Марш "Турецкого гамбита"

"Ревю паризьен" (Париж)
22 февраля

"Наш корреспондент, лично присутствовавший на событии, сообщает, что 22 февраля одновременно во всех синематографах России началось победоносное шествие новой живой картины "Турецкий гамбит". Стремительно завоевывающая публику фильма о похождениях титулярного советника Фандорина не встречает ровным счетом никакого сопротивления, если не считать комариных укусов критиков, известных своим диким нравом и кровожадной свирепостью".

По растиражированному утверждению создателей фильма, вторая экранизация фандоринского цикла Бориса Акунина сумела побить рекорды еще до выхода на экраны. "Турецкий гамбит" стартовал сразу 364 копиями, установив новое достижение в российском прокате. До этого максимальным количеством копий (348) прокатывался лишь громогласный "Александр". Реклама очередного достижения отечественного кино оказалась под стать привычному суровому самолюбованию передовиков производства в лице Первого канала и студии Никиты Михалкова "ТриТэ" – обещали сразу блокбастер, еще один удар по Голливуду и прочие грозности. Все это, вкупе с сюжетом вокруг русско-турецкой войны, наводило на мысль, что "Гамбит" вполне может оказаться очередным киновоплощением популярного в последние десятилетия стиля "державное разлюли". Да еще режиссер, ранее известный "Старыми песнями о главном – 2"...

По счастью, это оказалось не так. "Турецкий гамбит" оказался в равной степени свободен и от военизированного шапкозакидательства, и от сентиментальной ностальгии по царю-батюшке, и от идей всеславянского братства. Правду сказать, не особо искушенный в исторических реалиях зритель может вовсе не понять, что именно не поделили Российская и Оттоманская империи, причем тут Болгария и зачем генералу Соболеву так хотелось взять Константинополь.

Хотя дотошно разбираться в делах давно минувших зрителю будет некогда, да и желания особого не возникнет. Потому что исторический фон здесь не более чем антураж, роскошный героический задник. Режиссер Джайник Файзиев никогда не скрывал, что главная задача авторов – развлекать, а не поучать, призывать, программировать и т.д. Более того, в одном из интервью он даже посетовал на военно-историческую канву: "И масштабность, и натурность фильма – как раз "минус" с точки зрения затрат: это дорого, это массовые сцены".
Жанр своего детища Файзиев именовал в шутку "мультфильмом для взрослых", а не в шутку – "интертейнментом". И признавался, что его цель – зритель, "с внутренней такой улыбкой" проводящий время перед экраном и засыпающий в хорошем настроении. Сценарист Григорий Чхартишвили в своем акунинском проекте изначально придерживался идеи умного чтива, вкусно написанного и не иссушающего мозг. Продюсерам же больше желалось материальных благ, нежели идеологических побед.

В итоге получилась лихо скрученная лента с завлекательным сюжетом, отличным актерским составом и мастерской операторской работой. Свои плюшки получат почти все категории зрителей: державники-патриоты порадуются победам русского оружия и поностальгируют над сверкающими мундирами, фанаты "Ночного дозора" проникнутся броскими спецэффектами, чупа-чупсовых барышень тронет романтическая линия вкупе с "красивой жизнью", и даже последователи модной мужской любви найдут в "Турецком гамбите" своих героев. А синефилов, наверняка, порадует батальная сцена в подсолнухах под музыку Горана Бреговича.
Отдельный сюрприз приготовлен и читателям Акунина – в финале фильма турецким шпионом оказывается совершенно не тот, кто в романе. Из-за этого фабула немного разъезжается, что признает и сам сценарист, который, впрочем, не видит в этом больше беды. "Надеюсь лишь на то, что зрители увлекутся зрелищем, актерской игрой, режиссерскими находками и простят сценарной линии некоторую галопность", – признавался он.

Актерская игра, к слову, действительно увлекает. Егор Бероев играет именно того, "настоящего" Эраста Фандорина, который и описан в "Турецком гамбите". Это еще не знаменитый сыщик, он пока не вполне уверен даже в собственных силах, растерян и замкнут после душевной травмы. Но уже точно знает свои цели, к которым идет собственным путем. Все это молодому актеру удалось показать настолько хорошо, что еще неизвестно, чей персонаж окажется самым фандоринским – Бероева или Меньшикова, который сыграл главную роль в выходящем скоро "Статском советнике".
Главную (и почти единственную в фильме) женскую роль исполняет Ольга Красько, чудно смотрящаяся и как задиристая нигилистка Варенька и как светская дама Варвара Андреевна.
От наблюдений за отношениями этой трогательной пары, как ни странно, зачастую отвлекает остальной актерский состав. На русско-турецкий фронт призвали почти всех любимцев публики: здесь и вальяжный Александр Балуев, то неуклюжий, то демонический Александр Лыков, и простоватый Марат Башаров, и служивый Владимир Ильин, и очаровательный Дмитрий Певцов, и блистательно-злодейский Виктор Вержбицкий, и коварный подтянутый Гоша Куценко. А еще Андрей Краско, Виктор Бычков, Алексей Гуськов, Леонид Куравлев  и даже зачем-то Валдис Пельш. Иногда кажется, что им бы сериал из 10-12 частей – вот где бы развернуться удалось всем! Потому что в двухчасовом формате некоторые актеры смотрятся special guest stars, привлеченные больше для блезиру.

Перед выходом "Турецкого гамбита" много, долго и хвалебно говорилось о спецэффектах. Джаник Файзиев очень гордится тем, что треть экранного времени отдана кадрам, созданным при помощи компьютерной графики. Это и оказалось самым слабым местом хорошего фильма. Грустят от собственной рисованной фальши пейзажи Константинополя и Плевны, смазанными призрачными силуэтами мелькают солдаты, а сцена на воздушном шаре вызывает в памяти полет Панночки из классического советского "Вия". Несколько надоедать и "дозорный" эффект с камерой, словно пролетающей сквозь провода, тоннели, геологические разломы и извилины фандоринского мозга.

Главное – съемочной группе удалось не только снять хорошее кино, но и повторить успех Б. Акунина, создавшего узнаваемый и стильный то ли мир, то ли брэнд. И если писатель обращался  скорее к любителям необременительных, но интеллектуальных развлечений, то Файзиев с Эрнстом – к поколению "пост-пепси". Нас явно ждут дневники и тетрадки с Фандориным и Варей на обложках, восторженные фанатские сайты и мегабайты подростковой прозы по мотивам фильма.

PS "Патриотизм, сверхидеи – очень часто удобная ширма для бездарности", – обмолвился режиссер Джаник Файзиев. Высказывание сколь верное, столь же и не популярное в наше время ура-бряцательной государственной риторики.

PPS "Мы не бросаем рискованную затею снимать мейнстримовское кино в стране победившего арт-хауса", – заявил продюсер "Турецкого гамбита" Константин Эрнст. Интересно, где Эрнст нашел в России победивший арт-хаус?

Лента новостей