Российский автомобильный рынок как образец «теории потреблятства». Колонка Евгения Мельченко

Заголовок навеян замечательной книгой Дэвида Ванна, Томаса Нейлора и Джона де Граафа «Потреблятство. Болезнь, угрожающая миру». Безголовое потребление просочилось в каждый уголок нашего сознания, сознания жителей «развитых» стран. Причин покупать товар на эмоциях и по картинке много, но основная одна. Это человеческая лень, неспособность или нежелание отличать зерна от плевел. И это проблема не только российского потребителя, отнюдь.

Но одно дело — периодически баловать себя ненужными покупками, не теряя при этом ощущения реальности, и совсем другое — кидаться в этот безголовый сэйл без оглядки. Так случилось на нашем авторынке, чему свидетельство — массовые невозвраты кредитов, в том числе авто. Кто в этом виноват и что делать? Никто и ничего. Это объективные явления резкого перехода от экономии к расточительству, случившегося у нас в начале нулевых. Вот только долго это не продлилось. Эйфория сменилась страхом ответственности и ужесточением всевозможных коллекторских законов и правил, согласно которым отжать любимую цацку у нерадивого потребителя стало тяжелее и муторней. Виноватых во всем этом вертепе искать не стоит. Как говорится, на рынке два дурака: один продает, другой покупает, и авторынок не исключение.

Вопрос в том, что будет дальше? Понятно, что столько средств у потребителя, сколько было несколько лет назад, в ближайшее время, мягко говоря, не предвидится. Понятно, что государству может резко надоесть поддерживать авторынок, особенно если учитывать траты на внешнеполитические моменты. Понятно, что банки поддерживать потребителя, который не возвращает деньги, тоже желания не имеют. Кто бы поддержал сейчас сами банки.

Количество дилеров неумолимо сокращается, остаются только крупные мультибрендовые компании, но надолго ли при таком раскладе? Постепенно проседают и мультибренды. Насчет наших, краевых, говорить не буду, чтобы не сглазить, а вот один из крупнейших игроков рынка средней полосы России сейчас вовсю пытается остановить собственное падение. Это говорит не просто о кризисе, а о глубокой его стадии, хотя некоторые экономисты и аналитики почему-то предпочитают пудрить мозг байками о стабилизации или даже росте авторынка. Бред.

Да, падение курса национальной валюты значит немало, но дело не только в этом. Существует мнение, что виновниками ситуации являются те самые два дурака — банки с кредитной «заманухой» и покупатель с отсутствием хотя бы базовых экономических и юридических знаний. А должны ли быть у покупателя эти знания? Не должны. Но в отсутствие регулятора в виде государства «теория потреблятства» взяла верх над здравым смыслом. Люди скупали все, что казалось им по карману, и не только.

А вот чтобы так казалось, и поработали все творцы кризиса, коими можно смело считать банки, дилеров и PR-агентства. Чем это закончилось в США, мы, думается, помним. После того как кредиты раздавались даже собаке из Бруклина, которая их, естественно, не возвращала, экономика страны дала трещину. У нас же трещина превратилась в пробоину, и титаник российского авторынка принялся стремительно тонуть.

Что делать? Вариантов на самом деле немного. Первое, что можно предложить, это помахать платочком вслед автотитанику и ждать, что будет дальше. Если уж рассуждать по-честному, ничего страшного не произойдет. Разорится несколько компаний, останутся без работы 20–25 тысяч человек. В масштабах страны история не критическая и устаканится быстро. Поплачем над тушкой последнего «Лэнд Ровера», купим «Баджадж» и продолжим попивать пивко в гараже. Экономические реалии в нашей стране за последние 80–90 лет научили людей радоваться тому, что есть, а если нет, то и «девятка» за авто прокатит.

Второй вариант — кинуться всячески помогать нашему авторынку. Но как? А в общем-то и никак. Чтобы помочь рынку, требуется стимулировать спрос, чего в ближайшее время не случится. Как совсем недавно мне сказал один продавец, «главное — маржа». Так почему же при таких условиях и наглости рынка клиент должен его удовлетворять? Многие уже обожглись на таком «потреблятстве», так что ждать большой покупательской активности не стоит.

Выживет ли рынок за счет 15–20% финансово благонадежного населения? Вряд ли, да и не хотелось бы. Вот будь он рассчитан хотя бы на 60–70% граждан, его существование не ставилось бы под вопрос при каждом скачке курса. Для создания такого рынка нужно всего ничего: одним отказаться от сверхприбылей, другим — от сверхзатрат. Перестать «потреблять», научиться считать и начать уважать себя как субъекта экономики, а не вести себя, как… ну вы поняли.

Читайте также

Реклама на портале