ходе спецоперации в феврале 2005 года в Нальчике, и два уроженца Кабардино-Балкарии, убитые в Ставропольском крае в марте 2004 года, когда в машине, набитой взрывчаткой, направлялись для совершения терактов в Ставрополь.

Хубиева этапировали в Краснодар, где ему было предъявлено обвинение в терроризме, незаконном хранении взрывчатых веществ и убийстве, совершенном общеопасным способом. Из показаний Хубиева стало известно, что теракты в Краснодаре совершили для того, чтобы отвлечь силовиков от Кабардино-Балкарии, где как раз 25 августа 2003 года был обнаружен дом, в котором скрывался Шамиль Басаев.

2 февраля 2007 года Мосгорсуд приговорил Хубиева к пожизненному заключению в колонии особого режима. Свою вину он признал.

Лента новостей

Читайте также

Реклама на портале