Курорты Кубани: из грязи для князей?

Курорты Кубани принято то превозносить за их уникальность и близость к "потребителю", то ругать за непомерную дороговизну и отсутствие соответствующего высоким ценам уровня сервиса. Проблемы у отрасли действительно есть, ведь не зря многие россияне непатриотично предпочитают Турцию, Кипр и Египет, а некоторые и Крым с Черногорией, не говоря уже о "топовых" — Таиланде, Сейшелах и Канарах.
Но не менее очевидно, что курортно-туристическая отрасль Краснодарского края не только эксплуатирует потенциал советского времени, но и демонстрирует хорошие темпы развития.

В 2006 году рост отрасли приблизился к отметке в 150%; это одна из первых строчек показателей экономики края. С 2007 года начинается освоение особых экономических зон туристско-рекреационного типа. Только в рамках этого проекта поток государственных и частных инвестиций составит, по разным оценкам, 200 млрд. рублей, а без малого треть всех инвестиций, привлеченных в экономику региона за последние 7 лет. Также в последние годы началось создание комплексного турпродукта в предгорных районах Кубани, идет активное освоение рекреационных возможностей Азовского побережья. И даже участие Сочи в борьбе за право принять Олимпиаду-2014, как ожидается, станет дополнительным стимулом к развитию рекреационных возможностей края.

О том, как именно будут развиваться курорты Кубани, порталу ЮГА.ру рассказал новый руководитель Департамента комплексного развития курортов и туризма Краснодарского края Юрий Пожидаев.

— Юрий Николаевич, Вы на посту руководителя одного из важнейших для края департаментов с декабря 2006 года, но наверняка уже успели сформулировать для себя основные цели и задачи. Что будете делать в ближайшее время?

— Главная цель не меняется: успешное и динамичное развитие санаторно-курортной и туристической отрасли Краснодарского края.
Для этого нам необходимо наладить более тесное и конструктивное взаимодействие между департаментом и муниципалитетами. Если мы говорим, что курорты Кубани — это не только Черноморское побережье, хотя оно и основной наш ресурс, то надо развивать рекреационные возможности и Азовского побережья, и предгорных, и горных районов.

Главы муниципальных образований, в первую очередь, ответственны за состояние отрасли на своих территориях. Департамент, со своей стороны, оказывает им содействие в разработке инвестиционных проектов, в поиске инвесторов, в создании туристического продукта, в его пропаганде и продвижении на рынке, в привлечении первичного потока туристов. Это направление нужно значительно усилить. Также мы будем совместно заниматься планированием развития отрасли в масштабах районов. На этих перспективных принципах и выстраивается взаимодействие.
Хочу подчеркнуть, что только в предгорья, если грамотно заниматься формированием и подачей турпродукта, можно через год-два, максимум — три, привлекать на отдых и оздоровление до 3 млн. человек в год. Возможности Азовского побережья — не меньше 4-5 млн. человек в год. Но прежде предстоит проделать серьезную работу.

Конечно, в департаменте есть вопросы организационного плана, касающиеся управления, которые нужно решить, но это, скорее, дело внутриструктурное.

—По Вашему мнению, какие трудности придется преодолевать в первую очередь?

— Есть задачи, которые необходимо решать, и я бы не назвал их трудностями. Прежде всего, это строительство комфортабельных мест размещения, создание коммуникаций, развитие инфраструктуры развлечений, активного и познавательного отдыха, обеспечение современного уровня сервиса, а значит и профессиональной подготовки обслуживающего персонала.
Надо решать вопрос транспортной доступности туристических зон и мест показа, в особенности это касается предгорных и горных районов. Должен быть сформирован качественный турпродукт.

Могу привести примеры обратного. В крае множество "диких" мест грязелечения. Туристы регулярно посещают эти места, чтобы принимать лечебные ванны, но, наряду с показаниями, грязи могут иметь и противопоказания. Нередки случаи, когда такие самоназначенные процедуры заканчивается серьезными неприятностями для здоровья.
Другой пример — коса Должанская, отличное место, облюбованное серферами как России, так и ближнего зарубежья, потому что там всегда есть волны. Но коса является памятником природы, и для ее интенсивного освоения этот статус должен быть изменен. В результате мы имеем хаотичное заселение, крайне малое количество достойных мест размещения и горы мусора, оставляемые туристами-дикарями. Ситуация требует самого быстро вмешательства. В марте мы ждем от инвесторов развернутого предложения, проекта и макета обустройства косы. Если это будет соответствовать всем требованиям и условиям, то работы могут начаться уже весной.
То же можно сказать и о развитии отдыха и туризма в горах. Пока мы не проработаем возможности привлечения инвесторов и не заинтересуем их, не будет ни обустроенных маршрутов, ни достойных мест размещения на них.

Мощный рекреационный потенциал, красивейшая природа, но нулевые условия не дают возможности привлекать массового туриста. И если ничего не менять, то вместо очевидных выгод мы будем иметь проблему неконтролируемого туризма — грязные пляжи, лесные пожары, дельцов, которые необоснованно наживаются на том мизере, что есть и в большем не заинтересованы. Должно быть четкое понимание — позитивное динамичное развитие отрасли возможно только при тщательном контроле и полном исключении самотека.

Для сравнения проведу параллель. Когда краевые власти во главе с губернатором Кубани Александром Ткачевым занялись развитием Черноморского побережья, наряду с теми, кто понимал важность задач, были и недовольные. Доводы противная сторона приводила разные, но прошло несколько лет, и что имеет Краснодарский край? Трехкратное увеличение потока отдыхающих, миллиардные отчисления в бюджет. Более того, мы идем к повышению уровня капитализации объектов санаторно-курортной отрасли. А это значит, что вместо теневого сектора экономики создается и успешно действует бизнес мирового уровня.

— Известно, что число отдыхающих на курортах Краснодарского края ежегодно растет? На Ваш взгляд, сколько гостей возможно привлечь в сезоне-2007?

— В 2005 году на наших курортах отдохнуло 10 млн. человек, в 2006 — уже12 миллионов. Динамика увеличения туристической прибыли, уверен, продолжится. В этом году планируется принять 15 млн. человек — задача амбициозная, но вполне выполнимая.
Во-первых, будем продлевать туристический сезон на Черноморском побережье. С начала сентября начинается спад приезжающих, но до середины октября сохраняются прекрасные условия для отдыха. На совещании в Анапе депутатами Государственной Думы, представителями Агентства по туризму Российской Федерации и Департаментом по курортам поднимался вопрос о продлении каникулярного времени в северных регионах страны до октября. Благодаря этому больше детей смогли бы пройти оздоровление на наших курортах. Сейчас этим вопросом занимается депутат Государственной Думы, председатель подкомитета по туризму и курортологии Борис Кибирев, а наш департамент занимается подготовкой ряда необходимых документов. За детьми потянуться взрослые. Так же будут предприняты маркетинговые ходы. В частности, уже начата работа с туроператорами, чтобы они больше внимания уделяли продвижению предложений отдыха на Черноморском побережье в бархатном сезоне. Задача — размыть сложившиеся представления об отдыхе только в рамках трех летних месяцев. К тому же, прилагаются все усилия, чтобы больше привлечь отдыхающих на Азовское побережье и в районы предгорья.

— Решение о создании в крае особых экономических зон туристско-рекреационного типа принято совсем недавно, но развитие ОЭЗ обещает быть быстрым. Когда можно ожидать первых результатов от реализации этого проекта?

— Резиденты особых экономических зон туристско-рекреационного типа получают беспрецедентно благоприятные условия для ведения и развития бизнеса. Предприятия, инвестирующие средства в создание объектов туристической деятельности, а также осуществляющие операции на территории зон отдыха, будут иметь существенные налоговые льготы. Организации-резиденты освобождаются от налога на имущество и земельного налога на 5 лет. Налог на прибыль снижен для них с 24% до 13,5%. Это позволит высвободить капиталы, необходимые инвесторам для развития своих предприятий, что, в свою очередь, продвинет вперед все сопутствующие сферы.
Срок окупаемости вложений в особые зоны — 5-7 лет в зависимости от рода и сферы деятельности. Освоение начинается уже в этом году, так что и результаты мы увидим в самое ближайшее время.

— Краевые власти не раз отмечали, что обеспечить рост курортно-туристической отрасли за только за счет приезжих невозможно. Как Вы оценивает потенциал роста внутреннего туризма в крае на ближайшие 2-3 года?

— Как минимум, он не будет отставать от показателей по отрасли в целом. Создаются новые виды турпродукта — проекты этнодеревень в Тамани и Апшеронском райне, увлекательные горные пешеходные маршруты, джиппинг, рафтинг, дайвинг, экотуризм — охота, рыбалка.
Изначально новые услуги легче продвигать на внутрикраевом рынке. На Кубани достаточно высокий уровень жизни, чтобы люди могли воспользоваться этими предложениями. С одной стороны — развивается внутренний туризм, с другой — это возможность четко понять запросы потенциального потребителя этих услуг. Становится ясно, каким должен быть турпродукт, перед тем, как выводить его на российский, а в дальнейшем и зарубежный рынок.

— Существует опасение, что подготовка к Олимпиаде-2014 года может привести к "перекосу" в развитии в сторону Красной поляны, к тому, что все инвестиции уйдут именно туда. Планируется ли развитие горнолыжных курортов в других районах края?

— В Апшеронском районе есть все условия для развития горнолыжного курорта, уже рассматривается проект развития там такого комплекса. Я имею в виду освоение плато Лаго-Наки. Отличные снежные склоны позволяют проложить в общей сложности 45 километров трасс различной степени сложности. Участвовать в этом проекте заинтересованы и зарубежные инвесторы. Пока рассматривается вопрос возможности придать этим территориям статус особых экономических зон. Но, в независимости ни от чего, там будет создан горнолыжный центр, как минимум, не уступающий Домбаю. О суммах инвестиций говорить еще рано, но я думаю, что и в этом вопросе мы получим конкретику в самое ближайшее время.

— Нет ли опасения, что Красная поляна, благодаря регулярному появлению там VIP'ов, станет русским аналогом Куршевеля?

— Очевидно, Вы в само наименование Куршевель вкладываете какой-то отрицательный смысл. Я с этим не согласен. Куршевель сделали русские, именно на деньги из России он приобрел облик фешенебельного, элитного курорта, что он и представляет собой сегодня. По большому счету, это просто курорт, рассчитанный на отдых определенного класса. То, что Красную поляну часто посещают известные люди, говорит о том, что это отличный горнолыжный курорт.
Если говорить о доступности отдыха на Красной поляне, то ценовое предложение там разнопланово. Возможно, с открытием горнолыжного курорта в Апшеронском районе, а он планируется как раз с прицелом на средний класс, и произойдет какая-то дифференциация по ценовому предложению, но я в этом ничего плохого не вижу.