Материал подготовлен при поддержке ООО «Краснодар Сити»

На изломе войны. Хроника сражения за Кубань с августа 1942 по февраль 1943 года

Летом 1942 года Германия и ее союзники перехватили инициативу у советских войск и развернули наступление на двух направлениях — на Кавказ и на Сталинград.

Тем самым враг рассчитывал лишить Советский Союз продовольственной базы, ископаемых ресурсов и промышленного потенциала, без которых вести войну было практически невозможно. Для нашей страны наступил момент истины. Именно в такой обстановке началась оборона Кубани.

Операция «Эдельвейс»

Занять Краснодарский край противник намеревался в рамках операции «Эдельвейс». Немцы рассчитывали в короткие сроки овладеть всем Кавказом и разгромить советские войска южнее Дона. Эту задачу должна была решить группа армий «А» под командованием генерал-фельдмаршала Листа. В августе 1942 года она насчитывала около полумиллиона человек, 4,5 тыс. артиллерийских орудий и минометов, более 600 танков и штурмовых орудий.

Состав наступления

Треть армии составляли подвижные соединения — танковые, моторизованные и кавалерийские дивизии, — способные быстро продвигаться в степи. А для действий в горах были предназначены несколько горных и егерских дивизий, имевших соответствующую подготовку и снаряжение. Все они, равно как пехотные дивизии, были укомплектованы на 80–100%, имели опытный рядовой и командный состав. Слабым звеном в рядах противника были румынские войска, на долю которых приходилось около четверти группировки противника.

Оборона Кавказа была возложена на Северо-Кавказский фронт во главе с маршалом С.М. Буденным. В его составе числилось более 200 тыс. человек, 120 танков, более 2 тыс. артиллерийских орудий и минометов. Основу советских сил составляла пехота — стрелковые дивизии и бригады, танковых и кавалерийских частей было немного.

Половина этих войск, будучи в составе Южного фронта, пережила в июле 1942 года тяжелые оборонительные бои на Нижнем Дону. Отступив в северные районы Кубани и Ставрополья, они испытывали острую нехватку вооружения и техники, нуждались в пополнении и отдыхе. Остальные силы фронта первоначально готовились защищать Черноморское и Азовское побережье. Для отражения удара противника с севера им требовалось время на перегруппировку.

Соотношение сил авиации противников

На кавказском направлении был развернут 4-й авиакорпус противника, насчитывавший около 500 самолетов. В подчиненных Северо-Кавказскому фронту 4-й и 5-й воздушных армиях насчитывалось 263 исправных самолета. Еще 284 машины могли выставить ВВС Черноморского флота. Сравнивая состав советской и немецкой авиации в начале битвы за Кавказ, мы видим, что их численность оказалась приблизительно равной. К сожалению, в 1942 году боевые возможности немецких самолетов и мастерство их пилотов в целом оставались выше, чем у советских машин и летчиков. Существенно отставала советская сторона и в организации управления авиационными частями и соединениями. Люфтваффе более умело маневрировало своими авиагруппами, лучше взаимодействовало с армией и флотом.

Отступить, чтобы победить

Битва за Кавказ начиналась в невыгодных для Советского Союза условиях. На стороне противника было количественное, а где-то и качественное превосходство. Немцы и их союзники владели инициативой, имели в своем распоряжении подвижные соединения. Это позволяло им выбирать направления удара, уменьшало возможности советских войск для подготовки обороны. Поэтому еще 25 июля 1942 года командующий Северо-Кавказским фронтом С.М. Буденный предложил Ставке Верховного Главнокомандования продолжить отступление на юг в надежде закрепиться на рубеже реки Кубани и получить подкрепление из Закавказья. Такое решение отдало бы в руки врага наиболее развитые и населенные районы Краснодарского края, однако иного способа избежать уничтожения войск фронта просто не было.

Однако в Москве настаивали на удержании позиций южнее Дона. Такое решение соответствовало духу приказа Народного комиссара обороны № 227 от 28 июля 1942 года, известного под названием «Ни шагу назад!». В нем говорилось о продолжающемся отступлении Красной армии на юге страны, случаях паникерства и трусости, необходимости жестких мер для исправления положения на фронте. И.В. Сталин подчеркивал, что «отступать дальше — значит загубить себя и загубить вместе с тем нашу Родину». 

Остановить врага и добиться перелома в войне летом 1942 года советские войска не смогли. Войска 17-й полевой армии генерал-полковника Р. Руоффа продолжили свое наступление и 28 июля пересекли северные рубежи Кубани. Задержать наступление удалось благодаря контрудару 17-го казачьего кавалерийского корпуса.

Атака со стороны Ставрополья

Между тем серьезная угроза возникла для восточных районов Краснодарского края. В конце июля 1942 года 1-я танковая армия генерал-полковника Э. Клейста прорвала оборону Северо-Кавказского фронта на ставропольском направлении. Танковые и моторизованные дивизии противника хлынули на степные просторы Кубани и Ставрополья, проходя в день по 20-30 км.

1 августа немцы заняли Белую Глину, а уже 3 августа их передовые части вышли на подступы к Армавиру и Кропоткину. Возникла угроза прорыва противника к Черноморскому побережью, что неизбежно привело бы к окружению и разгрому войск маршала Буденного.

Поэтому советские войска продолжили отступление к Кубани. Оно проходило в непростых условиях. Как правило, боевые части совершали пешие переходы по 25-30 км в ночное время, а днем закреплялись на промежуточных рубежах и отбивали атаки. Если же отход происходил днем, войска испытывали на себе изнуряющий летний зной и удары авиации противника. Одновременно в тылу шла эвакуация раненых, вывоз боеприпасов и снаряжения, перебазирование авиации. В ряде случаев штабы теряли управление войсками, а в войсках не знали, что происходит на флангах и в тылу. А еще дороги Кубани заполнили потоки беженцев, эвакуируемой техники и животных, сжигались и подрывались предприятия, станции, мосты и вообще все, что можно уничтожить. Неудивительно, что некоторые очевидцы этих событий воспринимали происходящее как бегство советских войск, оставляющих Кубань на милость оккупантов.

Оборона и сдача Ейска

5 августа румынский кавалерийский корпус в составе трех дивизий развернул наступление вдоль Азовского побережья через западные кубанские районы. На его пути не оказалось практически никаких подразделений Красной армии, кроме малочисленных береговых частей Азовской военной флотилии и местных истребительных батальонов. Они оказали врагу достойное сопротивление, уйдя из Ейска только в ночь на 9 августа. По морю и через Ясенскую переправу соединения ушли в Приморско-Ахтарскую и Темрюк.

Наступление на Краснодар

На краснодарском направлении в первые дни августа 1942 года вел наступление 5‑й армейский корпус немцев. 8 августа он натолкнулся на оборону 56-й армии генерал-майора А.И. Рыжкова, которая еще в конце июля понесла немалые потери при обороне Ростова-на-Дону и не успела восстановить свой боевой потенциал. В армию пришло неподготовленное пополнение, было мало артиллерии и практически отсутствовали снаряды. 56-я армия насчитывала около 20 тыс. человек, тогда как 5-й армейский корпус мог выставить по меньшей мере 60 тыс. Основные силы и тылы армии уже находились на левом берегу реки Кубани, туда же переправляли все, что представляло ценность и могло быть вывезено. НКВД и армейские саперы подготовили к уничтожению объекты промышленности и инфраструктуры. Все это указывало на то, что краевой центр будет оставлен советскими войсками.

Но все же сдавать Краснодар без боя ни С.М. Буденный, ни А.И. Рыжков не собирались. 8 августа при попытке выйти к городу передовыми частями немцы наткнулись на позиции 56-й армии. Превосходство сил позволило противнику на следующий день прорваться в Краснодар с северо-запада. Немцы пытались отрезать советские части от мостов через Кубань и захватить их в сохранности. Защищавшая краевой центр 30-я стрелковая дивизия, несмотря на понесенные потери, все же сумела сохранить свой костяк и уничтожить за собой Пашковскую переправу.

Борьба за нее была особенно ожесточенной, именно здесь героически сражались многие краснодарцы, призванные в ряды Красной армии буквально накануне боев за город. 14 августа немцы форсировали реку Кубань и за несколько дней оттеснили советские войска в предгорья Главного Кавказского хребта. Дальнейшее наступление 5-го армейского корпуса было нацелено на Крымскую и Горячий Ключ.

Взятие Майкопа

Пожалуй, самым драматичным образом развивались события на востоке Кубани. После выхода авангардов 1-й танковой армии к реке Кубани в Ставке Верховного Главнокомандования осознали угрозу прорыва противника через Майкоп к Туапсе. В ночь на 5 августа штаб Северо-Кавказского фронта получил указание прикрыть это направление и закрыть разрыв. Немедленно началась перегруппировка 18‑й армии и 17‑го кавалерийского корпуса с целью создания устойчивой обороны по левому берегу Кубани.

Но вступив в предгорья Кавказа, подвижные соединения врага утратили свое преимущество в маневренности, были развернуты на восток и направлены на Ставрополье. На смену им выдвигались егерские дивизии 44-го армейского корпуса. Одновременно на туапсинском направлении разворачивались 18-я армия и 17-й кавкорпус. К ним присоединились отступающие части 12-й армии, а из тыла стали подходить резервы. В разгоревшихся кровопролитных боях немцы были вынуждены взять паузу в наступлении на Туапсе.

С захватом противником равнинных районов Краснодарского края боевые действия переместились к югу, в предгорья Главного Кавказского хребта. 19 августа немцы и румыны перешли в наступление в направлении Новороссийска и Тамани силами 5-го армейского и кавалерийского корпусов. С самого начала они натолкнулись на упорное сопротивление войск Новороссийского оборонительного района. К 24 августа немецкие подразделения продвинулись на 15-20 км, но сходу прорвать советскую оборону им оказалось не по силам. И все же положение защищавшей Новороссийск 47-й армии оставалось сложным.

Как проходили сражения в Анапе и Новороссийске

У командования 47-й армии практически не осталось резервов, а пополнение не было полностью вооружено. Противник же перебросил дополнительные силы и 29 августа возобновил наступление. 31 августа румынская кавалерия захватила Анапу, отрезав малочисленные советские части на Тамани от основных сил. Вслед за этим немцы вышли на северо-западные окраины Новороссийска, а днем 6 сентября прорвались в центральную часть города. После нескольких дней уличных боев советские войска были вынуждены отступить на восточную окраину Новороссийска, к цементным заводам. Часть защитников города отошла в район Мысхако, откуда их эвакуировали к 10 сентября. В конце сентября 1942 года противник предпринял еще несколько попыток обойти Новороссийск силами свежих румынских дивизий, но эти планы были сорваны 47-й армией. На этом активные боевые действия под Новороссийском завершились.

Его потеря стала следствием как превосходства противника в силах, так и просчетов командования Северо-Кавказского фронта и 47-й армии. Но упорство защитников города позволило закрепиться на восточном берегу Цемесской бухты, не допустив ее использования германским флотом и остановив дальнейшее наступление немцев вдоль Черноморского побережья.

В сентябре 1942 года произошли серьезные изменения в организации управления советскими вооруженными силами на Кавказе. Все они были переданы Ставкой Верховного Главнокомандования под руководство Закавказского фронта, во главе которого стоял генерал армии И.В. Тюленев. В его оперативное подчинение был передан Черноморский флот. Части и соединения бывшего Северо-Кавказского фронта объединялись в Черноморскую группу войск того же фронта под командованием генерал-полковника Я.Т. Черевиченко.

Туапсинская оборонительная операция

Наибольший размах и напряженный характер осенью 1942 года на Кубани имела Туапсинская оборонительная операция. Не сумев сходу прорваться к Туапсе в августе и сломить сопротивление советских войск под Новороссийском, немцы провели основательную подготовку и разработали план операции «Аттика». На их стороне было численное превосходство, да и к действиям в горах они оказались подготовлены лучше советских войск.

23-25 сентября 1942 года основные силы 17-й немецкой армии перешли в наступление. В Ставке Верховного Главнокомандования посчитали, что в штабах Закавказского фронта и Черноморской группы войск недооценили угрозу Туапсе. По указанию из Москвы новым командующим Черноморской группы войск 11 октября стал генерал-майор И.Е. Петров. Но ему требовалось время для того, чтобы взять в свои руки управление войсками и дождаться подкрепления. А противник не ждал и 14 октября снова перешел в наступление.

Неудавшееся наступление и скомканная оборона

Замысел по окружению части сил 18-й армии немцам осуществить не удалось, но они сумели преодолеть половину расстояния до Туапсе. Здесь в конце октября продвижение противника остановили контрудары советских войск. 15 ноября противник предпринял последнюю попытку прорыва к Черному морю. Силы участников боев были на пределе, обе стороны испытывали трудности в снабжении войск на передовой и ощущали на себе начинающуюся в горах зиму. И все же советские войска удержали фронт и сумели сбросить немецких егерей с захваченных ими позиций на горе Семашхо.

Срыв немецких планов по захвату Туапсе позволил не допустить окружения сил Черноморской группы войск и сохранить важный плацдарм на Черноморском побережье Кавказа. Вместе с тем начало Туапсинской операции показало, что советские войска и командование не использовали всех возможностей для укрепления своей обороны. В ином случае не потребовалась бы замена командующих, спешная отправка резервов и самопожертвование рядовых бойцов и командиров в критические мгновения сражения.

Между тем 19 ноября 1942 года советские войска под Сталинградом перешли в наступление, в результате которого вскоре была окружена 6‑я немецкая армия. Когда же фронт противника на Дону оказался прорван, возникла угроза окружения и разгрома всей кавказской группировки немецко-румынских войск. Поэтому уже в конце декабря 1942 года группа армий «А» получила приказ Гитлера на поэтапное отступление в направлении Ростова-на-Дону и Краснодара.

Изменение ситуации не осталось незамеченным советским командованием. В канун нового, 1943 года Ставка Верховного Главнокомандования потребовала развернуть преследование отступавших соединений 1-й танковой армии силами Северной группы войск Закавказского фронта генерал-лейтенанта И.И. Масленникова. Командующий фронтом генерал армии И.В. Тюленев получил указания усилить Черноморскую группу войск генерал-лейтенанта И.Е. Петрова, сражавшуюся в Краснодарском крае. В случае ее успешного наступления на Кубани 17‑я армия генерал-полковника Р. Руоффа могла оказаться в кольце окружения, которое по масштабам можно было бы сравнить со сталинградским.

Генерал И.Е. Петров

Генерал И.Е. Петров

Положение дел в начале 1943 года

К началу 1943 года в составе Закавказского фронта насчитывалось 708 тыс. человек, 536 танков, более 12 тыс. орудий и минометов. 4-я и 5-я воздушные армии вместе с ВВС Черноморского флота располагали 830 самолетами. Противостоявшая им группа армий «А» имела в своем составе 764 тыс. человек, до 700 танков, около 5,3 тыс. орудий и минометов. 4-й воздушный флот мог задействовать для их поддержки 530 самолетов.

Примерное равенство сил затрудняло исполнение советских планов по разгрому кавказской группировки врага. Особенно много трудностей выпало на долю Черноморской группы войск. Наращиванию, а главное снабжению войск мешала оторванность Черноморского побережья от остальной страны. Еще хуже обстояло дело с дорогами в горах Краснодарского края, через которые предстояло обеспечивать наступление. Пехота и танки могли пройти по ним, хотя и с трудом, но перевезти артиллерию, боеприпасы и продовольствие зачастую было просто невозможно. А для развития успеха и преследования противника в равнинной части Кубани требовались подвижные войсковые соединения. В распоряжении И.Е. Петрова не оказалось ничего крупнее танковой бригады, а этого было совершенно недостаточно.

Между тем из Москвы И.В. Тюленева и И.Е. Петрова торопили с началом наступления, к тому же заставив их изменить направление главного удара. Вместо развития успеха 18-й и 46-й армий из района Туапсе на Майкоп Ставка Верховного Главнокомандования указала на необходимость ударить войсками 56-й армии на Краснодар и далее на Тихорецк, а силами 47-й армии взять Новороссийск и выйти на Таманский полуостров. Так родился замысел операций «Горы» и «Море».

Январь 1943-го: советская армия начинает освобождать территорию края

Советское наступление началось 16 января и с самого начала шло тяжело. Немцы спешно стянули к месту прорыва все имевшиеся под рукой резервы, сформировали из них ударные группы и стали контратаковать на флангах наступающих советских дивизий 56-й армии генерал-лейтенанта А.А. Гречко.

Иначе сложилась обстановка на майкопском направлении. Здесь противник сам начал отступление, которым не замедлили воспользоваться советские войска. С 11 января начала преследование врага 46-я армия генерал-майора И.П. Рослого, а с 14 января — 18-я армия генерал-майора А.И. Рыжова. Они освободили предгорные районы края и вступили в Адыгейскую автономную область, а к концу января вышли к реке Кубани.

Отступление немцев перед фронтом 18‑й и 46‑й армий было вызвано развитием обстановки на востоке Краснодарского края. Туда отходили части 1-й танковой армии врага, которые пытались оторваться от наседавшей на них Северной группы войск. 21 января наступавшие на ее левом фланге 9‑я армия генерал-майора В.В. Глаголева и 37‑я армия генерал-майора П.М. Козлова освободили Отрадненский и Успенский районы, а 24 января совместными усилиями овладели Армавиром и продолжили двигаться на запад по обоим берегам реки Кубани. 28 января 9‑я армия достигла Кропоткина. Действовавшая правее 58‑я армия генерал-лейтенанта К.С. Мельника 30 января выбила немцев из Тихорецка и, развивая наступление в северо-западных районах Кубани, 3 февраля вышла к Азовскому морю. В те же дни северо-восточную часть Краснодарского края освободила 44‑я армия под командованием генерал-майора В.А. Хоменко.

Состояние войск противника к этому моменту

Несмотря на успешное наступление, положение советских войск на Кубани оказалось непростым. Армии Северной группы войск за месяц прошли около 500‑600 км по заснеженным ставропольским и кубанским степям, то есть ежедневно преодолевали 15‑20 км. На долю Черноморской группы войск выпало тяжелое наступление в горах и предгорьях Краснодарского края. Основная масса подразделений двигалась в пешем порядке, у бойцов и командиров накапливалась хроническая усталость от длительных маршей, чередовавшихся с ожесточенными боями. Наземные войска лишились надежной авиационной поддержки: перебазирование 4‑й воздушной армии не поспевало за линией фронта, а самолетам 5‑й воздушной армии и морской авиации во время каждого полета приходилось преодолевать Главный Кавказский хребет. От ударов с воздуха спасала неустойчивая погода. Между тем тылы и артиллерия отстали от передовых частей на 80‑100 км, в войсках стала ощущаться нехватка боеприпасов и продовольствия. Особенно тяжело приходилось раненым и больным, они не могли своевременно оказаться в госпиталях и зачастую полагались лишь на помощь местного населения.

Противник же использовал для отступления железную дорогу и автотранспорт, избегал окружений и наносил чувствительные контрудары советским войскам. Чем дальше фронт отодвигался на запад, тем сильнее были укреплены позиции немецко-румынских войск и плотнее становились их боевые порядки. Вместе с тем в войсках оккупантов накопилась усталость, а от уверенности в скорой победе Германии не осталось и следа. Немецкие части еще сохраняли традиционную дисциплинированность и высокую боеспособность, но среди их румынских союзников резко возросло число дезертиров и перебежчиков. А ведь румынские войска составляли треть соединений 17‑й армии. Самые поразительные метаморфозы произошли со словацкой моторизованной дивизией. В течение января 1943 года это достаточно боеспособное соединение просто разложилось, часть словацких солдат и офицеры перешли на сторону СССР, остальные не скрывали своего желания прекратить участие в войне на стороне Третьего рейха. Поэтому в начале февраля командование 17‑й армии поспешило отправить своих славянских союзников в Крым.

Генерал И.И. Масленников

Генерал И.И. Масленников

Краснодарская наступательная операция

Пока вал советского наступления катился через Кубань, Ставка Верховного Главнокомандования проводила организационные изменения и ставила новые задачи. 24 января 1943 года Северная группа войск Закавказского фронта была преобразована в самостоятельный Северо-Кавказский фронт во главе с получившим звание генерал-полковника И.И. Масленниковым.

По замыслу Верховного главнокомандующего И.В. Сталина и Генерального штаба возрожденный Северо-Кавказский фронт должен был продолжить наступление, рассечь кубанскую группировку врага и разгромить ее к 10‑12 февраля. Такие планы строились на уверенности в том, что происходит отход главных сил противника с Таманского полуострова и их переброска в Крым морем и по воздуху. В действительности по личному решению Гитлера 17-я армия должна была удержать Тамань в качестве плацдарма для повторного наступления на Кавказе.

Под давлением Москвы армии Северо-Кавказского фронта ускорили перегруппировку сил, но приступить к осуществлению Краснодарской наступательной операции смогли только 9 февраля. Фактически никакой продолжительной оперативной паузы между ней и предыдущим наступлением не было. Советские войска так и не дождались восполнения потерь, сосредоточения артиллерии, развертывания тылов и перебазирования авиации.

К началу операции Северо-Кавказский фронт насчитывал около 400 тыс. человек, им противостояло аналогичное число солдат и офицеров противника. В такой обстановке части 46-й и 18-й армий 10 февраля 1943 года вышли на подступы к Краснодару, через который в спешке отступали немецкие боевые части и тыловые подразделения. В ночь на 12 февраля они ворвались в краевой центр и к полудню очистили его от противника.

Потеряв Краснодар, противник был вынужден отойти на новые оборонительные рубежи почти по всему фронту. Впереди были полгода тяжелых боев на «Голубой линии». И все же за два зимних месяца 1943 года обстановка на Кубани полностью изменилась. В результате усилий бойцов и командиров Красной армии, моряков Черноморского флота большинство районов Краснодарского края были освобождены от захватчиков. Динамика событий во время этих боев напоминала сражения августа-сентября 1942 года, только теперь уже немцам и их союзникам приходилось отступать, избегая угрозы окружения и полного разгрома.


В комментариях недопустимы и будут удалены: реклама, оскорбления, мат, клевета, любые нарушения законов РФ.

Читайте также

Реклама на портале