Как распознать домашнее насилие и что делать дальше. Отвечают адвокат и психолог

Не все понимают, что такое домашнее насилие и где оно начинается. Многие думают, что его легко предотвратить или прекратить. Что это происходит с кем-то другим, с кем-то слабым или глупым, тем, кто не может дать отпор. Но десятки тысяч женщин в России страдают каждый день. И тысячи из них идут на крайний шаг.

С 2016 по 2018 год около 2,5 тыс. россиянок были осуждены за убийство. В большинстве случаев жертвами стали их партнеры или близкие родственники, а сами осужденные подвергались домашнему насилию и защищали собственную жизнь. Одна из них — жительница Геленджика Кристина Шидукова, которую приговорили к восьми годам колонии за то, что она убила своего мужа, защищаясь от него после нескольких лет насилия.

Адвокат Кристины Шидуковой Алексей Иванов и психолог Светлана Мохова рассказали журналисту Юга.ру Иолине Грибковой о том, что делать, если близкий человек становится агрессивным, и как не стать жертвой домашнего насилия.

Светлана Мохова, психолог, кандидат психологических наук, судебный психолог-эксперт правозащитной организации «Справедливая медицина»

Алексей Иванов, адвокат, управляющий партнер адвокатского бюро «Правовой статус»

Что такое домашнее насилие?

Алексей Иванов

Алексей Иванов

Адвокат Алексей Иванов: Это любое насилие, которое творится в семье: супругами по отношению друг к другу, родителями по отношению к детям, детьми по отношению к родителям. Легкий и тяжкий вред здоровью, побои, оскорбления. Проявление агрессии внутри семьи — это тоже определенная форма домашнего насилия.

Психолог Светлана Мохова: Кроме физического и сексуального, оно может быть экономическим, эмоциональным, психологическим.

Женщин ежедневно убивают их близкие мужчины, но в то же время в нашем обществе не считается проблемой, когда жертву лишают возможности свободно распоряжаться деньгами или систематически унижают, подрывая веру в себя и собственную ценность. Однако это тоже проявления домашнего насилия. Такие признаки могут выступать самостоятельно или быть звеном в цепочке, включающей и другие проявления.

Светлана Мохова

Светлана Мохова

Об угрозе насилия вне дома у людей есть какое-то понятие, об этом говорят, и каждый может строить гипотезы, какое поведение будет наиболее безопасным для него. А о домашнем насилии не принято говорить. Источник угрозы находится в ближнем кругу, среди членов семьи, то есть там, где мы не привыкли сохранять бдительность и осторожность. Часто субъект оказывается один на один с агрессором. Деморализует сам факт внезапной угрозы там, где ее не ждали и к ней не готовились.

Невозможность свободно говорить о произошедшем позволяет и дальше сохранять изоляцию жертвы. Это создает почву для следующих эпизодов домашнего насилия.

С чего начинается насилие в семье, какие обстоятельства ему способствуют, можно ли его предсказать?

Светлана Мохова: Небезопасен в первую очередь дисбаланс власти в паре. Здесь и асимметрия вида «зрелый статусный мужчина/молодая жена без самостоятельных источников дохода», и ролевая асимметрия в принятии решений и выражении мнения. Экономически зависимая сирота больше рискует оказаться в ситуации домашнего насилия, чем экономически независимый от партнера субъект, имеющий надежных друзей и родственников. Но мифологема «добытчика и защитника», мифологема романтической любви, которая все исправит и сгладит, широко распространены. Люди больше склонны верить в них, чем следовать скучным идеям социального и экономического равенства в паре.

Первые эпизоды физического домашнего насилия часто происходят в отношении тех, чей экономический статус изменился в сторону усиления зависимости: недавно родила, заболела, потеряла работу, оказалась на иждивении. Требования к качеству оказываемого обслуживания растут, снижается терпимость к проявлениям эмоций или собственного мнения зависимого субъекта — происходят эпизоды домашнего насилия.

Признаки/предвестники, предупреждающие и/или создающие почву для возможного домашнего/семейного насилия:
— дисбаланс власти в паре;
— отсутствие симметрии в отношениях пары;
— отсутствие выработанных психологических приемов обмена мнениями и ведения спора;
— заблуждения относительно семейных ролей (так, родители часто подвергают детей домашнему насилию, руководствуясь устаревшими понятиями о непогрешимости родительской роли).
психолог Светлана Мохова

Как распознать насилие, как почувствовать опасность? Есть ли граница между «просто нагрубил», «разбил посуду», «хлопнул дверью» и реальной угрозой насильственных действий? Как понять, что партнер не просто эмоциональный, вспыльчивый человек, а может стать опасным?

Светлана Мохова: «Просто эмоциональный человек» терпим и к проявлениям эмоций со стороны партнера. Есть пары вполне благополучные в своей симметричной эмоциональности: громко ссорятся, громко мирятся. Как только ситуация теряет признаки симметрии: «Я кричу, а тебе нельзя», «Я могу хлопнуть дверью, а ты попробуй только», когда появляется мотив: «Только попробуй — и тогда узнаешь…» — тогда мы имеем дело с ситуацией дисбаланса власти в паре, то есть с признаками домашнего насилия.

Чувство страха, напряжения, скованности перед оценкой или настроением партнера, желание скрыть свои чувства и реакции, опасаясь недовольства партнера, стремление избежать этого недовольства ценой отказа от значимого для себя — это признаки того, что партнер воспринимается как опасный, угрожающий.

Если после выхода человека из дома члены его семьи облегченно расправляют плечи, а перед его возвращением сжимаются, затихают, готовят реплики и выражения лиц, это и есть агрессор, даже если он еще не перешел к физическому насилию, а ограничивается эмоциональным.

В сети до сих пор продолжается флешмоб в поддержку закона о домашнем насилии, запущенный активисткой Аленой Поповой и блогером Александрой Митрошиной. Сейчас в инстаграме по хештегу #ЯНеХотелаУмирать можно найти более 15 тыс. публикаций с личными историями девушек и призывом поддержать законопроект.

Как и кого можно призвать на помощь? Как сделать так, чтобы полиция приняла заявление?

Алексей Иванов: Всегда нужно призывать на помощь только представителя государства, то есть сотрудника правоохранительных органов. Если происходит насилие, не нужно бояться звонить 020 — смело делайте это. Или отправляйтесь после случившегося в отделение полиции и пишите заявление.

Сотрудники обязаны принять заявление и дать этому оценку. Даже если они признают, что ситуация случилась впервые, и по вступившему в силу закону о декриминализации насилия (по которому побои в отношении близких родственников, совершенные один раз, больше не считаются уголовным преступлением) агрессору ничего не будет, они должны оформить соответствующий документ. Нужно требовать, чтобы его составили. Это важно, потому что в документе будут указаны обстоятельства, которые произошли в результате применения насилия, и так далее. Потом на все это можно ссылаться.

На сайте «Российской общественной инициативы» группа активистов марша в поддержку сестер Хачатурян опубликовала петицию с требованием принять федеральный закон о профилактике домашнего насилия. По мнению авторов, он должен ввести четкие меры по работе с насильниками (программы по работе с гневом, ограничительные меры по предотвращению рецидивов), а также комплексную систему профилактических мер, чтобы остановить насилие на ранних стадиях.

Какие инструменты самозащиты есть у жертвы и как вести себя в ситуации, когда на вас уже нападают?

Светлана Мохова: Изнутри ситуации домашнего насилия (психологического, экономического, физического, сексуального) сделать почти ничего нельзя. Наиболее ценная рекомендация — уходить и спасать остатки своей личности от дальнейшего разрушения, не пытаясь спасти отношения, — редко оказывается выполнимой на практике.

Жертвам домашнего насилия нужна организованная социальная помощь. Их проблемы не решаются сменой настроя или отношения. Часто у них нет отдельного от насильника жилья, заработка, средств для защиты и отстаивания своих прав. Домашнее насилие всегда сопровождают психологические проблемы, снижение чувства самоценности, уничтожение веры в себя и свои силы, самообвинение жертвы в сложившейся ситуации. Но личность, которая по-прежнему находится в ситуации домашнего насилия, не может их решить.

Закон о декриминализации побоев в семье принят 27 января 2017 года, окончательно утвержден 7 февраля. За него проголосовали 380 депутатов из 383 присутствовавших. Под «побоями» теперь подразумеваются действия, «причинившие физическую боль, но не повлекшие последствий». Если рукоприкладство совершено впервые, оно расценивается как административное правонарушение, и агрессору будет грозить штраф от 5 тыс. до 30 тыс. рублей, арест на срок от 10 до 15 суток или обязательные работы продолжительностью от 60 до 120 часов. В случае рецидива следует уголовная ответственность.

Алексей Иванов: Нужно защищаться. Это порочная ситуация, к сожалению, потому что у нас не работает институт необходимой обороны. Если есть преступление, никто не будет разбираться, при каких обстоятельствах оно было совершено. Но необходимая оборона как раз-таки и исключает уголовную ответственность.

Защищаться надо адекватно. Допустим, если один человек оскорбляет другого, то это не повод хвататься за топор. Средство защиты должно быть соразмерным. Если оно не будет соразмерным, это точно приведет к проблемам.

Разберем распространенную ситуацию, когда мужчина нападает на женщину. Если он пытается причинить телесные повреждения или покушается на жизнь, то жертва вправе защищаться тем, что подвернется под руку. Но потом нужно будет доказать, что угроза была реальной и жертва ее реально воспринимала. При первых показаниях нужно говорить: «Он пытался меня убить».

Что в случае летального исхода будет засчитано как самооборона, а что нет? От чего это зависит?

Алексей Иванов: Когда один человек посягает на жизнь другого, последний, естественно, будет защищаться тем, что под руку попадется, в том числе это может быть что-то колюще-режущее. И если, защищаясь, он случайно причинил вред, то это необходимая оборона, даже в случаях с летальным исходом агрессора. Главное, чтобы преступное посягательство было реальным и опасным и человек его воспринимал реально.

Сотрудники правоохранительных органов часто судят так — что не было реального посягательства. Здесь все зависит от первоначальных показаний. Если человек все время будет говорить: «Я защищался, он на меня нападал и хотел убить», то это явно необходимая оборона. А если: «Мы сидели, пили, он меня оскорбил, я его ударил, он внезапно умер» — здесь, конечно, ни о какой обороне речь не идет. Какой могу дать совет: не давать показаний без адвоката.

Как пишет «Новая газета», согласно итогам опросов Росстата, в 2016 году от домашнего насилия пострадали 16 млн женщин. После принятия закона о декриминализации побоев количество жалоб на домашних тиранов выросло: если в 2014 году кризисный центр для женщин «Анна» принял 8 тыс. звонков, то в 2017 году — порядка 26 тысяч.

Как вести себя человеку, оказавшемуся в ситуации насилия, если он хочет сохранить отношения?

Светлана Мохова: Стоит осознать собственные ожидания от партнера, найти и использовать социально приемлемые способы выражения мнений и обсуждения проблем, юридически закрепить имущественные права членов семьи.

Традиционно секс в паре, и особенно в браке, называют «обязанностью», «супружеским долгом». Многие даже не понимают, что такое сексуальное насилие одного супруга над другим. Как от него защититься и можно ли доказать, что супруг совершил такое насилие?

Алексей Иванов: Семья — это добровольный союз. И это не повод, чтобы один человек использовал другого для удовлетворения своих сексуальных потребностей. Все должно быть по обоюдному согласию. Если его нет — это насилие.

Доказывается сексуальное насилие так же, как и любое другое: заявление в полицию, показания, экспертиза. Последний пункт — малоприятная процедура, на теле обнаруживаются следы, в том числе биологические.

Светлана Мохова: В противостоянии домашнему насилию важно сохранять ясность, противиться самообману. В ситуациях насилия со стороны посторонних это дается легче. Мы говорим: «напал», «ударил», «изнасиловал». Как только источник угрозы оказывается частью семьи, близких отношений, мы начинаем совершённые действия именовать по-другому. Называние действий подменяется называнием мотивов — «хотел убедить, удержать, настоять на своем», «очень хотел секса», «хотел доказать свою правоту». Такие подмены запутывают, затрудняют понимание происходящего жертвой.

В настоящее время их трудно избежать, сейчас для многих словосочетание «изнасилование в браке» — оксюморон, не всем легко понять, что согласие на супружество не гарантирует удовлетворения всех потребностей супругов в любое время. Принуждение остается принуждением, не важно, со стороны близкого или постороннего.

Пострадавшей стороне сложно уже потому, что, понимая себя как часть отношений, она ищет свою роль и свою часть вины. Пытается понять, как себя вести, чтобы избежать, предотвратить. Но на границе между семейными отношениями, деструктивными семейными отношениями и насилием происходит смена действующих лиц, это уже не двусторонний процесс. В насилии виноват насильник, причина насилия — в насильнике, субъект насилия — насильник, а значит, остановиться должен он, и задача общества — его остановить.

На сайте change.org есть петиция в поддержку законопроекта «О профилактике семейно-бытового насилия». Ее авторы требуют ввести определение «домашнего насилия» и его видов; систему охранных предписаний, при оформлении которых насильник изолируется от жертвы; четкие меры по работе с насильниками (программы по работе с гневом, ограничительные меры по предотвращению рецидивов насилия). На момент написания материала ее подписали более 780 тыс. человек.

Как доказать, что партнер проявляет агрессию в вашу сторону? Например, участковому он говорит, что не делал этого, «она ударилась о дверь», «она хочет меня подставить». Свидетелей не было, в квартире/в доме люди были вдвоем.

Алексей Иванов: Когда слово против слова, как правило, проводится экспертиза. Обычно насилие оставляет следы. Если следов нет, доказать будет трудно. И если нет свидетелей, то жертва оказывается в невыгодном положении. Как доказать? Используйте телефон, включайте на нем диктофон, громко зовите на помощь, чтобы вас услышали соседи.

Если человека избивают, он должен защищаться, а самый цивилизованный способ защиты — это обращение в правоохранительные органы. Это не означает, что агрессора сразу же посадят. Иногда этот цивилизованный способ защиты предотвращает ужасные последствия. Человеку поставят мозги на место, он подумает: или расходиться, или жить как нормальные люди, без насилия, строить отношения на доверии и уважении.

Может ли что-то в ситуации домашнего насилия сделать сторонний человек, не являющийся участником событий?

Алексей Иванов: Любой человек может написать заявление в полицию и сообщить о насилии, это могут и соседи сделать. Вопрос в другом: жертва, в отношении которой совершалось насилие, должна дать показания. Если их не будет — дело не заведут.

Светлана Мохова: Что можно сделать, желая помочь своим близким или знакомым не стать жертвами домашнего насилия? Быть внимательными к своему ближнему кругу, следить, не прерывает ли кто-то сложившегося общения, ссылаясь на возможные недовольства в семье. Потому что обязательная часть развернутого домашнего насилия — изоляция жертвы. Власть насильника над человеком возможна, когда он один, без близких, способных представить его интересы или оказать поддержку и помощь.

Опыт Франции

Во Франции 9 июля 2010 года приняли закон о домашнем насилии в отношении женщин, детей, а также между супругами. Подразумевается любая форма совместного проживая: брак, гражданское партнерство и сожительство.

Судья по семейным делам имеет право:
— изгнать агрессора из общего дома пары и решить, какая из сторон будет нести ответственность за семейное жилье;
— запретить агрессору встречаться с жертвой;
— разрешить жертве и ее детям скрывать свое место жительства;
— определить опеку над детьми;
— предоставить возможность получения временной юридической помощи.

Нарушение любой из мер, установленных судьей по семейным обстоятельствам, наказывается лишением свободы на срок до двух лет и штрафом в размере 15 тыс. евро. Меры действительны четыре месяца и могут быть продлены. Ношение электронного браслета также может быть предписано в случаях, когда насилие или угрозы насилия наказываются по меньшей мере пятью годами тюремного заключения.

Закон также содержит несколько уголовных положений, направленных на усиление борьбы с насилием в семье, включая психологическое насилие. Преследование супруга, партнера или сожителя путем неоднократных действий, которые «ухудшают его качество жизни и приводят к изменению физического или психического состояния здоровья», наказывается максимальным наказанием в виде трех лет лишения свободы и штрафом 45 тыс. евро, если это преследование привело к потере трудоспособности в течение восьми или менее дней или не привело к потере трудоспособности. Если полученная неспособность работать превышает восемь дней — лишение свободы до пяти лет и штраф 75 тыс. евро.

Многие жертвы домашнего насилия страдали сильнее всего, именно когда пытались уйти от агрессора. Например, Оксану Садыкову из Троицка убили на глазах у сына, когда женщина подала на развод и выгнала мужа из квартиры. Как правильно расторгнуть отношения, как не подвергнуться насилию после этого и что делать, если тебя преследуют?

Светлана Мохова: Эта часть проблемы как раз выводит нас на то, что искать вину или роль самой жертвы домашнего насилия — непродуктивно. Мы привыкли мыслить в направлении «помоги себе сам» и думать, что из сложных ситуаций можно выбраться самостоятельно. Но изучение динамики домашнего насилия ясно показывает: когда агрессор видит, что жертва ускользает, градус агрессии растет.

Воздействие полиции на агрессора даже в виде беседы значительно эффективнее, чем любые рекомендации жертве. Принятие закона о противодействии домашнему насилию, введение охранных ордеров могло бы переломить ситуацию для многих.

В нынешних обстоятельствах, чтобы расторгнуть небезопасные отношения, пострадавшим рекомендуется готовить себе место и возможности для отступления скрытно, откладывая на это деньги, о которых агрессор не знает, подыскивая место, которое агрессору трудно будет найти или в котором его встретят неравнодушные люди, готовые оказать ему противодействие.

Есть случаи, когда жертвам домашнего насилия удалось выбраться из сложившейся ситуации, спрятавшись на некоторое время, сменив адреса и телефоны. Но об этих удачных случаях правильнее думать, что в них пострадавшим повезло воспользоваться удачными обстоятельствами, чем корить тех, кому это не удалось, за то, что они не сделали для себя все возможное.

Чтобы домашнего насилия стало меньше, нужно:

— перестать смеяться над ядовитыми шутками о семейных отношениях в стиле «одна сатана»;
— не поддерживать обвинения жертв;
— помнить о разнице между симметричным двухсубъектным процессом общения и насилием, где субъект только один, а жертва объективируется;
— сохранять последовательность в этических оценках: если нечто недопустимо между посторонними людьми, это недопустимо и в близких отношениях;
— помнить о том, что любые злоупотребления совершаются в тишине, и дать возможность желающим обсуждать проблему домашнего насилия, говорить об этом.

Статьи Партнерский

Как устроен интернет вещей?

Пересматриваем рождественское «Черное зеркало» о наступившем будущем

Статьи

Древняя крепость и 18-метровый водопад

Обзор достопримечательностей Дагестана

Комментарии для сайта Cackle

Недопустимы и будут удалены комментарии, содержащие рекламу, любые нецензурные выражения, в том числе затрагивающие честь и достоинство личности (мат, оскорбления, клевета, включая маскирующие символы в виде звезд или пропуска букв), заведомо ложная или недостоверная информация, которая может нанести вред обществу (читателям), явное неуважение к обществу, государству РФ, государственным символам РФ, органам государственной власти РФ, а также любое нарушение законодательства РФ.

Читайте также

Реклама на портале