Театральные истории - I

Увертюра

Любите ли Вы театр — это древнее искусство, берущее начало в магических ритуалах далекого прошлого? Его особую неповторимую атмосферу сопереживания радостям и печалям маленького мира, приоткрывающего нам свои тайны всего на несколько часов?
Любите ли Вы свой родной город? Его скверы и улицы, здания и памятники, ведущие негромкий рассказ; тихие уголки, видевшие громкие события; вечную яркую круговерть оживленных мест?
Знаете ли Вы историю Екатеринодара театрального, полную провинциального очарования и достойных столиц триумфов, с ее выдающимися премьерами, любительскими постановками и гастролями знаменитостей?

Сегодня я приглашаю Вас в старый театр... В маленьком зале гаснет свет, постепенно стихают разговоры. Медленно поднимается занавес и перед нами среди декораций минувшего предстают талантливые актеры и наивные любители, вдохновенные режиссеры и пронырливые антрепренеры, и, конечно же, зрители, требовательные и доверчивые, внимательные и искренние, как, впрочем, и все зрители на свете.

Пролог

Но для начала заглянем в прошлое, ведь вся история Кубани, начиная с древнейших времен, кажется удивительным образом связанной с театральной традицией.

На земли Черноморья любовь к театральным представлениям привезли еще греческие колонисты, основавшие первые торговые поселения — центры высокой античной культуры в далеком варварском краю. Греков отличало совершенно особое отношение к театру, он был овеян святостью храма (любые проступки на его территории наказывались как святотатство), а важность для общества настолько велика, что неимущие даже получали от властей специальную "дотацию" на билеты (1). Не меньше почитали театральное искусство римляне и византийцы, сменявшие друг друга на исторической сцене Северного Причерноморья.
Затем, с приходом кочевников и, позднее, османов связь с театром надолго прервалась, ведь ни те, ни другие лицедейство не жаловали, считая искусством темным, демоническим и пугающим.

Следующая страница театральной истории связана уже с российской культурой. Екатерина II, даровавшая казакам земли Прикубанья, а нашему городу — свое имя, имела самое непосредственное отношение к театру. Императрица не только тратила оргромные средства на развитие оперы (что в ее глазах должно было служить признаком богатства цивилизованности государства), но и сама написала около 30 пьес — сатирические комедии, оперы и исторические хроники "в подражание Шакеспиру". Интересовался театром (правда, на свой лад) и покровительствующий казакам князь Потемкин (2).
Но все это лишь косвенно относится к театральной истории нашего города. Ее активными творцами и просто деятельными участниками были совсем другие персонажи.

 

Сцена I. Пушки и музы (1793-1867)

В первые десятилетия после основания Екатеринодара развитие в нем театрального искусства шло весьма не просто. Точнее, совсем не до него было переселившимся на Кубань казакам. Получивший имя и покровительство императрицы город меньше всего напоминал обычное сонное местечко с отлаженным за долгие годы мирной жизни размереным ритмом существования. Это было настоящее военное укрепление, один из форпостов Империи на неспокойном Кавказе. Главным местом казачьей столицы была деревянная крепость, хотя и весьма скверно выстроенная, но все же способная внушить опасение воинственным горцам.

Шла затяжная и кровопролитная Кавказская война. Глухим и сумрачным был в ту пору город, над которым неуловимо плыло чувство постоянной тревоги, знакомое любому приграничному гарнизону. Едва темнело — на улицы спускалась непроглядная тьма, гасли все огни, захлопывались ставни, и войсковой град Екатеринодар погружался в безмолвие, нарушаемое лишь лаем сторожевых псов. Не до театральных премьер было екатеринодарцам, когда даже бабы на реку зачастую ходили под вооруженным конвоем. Не один раз вооруженные отряды горцев врывались на территорию города, и тогда бои шли прямо на улицах. Естественно, не стремились сюда с представлениями и гастролирующие труппы, участники которых не желали становиться персонажами театра военных действий.

Но голос муз способен доноситься даже свозь грохот орудий. В неспокойной атмосфере приграничья, далекого от основных центров культуры, особенно хотелось того сладкого забвения и погружения в прекрасный, непохожий на окружающее мир, которое способен даровать лишь театр. Причем "в объятия Мельпомены" стремились не только образованные офицеры казачьего войска, но и рядовые казаки.

Начало театральной жизни в Екатеринодаре принято отсчитывать от нескольких событий, произошедших в тридцатые годы XIX века — первой пьесы кубанского драматурга, начала гастролей иногородних трупп и первой известной любительской постановки.

В 1836 году будущий атаман Черноморского казачьего войска Яков Герасимович Кухаренко закончил работу над пьесой "Черноморский побыт". В ней живым и сочным украинским языком, изобилующим пословицами, поговорками и народными остротами, повествовалось о старой как мир истории двух юных влюбленных и о кознях их жадных родителей. Подробнее... Легкий, задорный, словно искрящийся текст с яркими фольклорными мотивами понравился дружившему с Кухаренко Тарасу Шевченко, который добился рзрешения на его публикацию. В 1839 году пьеса была впервые поставлена труппой антрепренера Д. Журавского и впоследствии вошла в классический репертуар украинских музыкальных театров.

В конце тридцатых — сороковых годах XIX века город начинают посещать странствующие артисты и музыканты. Это была пестрая и весьма странная публика, кочующая по просторам России. Никакого расписания гастролей не существовало, и на одних подмостках друг друга сменяли жонглеры и оперные певцы, актеры и акробаты, духовой оркестр и дрессировщик с медведем. Так, в 1841-46 годах в Екатеринодаре побывали две драматические труппы, кукольный театр, "французский маг" и зверинец. В то время в России наиболее популярным видом театральных представлений были дивертисменты, состоявшие из пения, танцев, музыки и пантомимы, именно с ними чаще всего и выступали гастролирующие труппы. Один из приезжих импрессарио зазывал екатеринодарцев на своеобразные "шоу", в программе которых, кроме пьесы, были танцы, романсы, хор певчих, "комические куплеты" и "живая картина из трех лиц, изображающая бегство французов через Березину". Вежливые и предупредительные афиши приглашали "удостоить сей спектакль своим посещением, извиняя великодушно, что цена билетов маленько повышена" (жаль, на современных афишах такого не увидишь — приятно все-таки, когда твои деньги изымают мило и интеллигентно).

Постепенно, хотя и весьма медленно, оживилась и "внутренняя" культурная жизнь города. Один из горожан писал в письме 1840 года: "Наш Екатеринодар из скучного сделался веселым. По образованию своему равняется Парижу. Заведены балы, театры, различные гульбища. Куда ни обратишь взор, везде встречает роскошь...".

Здесь нужно остановиться и представить себе этот "Париж"! К тому времени город насчитывает семь с небольшим тысяч жителей, в нем нет ни одного каменного или двухэтажного здания, а кривобокие турлучные домики стоят, в основном, как попало, нет мостовых, а по единственному тротуару на Красной ездят в основном расталкивающие пешеходов всадники, боящиеся увязнуть в уличной грязи. Грязь эта настолько глубока, что екатеринодарцы, по воспоминаниям современника, "не ходят, а бродят (в буквальном смысле этого слова) по колени", среди горожан бытуют легенды об утонувших в ней конных казаках. И тут, среди бедности, дремучести и непролазной грязи — удивительное чудо театра, поражающие воображение истории любви и ненависти, сказочно-красивые костюмы и декорации далеких прекрасных мест.

Но окно в мир театра приоткрывалось для екатеринодарцев ненадолго и весьма нерегулярно. В. Ф. Золотаренко, автор "Плача Василия при реке Кубани", перечисляя все неустройства городского быта, отмечал: "Театра постоянного нет, а странствующие актеры бывают самое короткое время". Довольно скоро представители "казачьей интеллиенции" (как, впрочем, и простые казаки), ощутив интерес к театральному искусству, уже не хотели ждать кратковременных гастролей. Поэтому со временем появляются в городах Кубани любительские театры. Первые спектакли ставились в войсковых собраниях — своеобразных военных клубах, так как по существующему законоположению казакам запрещалась участвовать в представлениях вне стен собрания. Инициаторами постановок были офицеры, публика состояла преимущественно из старших чинов, их семей и гостей по рекомендации. Рядовые казаки довольствовались свободным допуском на репетиции и бесплатными задними рядами зала. Реквизит, костюмы и детали интерьера собирали с миру по нитке, и легко вообразить возникающую в итоге пестроту оформления. Вырученные от продажи билетов деньги передавались, как правило, на благотворительные нужды. В репертуар казачьих любительских театров входили в основном пьесы украинских авторов, такие как "Наталья-Полтавка" и "Москаль-Чаровник", так как большую часть населения составляли бывшие запорожцы и переселенцы с Украины.

В. Ф. Золотаренко оставил воспоминания об одном из таких спектаклей, считающиеся первым упоминанием о екатеринодарском театре: "Урядники и фельдшера 27 января 1847 г. составили театральную сцену, и если не вполне удовлетворяют зрителя, то, по крайней мере, тешат его на несколько минут... Вчера играли "Воздушные замки" и "Карантин" Н.Н. Хмельницкого. Первая пьеса написана стихами, которые донельзя уродовали, а вторая — прозой, в которой роли почти выдержаны... Жаль, что нет женщин: мужчина, сколько он не притворяйся, все он мужчина... Есть еще способные молодые люди, но выразить сколько-нибудь женщину не в состоянии". И пусть требовательного автора первой театральной рецензии из двух спектаклей "тешат" всего несколько минут, все равно для культурной жизни города это было настоящее событие.

Представим себе этих "урядников и фельдшеров", которые несли службу в войсковом граде Екатеринодаре и не понаслышке знали о тяжелых походах о кровопролитных схватках, путающихся в предоставленных по случаю дамских платьях и отчаянно перевирающих мудреный стихотворный текст среди собранных по знакомым декораций. (Чем-то, кстати, это представление напоминает японский театр кабуки с условными декорациями и мужчинами в роли женщин, да и публика схожая: здесь казаки, там самураи). Видимо, женские характеры упорно не давались самодеятельным актерам, поэтому начиная с середины XIX века для участия в спектаклях стали привлекать "дам — любительниц театрального искусства". К этому времени любительский театр выходит за стены войсковых собраний, и в постановках начинают участвовать гражданские лица.

Где же проходили спектакли местных и гастролирующих трупп? Как и многое тогда в Екатеринодаре, храм муз являл собой неординарное зрелище, с первого взгляда потрясающее воображение неподготовленного зрителя. Преподаватель Кубанской войсковой гимназии так описывал в письме это здание: "Театр помещался в каком-то длинном здании..., имеющем прежде, как кажется, чисто военное назначение. Особенно замечательно устройство райка: с надворья под самую крышу вела крутая лестница к небольшому отверстию, в которое набиралась почтеннейшая публика третьего номера; по окончании спектакля всякий старался выбраться вперед и вследствие подзатыльников — кубарем наземь". Другой екатеринодарец в мемуарах рассказывает о театре конца 50-х — начала 60-х годов XIX века: "деревянный сарай, однако с ложами, в котором очаровывала своим пением местная "дива Шарап", исполняя Наталку-Полтавку, Татьяну и других".

Именно к этому "сараю" в день спектакля, пробираясь порой через знаменитую екатеринодарскую грязь, тянулись зрители: подтянутые молодые офицеры и ворчливые деды-ветераны, принарядившиеся по последней моде дамы и колоритные дородные казачки, городская интеллигенция и неимущая "сирома казацкая", чтобы вновь приобщиться к чудесам театрального мира.

В начале шестидесятых годов культурная жизнь Екатеринодара заметно оживилась — население достигло тринадцати тысяч, появилось гораздо больше образованных людей, да и необразованные окончательно почувствовали вкус к искусству. Как и прежде, спрос удовлетворяли местные и приезжие актеры. Среди прочих, в городе работала гастролирующая труппа Л. Ижорского, поставившая на постоянной сцене многочисленные водевили и "Вечiр на хуторi" — инсценировку "Ночи перед Рождеством" Гоголя "украiньскою мовою". Спектакль быстро стал знаменитым — приехавшие из России актеры украинского совершенно не знали и страшно искажали текст пьесы, веселя этим довольную публику.

В это же время любительские спектакли начинают ставить при мужском и женском благотворительных обществах. Организаторами и артистами были представители местной интеллигенции — учителя, врачи, чиновники, организующие представления для сбора средств на благотворительные нужды. Благородная цель, как, впрочем, и все еще "скудная программа общественных удовольствий", способствовали притоку состоятельной публики, так что выручка могла доходить до 100 рублей (огромная в ту пору сумма, для сравнения: фунт баранины стоил 5 копеек, а средняя "продовольственная корзина" составляла 16 копеек). Прибыль шла в бесплатную лечебницу для неимущих и обучающимся в других городах кубанцам — весьма похвальная традиция, к сожалению, для современных студентов безвозвратно утраченная.

В 1864 году закончилась Кавказская война, а три года спустя Екатеринодар получил статус гражданского города и окончательно зажил спокойной мирной жизнью. Изменился и екатеринодарский театр, но это уже совсем другая история.

Автор благодарит за помощь сотрудников Краснодарского
государственного историко-археологического музея-заповеднка
им. Е.Д. Фелицына

Подробнее...
Согласно наиблее распространенной версии, театральные представления современного типа появились в Греции в VI в. до н.э. из мистерий в честь бога Диониса, хотя очевидно, что незамысловатые комедийные сценки, разыгрываемые полупрофессиональными актерами, существовали и раньше. Греки не только создали основные театральные жанры, но и разработали само устройство помещения и сцены. Уже две с половиной тысячи лет назад греческий театр состоял из зрительного зала с деревяными или каменными скамьями, который делился на партер и "VIP-ложи" и сцены со сложными декорациями и механическими приспособлениями. Особое внимание уделялось спецэффектам: использовались лебедки, поднимавшие в воздух "богов" и специальные люки для внезапных уходов и появлений, сложные механизмы, имитирующие удар молнии и оглушительный звук грома. Кулисы часто делались из вращающихся деревянных призм, каждая сторона которых представляла отдельную декорацию. Существовали даже небольшие механические театры, в которых короткие пьесы разыгрывались маленькими фигурками автоматами.
Актерами в Греции могли быть только мужчины, выступавшие, как правило, в масках, передающих характеры персонажа. Пускали на представления и мужчин и женщин всех сословий, правда сажали их отдельно, а на комедии (весьма фривольные) допускались лишь мало обремененные нравственностью гетеры. Безденежным гражданам городские власти специально выдавали по два обола на билет.
Публика была такая же, как и во все времена — хлопала и свистела при виде любимых актеров, а нелюбимых могла забросать оливками и смоквами. Отличал зрителей, пожалуй, только средиземноморский темперамент. В одном из диалогов философ Платон жаловался, что судьи театральных конкурсов, боясь расправы толпы, отдавали призы тем спектаклям, на которых больше апплодировали. Кстати, в качестве награды вручали козла за лучшую трагедию и корзину смокв или кувшин вина — за комедию, затем перешли на более приятные денежные преми

    (1) Известно, что сама Екатерина II была "нечувствительна к музыке", однако развитие театра считала делом государственной важности. Из всех театральных зрелищ императрица более всего жаловала итальянскую оперу-буфф. Сочинять пьесы она начала скорее из соображаний просветительских, нежели из душевной склонности. Ее первые комедии "О, время" и "Именины госпожи Ворчалкиной" имели большой успех (что впрочем неудивительно), и это побудило в ней интерес к драматургии. Писала Екатерина в основном сатирические комедии на бытовые и социальные темы, высмеивающие невежество, ханжество и суеверия. Три комедии — "Шаман сибирский", "Обманщик" и "Обольщенный" были направлены против популярных в те годы мистиков и масонов. Встречаются среди сочинений императрицы и драматические хроники из русской истории, например "Начальное управление Олега".
Завзятым театралом был и светлейший князь Григорий Александрович Потемкин, ходатайствовавший о даровании казакам земель на Кубани. В своих походах на Юге России он неизменно возил с собой "итальянских певцов, великолепный оркестр и огромный хор певчих". Правда темпераментные оперные дивы из знойной Италии интересовали князя преимущественно с другой, не совсем музыкальной стороны. Известно, что знаменитая и "страшно дорогая" певица Тоди была выписана специально для Потемкина.
Впрочем, и среди придворных дам екатерининской эпохи было модно "безумно" увлекаться оперными певцами. Этот весьма своеобразный интерес к театру достиг таких маштабов, что сама Екатерина как-то призналась в разговоре, что "опера-буфф всех перековеркала".

(2) Генерал-майор Яков Григорьевич Кухаренко (1799-1862) был не только наказным атаманом Черноморского казачьего войска и способным управленцем, много сделавшим для развития казачества, но и талантливым писателем, историком и этнографом. Его перу, в частности, принадлежат "Исторические записки о войске Черноморском", сочинения "Слава черноморская" и "Черноморское характерство" и ряд этнографичеких очерков.
Пьеса "Черноморский побыт на Кубани между 1794 и 1796 годами" была написана на традиционный для комической оперы XVIII века сюжет. В ней рассказывается о том, как влюбленные Маруся и казак Иван Пруткий с помощью супругов Цвиркуна и Цвиркунихи расстроили коварные планы Марусиной мамы выдать ее замуж за старого, но богатого станичного атамана Капыцю. Полный текст занимает 195 страниц в 1/4 листа. Особую прелесть ему придают авторские ремарки, указывающие на поведение персонажей на сцене. Так, подвыпивший атаман Капыця в ожидании дражайшей возлюбленной "пританцовывает, лежа на животе".
Пьеса была опубликована в выходящем в Санкт-Петербурге на украинском языке журнале "Основа". Впоследствии, переработананная М. Старицким и с музыкой М. Лысенко, регулярно ставилась украинскими театрами под названием "Черноморцы".
К сожалению, не сохранилась вторая часть пьесы.

Дивертисмент
Дивертисмент — это театральное представление из различных эстрадных номеров в дополнение к главному представлению.

Василий Федорович Золотаренко
Василий Федорович Золотаренко (1818-1872) в течение семи лет работал смотрителем Екатеринодарского приходского училища, был талантливым писателем, этнографом и мемуаристом. Автор трехактной драмы в стиле классицизма "Тезей и Ариадна" (не сохранилась), нескольких очерков и стихотворений. Основное произведение — "Плач Василия при реке Кубани", весьма зло повествующее о культуре и быте Екатеринодара сороковых годов XIX в. "Климат в Екатеринодаре нездоровый... К прискорбию, болота не высушиваются, а засыпаются навозом. Это еще больше умножет сырость и грязь..." "Накопляющаяся от дождей в улицах вода совершенно не имеет никакого истока, а стоит до тех пор пока летнее солнце или ветры высушат ее. Мужчины в такое время ездят верхом, а кому надо проехать в коляске, то не пара, а четверка лошадей с трудом взут ничем не нагруженный экипаж..." "Народ вообще беден. Чиновники обогащаются за счет казаков, употребляя их в свои работы..."
"Едва только смеркнется, как у всех ставни закрыты. Начинается безмолвие. Через полчаса город делается гробом. Нигде не увидите огня, нигде не услышите вечерней песни казака... Только лай собак, которыми жители богаты, напоминает, что здесь живут люди..."
В заключении автор отмечал скудость "общественных удовольствий" и приходил к грустному выводу, что "нет приятности в екатеринодарской жизни".

Урядник
Урядник — это чин унтер-офицера в казачьих войсках.

Раек
Раек — здесь верхний ярус зрительного зала (галерка).
В другом значении — вид ярмарочного представления: ящик c 2 отверстиями, снабженными увеличительными стеклами, для демонстрации различных картин. Показ сопровождали пояснения раешника.

Надувной единорог, сапсерф и лодка

Как краснодарцы встретили летний дождь

Ливень в Краснодаре затопил квартиры

Видео из пятиэтажки на улице Мира, где сгорела крыша

Недопустимы и будут удалены комментарии, содержащие рекламу, любые нецензурные выражения, в том числе затрагивающие честь и достоинство личности (мат, оскорбления, клевета, включая маскирующие символы в виде звезд или пропуска букв), заведомо ложная или недостоверная информация, которая может нанести вред обществу (читателям), явное неуважение к обществу, государству РФ, государственным символам РФ, органам государственной власти РФ, а также любое нарушение законодательства РФ.

Читайте также

Реклама на портале