Материал подготовлен при поддержке ООО «Краснодар Сити»

Казак, чуть не присоединивший Кубань к Украине. Биография Николая Рябовола

  • Николай Рябовол © Фото с сайта www.okv.name

В 1917 году конфликт в регионе нарастал не только между будущими «красными» и «белыми». Была еще третья сила — казаки, сторонники автономии Кубани. Одним из видных представителей самостийников был Николай Рябовол. Именно он вел переговоры о присоединении Кубани к Украине и возглавил первый кубанский парламент.

В 1919 году Николая Рябовола убили белогвардейцы, несмотря на открытые антибольшевистские взгляды. Разбираемся, почему так получилось.

Казак с украинскими корнями

Николай Рябовол родился в 1883 году в станице Динской в многодетной казачьей семье, был старшим из 13 детей. Его род переселился на Кубань в первой четверти XIX века с территории средней Украины. Дед Николая Степановича Гурий Рябовол долгое время был атаманом станицы.

Отец Степан Рябовол после увольнения со службы работал станичным писарем. Но денег на обучение сына в Екатеринодарском Войсковом реальном училище не хватало, несмотря на хорошую должность. В старших классах Рябовол зарабатывал на обучение самостоятельно. Та же хроническая нехватка денег заставила его уйти с 3-го курса Киевского политехнического института.

Тем не менее, во время учебы он успел вступить в Киеве в Украинскую революционную партию, стал непреклонным борцом за права и казачьи вольности. В студенческих организациях научился проводить многолюдные собрания. 

У себя в станице Рябовол имел репутацию образованного человека. Поэтому в 1909 году земляки отправили его делегатом на учредительный съезд по поводу строительства Черноморско-Кубанской железной дороги. Позже его избрали в организационный комитет в числе двенадцати уполномоченных по строительству. Рябовол также занимался подбором строительно-технического персонала. В 1914 году он стал одним из директоров правления.

Черноморско-Кубанскую железную дорогу на Кубани называли казачьей — она была построена на средства, которые внесли более 50 местных станиц в акционерный фонд дороги. Движение по ней открылось 11 сентября 1916 года.

  • Правление Черноморско-Кавказской железной дороги. Первый справа в верхнем ряду — Николая Рябовол

Еще до революции 1917 года, находясь в должности чиновника и путешествуя по России, он пришел к выводу об ущербности централизованной авторитарной власти. Позже, уже во время сотрудничества с Добровольческой армией, он осознал диктаторский характер белой власти:

Если не изменится политика Добровольческой армии, все может рухнуть. Мы не желаем бороться с народами... Все рухнет, если будем продвигаться вперед и назначать губернаторов

Николай Рябовол, «Протоколы и стенограммы заседаний кубанских краевой и законодательных Рад, 1917-1920 гг»

Политические убеждения родом из станицы

До революции Рябовол уже был известен как сторонник федерализма — за ним следили в охранном отделении, ответственном за политический сыск. В 1914 году, когда он занимал должность председателя правления Черноморско-Кубанской железной дороги, у него и у всех его подчиненных полиция произвела тщательный обыск, но не нашла ничего компрометирующего.

Причину приверженности Рябовола к идеям федерализма, вероятно, нужно искать в семье и станичном окружении. Этнический сепаратизм был характерен для запорожского казачества и уходил корнями в традиции Сечи. В начале XIX века казаки привезли с собой культуру самоуправления на Кубань, но со временем царская власть лишила их права на независимость. Надежда на возвращение казачьей вольницы долго жила в памяти станичных казаков.

Февральская революция 1917 года дала Рябоволу шанс реализовать проект по суверенизации Кубанской области. Совместно с Лукой Бычем Рябоволу удалось в кратчайшие сроки создать казачий парламент — Раду. В Раде он принадлежал к фракции черноморцев, выступавших за федерализацию Кубани.

Николай Рябовол считал, что Россия должна стать федерацией свободных народов и республик. Он верил в торжество демократии, но понимал, что новой России и Кубани требуется время, чтобы встать в один ряд с передовыми республиками Запада. Обращаясь в Раде в ноябре 1918 года к союзникам (Великобритании и Франции), он говорил: «Мы на вас смотрим как на наших учителей по пути демократизма».

Рябовол был бессменным председателем краевой и законодательной рад с сентября 1917 по июнь 1919 года. До революции в октябре 1917-го в этой должности он поддерживал создание Юго-Восточного союза, «Временных положений» (кубанской конституции), продвигал идею независимости Кубанского края. Но через несколько месяцев после Октябрьского переворота большевики заняли Екатеринодар, и Раде пришлось бежать.

О чем Рябовол договаривался с Украиной

После Октябрьской революции в России началась Гражданская война. Кубанский (ледяной) поход под командованием генерала Корнилова стал первым маневром Добровольческой армии в феврале 1918 года. Во время этой операции правительственные войска Кубанской области заключили военно-политический союз с добровольцами.

По условиям союза, кубанский правительственный отряд на время операции переходил под командование Корнилова. Тот пообещал, что при занятии белыми Екатеринодара казаки смогут воссоздать независимую Кубанскую армию. Рябовол относился к главнокомандующему с доверием и симпатией — чего нельзя будет позже сказать об отношении к Деникину, утверждали современники. При штурме Екатеринодара генерал Корнилов погиб, а объединенные войска отступили к Дону.

  • Смена немецкого караула у здания думы на Думской площади в Киеве, 1918 год

В это же время (3 марта 1918 года) советское правительство подписывает Брест‑Литовский сепаратный мирный договор, и немцы занимают Киев с Ростовом-на-Дону. Узнав об этом, кубанское правительство принимает решение отправить делегации на оккупированные территории, чтобы наладить там союзнические контакты. 

На складах Украины оставались огромные запасы русского оружия, и целью дипломатической акции стало получение права забрать его на нужды добровольческого движения. Делегацию к немецкому управлению на Дон возглавил Быч, в Киев отправился Рябовол.

Внешний вид делегации на Украину Даниил Скобцов, участник событий, описывал так:

Вид у нас был очень неказистый: одеты в плохо пригнанные черкески, на головах кудлатые старые шапки, на ногах смазные сапоги… внешность совсем не дипломатической миссии

Даниил Скобцов, «Три года революции и гражданской войны на Кубани»

В Киеве делегация встретилась с гетманом Скоропадским. В разговоре с Рябоволом гетман дал понять, что поможет Кубани с оружием. Это была уловка, разыгранная германским командованием, — когда подошел момент обсуждения конкретных сроков поставок и их количества, украинцы изменили условия. Вместе с немецким командованием они были согласны отдать оружие только в том случае, если Кубань присоединится к Украине на автономных началах. Фактически это означало подчинение края немцам.

Конечно, для кубанцев это было неприемлемо. В итоге Рябоволу удалось договориться лишь о небольших поставках для объединенной армии.

Конфликт с Добровольческой армией

Союз, заключенный между добровольцами и кубанцами, дал трещину сразу же после взятия Екатеринодара — 4 августа 1918 года. Отношения осложнялись тем, что командование Добровольческой армии грезило о «единой и неделимой» России и не торопилось исполнять свои обещания по восстановлению Кубанской армии и суверенитета края.

Не было среди кубанских деятелей другого человека, который собрал бы на себя столько неприязни добровольцев, как Рябовол

Даниил Скобцов, «Три года революции и гражданской войны на Кубани»

Напряженность в отношениях между Деникиным и Радой не переставала расти. В феврале 1919-го Рябовол, комментируя статус отношений с Особым совещанием Деникина (орган, выполнявший функции правительства), заявлял: «Кубанское казачество поставлено в необходимость головами своих детей платить за грехи разных политических проходимцев». Выход он видел в том, чтобы немедленно взять в свои руки внешнюю политику и «отстранить третьих лиц, нами распоряжающихся».

  • Екатеринодар, 1918 год. Панихида по «белому» генералу Маркову

В условиях противостояния с властью, позиционирующей себя всероссийской, председатель Рады Рябовол взял курс на продолжение борьбы за права региона. Одним из важных планов в этом направлении было возобновление работы Юго-Восточного союза. 

Юго-Восточный союз казачьих войск, горцев Кавказа и вольных народов степей — объединение Донского, Кубанского, Терского и Астраханского казачьих войск, представителей калмыков, горских народов Дагестана и Закатальского округа, Терского края, Кубанского края, Сухумского края, степных народов Терского края и Ставропольской губернии. Цель союза — создать государственно-территориальную единицу, управляемую на принципах конфедерации. Создан 20 октября 1917 года, но из-за Октябрьского перевората прекратил деятельность на неопределенный срок.

Рябоволу удалось назначить съезд Юго-Восточного союза на 13 июня 1919 года в Ростове-на-Дону, несмотря на неодобрение администрации Деникина. Но именно этот съезд в «Палас-Отеле» стал для него фатальным.

Убийство от рук «своих»

На открытии съезда Юго-Восточного союза 13 июня Рябовол выступил с готовностью объединиться в тесном союзе с донскими и терскими казаками, чтобы вместе бороться против диктатуры большевиков и белогвардейцев. Но главным моментом выступления была его резкая критика Особого совещания — законосовещательного и распорядительного органа управления антибольшевистскими силами на юге России.

Вот отрывок из речи Рябовола на съезде: «В ноябре, вслед за нашим возвращением в Екатеринодар, был разработан вопрос об организации центральной всероссийской власти группой политических деятелей, приехавших бог знает откуда, не то из Одессы, не то из Крыма. Мы протестовали против их проекта, потому что они предлагали диктатуру».

Когда пришли добровольцы в Черноморскую губернию и завели там губернаторский режим, то с населением в 200 тыс. они так управились, что крестьяне сплошь обратились в большевиков

Николай Рябовол, речь на съезде Юго-Восточного союза 13 июня 1919 года

После заседания Рябовол с членами кубанской делегации и некой госпожой Хатимской до поздней ночи ужинали в ресторане при отеле. После ужина Рябовол вызвался проводить новую знакомую, но по дороге был убит двумя выстрелами из револьвера в голову, смерть наступила мгновенно. Преступнику удалось скрыться на автомобиле.

Новость об убийстве председателя Рады восприняли неоднозначно. Белые в основном ликовали, а вот для казаков это была трагедия. Рада объявила трехдневный траур, а также постановила закрыть все газеты, травившие покойного.

В ростовской газете «На Москву» монархист Пуришкевич опубликовал стихотворение «Кубань и Рада», посвященное убийству Рябовола и использованию его смерти в пропагандистских целях. Фрагмент стихотворения:

Самостийным вожделеньям
Чудный выискав предлог,
По станицам, по селеньям
Шлют гонцов, сбиваясь с ног.
Труп для них стал жирным злаком
(Рябовол душой был наг)
...Но хотят они казакам
Сунуть в руки красный флаг.

Расследование преступления к задержанию виновных не привело. Но многочисленные улики указывали на участие в убийстве офицеров Добровольческой армии. Однако есть версия, что главнокомандующий Деникин ничего не знал о готовящемся преступлении, а убийцы действовали как частные лица.

Убийство Рябовола в июне, а затем частичный арест осенью 1919 года кубанских делегатов, ездивших на Парижскую мирную конференцию, стали импульсом к разгону кубанского парламента. На Кубани установилась прямая власть Особого совещания. Узнав об этом, казаки, воевавшие в армии Деникина за пределами Кубани, стали массово покидать свои позиции и возвращаться домой. Поход белых на Москву провалился. Добровольцы без помощи кубанских казаков отступали до самого Новороссийска, откуда в январе-феврале 1920 года в панике отплыли в Крым.

Материал подготовлен в рамках спецпроекта «1917 на Кубани»


Обсудить

В комментариях недопустимы и будут удалены: реклама, оскорбления, клевета, любые нарушения законов РФ.

Читайте также

Реклама на портале