Алкогольные реки — бумажные берега

Алкогольный рынок в очередной раз залихорадило. Рынок спиртных напитков сам по себе — очень чувствительная сфера, малейшее потрясение — и хрупкий баланс между продавцом, производителем и потребителем разлетается, как хрустальная бутылка с элитным алкогольным содержимым.
С 1 июля этого года под ударом как раз и оказалась такая деликтакная сфера рынка, как экспорт спиртных напитков, в том числе класса премиум. "Хорошего импортного спиртного  в ближайшее время не будет",  — дружно пророчили хозяева магазинов, владельнцы ресторанов, сомелье, импортеры и оптовики задолго до черной даты 1 июля.  С началом месяца вздрогнули и посетители магазинов, обнаружив полупустые полки, прежде радовавшие глаз потрясающим винно-ликеро-водочным изобилием. И тут же в рейды по магазинам и ресторанам отправились мрачные оперативные группы из налоговых инспекторов и сотрудников УБЭП, с твердым намерением выяснить, не продают ли где любителю коньяка "Наполеон" дефицитую жидкость из-под прилавка.

В конце 2005 года Государственная Дума РФ приняла ряд поправок  к федеральному закону "О госрегулировании производства и оборота спирта и спиртосодержащей алкогольной продукции", согласно которому  с 1 января 2006 года была введены в действие новые акцизные марки на местный и импортный алкоголь и  в очередной раз поменялась система сбора этих акцизов.
С начала года были запрещены запрещается производство и ввоз алкоголя со старыми марками, а с 1 июля текущего года — продажа продукции со старыми марками. Марки нового образца теперь должны наносится не на горлышко бутылки, как раньше, а сбоку, между этикетками. На марке оставлено пустое поле, на котором производитель или импортер должен наносить особый штрих-код, используемый в Единой государственной автоматизированной информационной системе (ЕГАИС).  С 1 июля  должен начаться учет алкоголя специальными сканерами, которые считывают данные о готовой продукции (фирма-производитель, страна происхождения напитка, его вид, наименование, литраж бутылки) и полученную информацию направляют на сервер ЕГАИС.

Цель нововведения, как обычно, благая —  очистить рынок от контрафакта, сделав его еще более прозрачным и контролируемым. По замыслу авторов, единая автоматизированная система контроля позволит проследить путь каждой из бутылок, перемещающихся по просторам России. Товар вышел с завода — сведения об этом поступили в единую базу данных, переместился на склад — это отмечается на сервере ЕГАИС, бутылка продана — в базе данных есть сведения и об этом. При такой системе работы левому алкоголю неоткуда появиться и некуда исчезнуть с легального рынка, в любой момент каждый проверяющий при помощи сканера может в течение нескольких секунд получить исчерпывающую информацию о каждой единице товара, привозного или отечественного. Система — всевидящее око, почти что драгоценное блюдо с золотым яблочком.

Увы, внедрение мечты в жизнь сразу выявило трудности, сравнимые разве что с замыслом злого волшебника  — с нового года, как только заработал новый закон,  дружно остановились все российские предприятия алкогольной отрасли и прекратился ввоз спиртного из-за рубежа.  Оказалось, что Гознак, который должен печатать новые марки с начала года, узнал об нововведении только в январе, а  утвержденного образца новой марки не было и в помине. Потом марки для отечественных производителей все-таки появились, но их все равно было мало. Пока Гознак, налоговая служба и компания "Атлас", ответственная за работу ЕГАИС,  выясняли, кто прав, а кто виноват, производители и продавцы алкогольной продукции в Краснодарском крае подсчитывали убытки. В январе-феврале  2006 года выработка ликероводочных изделий в регионе составила лишь 9,7 % от уровня двух месяцев 2005 года, вина виноградного — 2,5 %, шампанские, игристые, плодовоягодные вина и прочие недисцилированные напитки вообще не выпускались. В результате сокращение производства этилового спирта составило 32%.  Департамент потребительской сферы и регулирования рынка алкоголя, впрочем, успокаивал кубанцев — пересыхание алкогольных рек пока не грозит, на заводах, складах и в магазинах спиртное имеется в достаточных количествах.

Действительно, покупатели в первыем месяцы года практически не ощутили дефицита вино-водочных изделий, хотя глава департамента Сергей Кочубей и высказывал опасения — хватит ли запасов, чтобы достойно отметить всенародный мужской, а затем женский праздники?
Хватило. В марте и апреле ситуация с производством отечественного спиртного несколько улучшилась, зато импортеры получили сразу несколько серьезных ударов: 27 марта вина Молдовы и Грузии были признаны Россанэпиднадзором опасными для жизни, было рекомендовано прекратить их импорт и продажу. Первые акцизные марки для импортеров появились только марте, но воспользоваться ими было невозможно —  импортеру или дилеру необходимо было получить программу ЕГАИС и соединить ее с таможней, чтобы получить коды для маркировки бутылок, а  ЕГАИС на тот момент не была отстроена.
К слову сказать,  установка системы стоит 35 тыс. евро,  сертификацией программного обеспечения обязан заниматься сам импортер. Между тем неотвратимо приближалось "время Ч" — 1 июля, когда вся продукция со старыми марками — отечественная и импортная — оказалась бы  вне закона и должна была исчезнуть с прилавков.  По экспертным оценкам, в масштабах России это — от 11 до 18 млн. литров импортного алкоголя стоимостью около 200 млн. долларов.

Для упомянутого объема  алкоголя, который лежит на складах и хранилищах,  владельцы могли выбрать разную судьбу — вернуть производителю, распродать до 1 июля по бросовым ценам, выпить, раздарить друзьям и знакомым. Впрочем, некоторые оптимистично настроенные импортеры вина еще в июне не верили, что правительство всерьез запретит оборот алкогольной продукции со старыми марками. Вплоть до 30 июня, когда было опубликовано постановление правительства РФ, многие продавцы спиртного считали, что хождение акцизной старого образца будет продлено — "по просьбам трудящихся" — хотя бы до нового года. Те, кто не надеялся на послабления от
власти  —  устраивали распродажи импортного спиртного с фантастическими скидками — от 30 до 70 %.
 "Такого ажиотажа в винных магазинах я не видел с времен горбачевской антиалкогольной компании", — поделился впечатлениями депутат ЗСК края Дмитрий Козаченко, руководитель депутатской комиссии по развитию виноделия и виноградарства.

Но большинство руководителй розничных предприятий предпочли не раздавать  задаром запас импортного спиртного, а вернули алкоголь оптовикам, чтобы те, в свою очередь, занялись перемаркировкой продукции. "До крайности нелепое занятие — все равно что все свои личные вещи до последней ложки отнести в БТИ и там зарегистрировать", — поделился своими впечатлениями от процесса руководитель одной из крупных краснодарских компаний — дилеров импортного алкоголя.
Помимо нелепости, участники рынка отмечают еще и сложности процесса перемаркировки — вроде бы небольшие, но очень глупые и раздражающие. Например, производитель доставляет бутылки, запакованные в пластик — для сохранности при транспортировке. В магазине оболочку сняли, и тут выясняется, что бутылки опять надо загрузить и увезти за тысячи километров. В каком виде будет доставлен товар — можно только догадываться. Элитный импорт не предполагает больших партий, понекоторым видам продукции  каждая бутылка может быть чуть ли не в единичном экземпляре. Сколько времени уходит на описание и оформление каждой редкой единицы алкоголя? А расходы на перевозку,погрузку, хранение, переклеивание марок, возвращение товара в розничную сеть? 

Предприятия — импортеры просто захлебываются, принимая возвраты от региональных представительств. К тому же за все операции продажи алкоголя из опта в розницу уже уплачены налоги. Естественно, эти суммы предпринимателям никто не компенсирует. Специалисты полагают, что с учетом всех расходов на перемаркировку цена бутылки возрастет в два раза. Полки магазинов, отведенные под импорт, опустели.
Но самое неприятное для поставщиков импортного алкоголя — даже не прямые финансовые убытки. Главный ущерб — подрыв доверия участников рынка друг к другу и к государству, которое без конца меняет правила игры.
- Чтобы привить россиянам  вкус к качественным спиртным напиткам,  в том числе импортным, чтобы создать культуру потребления — нужны годы, а разрушить то, над чем мы работали, можно в один день, — утверждает коммерческий директор ООО "Лотос-Лэнд" Павел Карапетян. —  Риски, связанные с ввозом в страну элитных напитков, многократно возросли, это не может не отразиться на условиях получения кредитов для предпринмателей. Получается, что, ущемляя поставщика качественного алкоголя, правительство своими руками расчистило на рынке нишу для "левого" товара. 

Спустя десять дней после наступления "времени Ч" эксперты алкогольного рынка не решаются высказывать долгосрочные прогнозы о том, чем наполнятся прилавки в магазинах и когда это произойдет. Сколько алкоголя хранится в крае — достоверно не может сказать никто, с 1 июля идет инвентаризация складов с подробным подсчетом бутылок. Департамент потребительского рынка, как и зимой,  призвает не поддаваться панике — спиртного хватит всем! Что касается любителей импортного вина — на снятие "острой алкогольной импортной недостаточности" специалисты отводят пару недель. Еще через месяц-два вся ввозная продукция, промаркированная заново, должна вернуться на полки магазинов и в рестораны. И будет заново приживаться на российском рынке.

Если, конечно, правила игры не поменяются в ближайшее время в очередной раз.

Статьи

«Главный стереотип о глухих — что мы глупые и необразованные»

Автор комиксов из Краснодара Екатерина Авдейкина о жизни людей с нарушениями слуха

Статьи

«Я занимаюсь делом, для которого создан»

Краснодарские мужчины рассказали, каково им работать в женских сферах

Читайте также

Реклама на портале