Власти против аммиака: очередная пиар-война

Если бульдоги дерутся под ковром – значит, они не хотят, чтобы об их разногласиях знали окружающие. Правда, иногда из-под ковра доносятся более или менее членораздельные звуки, и тогда общественности становится понятно, что не все у нас благополучно. И даже кто-то кое-где у нас порой.

Именно такая ситуация сложилась в последние недели вокруг реализации крупнейшего инвестиционного проекта "Порт Тамань" – власти Кубани публично уличила корпорацию "Тольяттиазот" в несоблюдении строительных норм при возведении экологически опасного объекта и приостановила возведение терминала по перевалке сжиженного аммиака. Краевые СМИ тут же поторопились назвать принятые решения сенсационными – впервые в современной истории Краснодарского края местные власти пошли на открытый разрыв с крупнейшим инвестором, вкладывающим огромные средства в экономику региона.

Нельзя сказать, что конфликт между краевой властью и "Тольяттиазотом" назрел неожиданно, а до сего момента отношения складывались гладко и безоблачно. Ожесточенные споры о том, нужен ли краю терминал по перевалке аммиака, ведутся с 1998 года – именно тогда на Тамани появилась корпорация "Тольяттиазот", искавшая новый выход к морю после того, как  основные портовые мощности по перегрузке сырья для минеральных удобрений при распаде СССР остались на Украине.
Впрочем, "ТоАЗ" не был пионером в освоении таманской прибрежной полосы – еще в 1991 году компания "Нефтегаз" разработала проект строительства нефтехимического порта в районе мыса Железный Рог. Однако осуществлению этих замыслов помешало банкротство предприятия, преемник которого, компания "Таманьнефтегаз", смог вернуться к идее создания порта только спустя несколько лет. Между тем "Тольяттиазот" постепенно, шаг за шагом отвоевывал пространство для  реализации своего проекта, преодолевая – или игнорируя  –  крайне негативное отношение местных жителей к "аммиачной стройке". Из обращений жителей Тамани, отправленных во все мыслимые инстанции, можно составить многотомный роман. Аргументация противников терминала была продуманной и разнообразной – от понятных всем размышлений на тему "как пахнет аммиак и приятно ли жить в таком соседстве" до пространных эссе о гибели историко-археологического наследия России.

Местные жители, вдохновленные и поддержанные экологами из организаций "Хранители радуги" и "Независимая экологическая вахта", устраивали пикеты и митинги, собирали подписи и призвали встать на защиту древней Тмутаракани московских писателей и артистов. Реакция краевой власти в конце девяностых была двойственной – с одной стороны, Николай Кондратенко понимал, что против воли народа народный губернатор и батька пойти не может. С другой стороны – было очень жалко денег: 200 млн. долларов, которые корпорация "Тольяттиазот" обещала вложить в экономику Краснодарского края, на дороге не валялись.
Поэтому администрация начала строить отношения с "Тольяттиазотом" по принципу "нельзя, но очень хочется"  –  под шум дискуссий и грохот возмущенных публикаций тихо и незаметно шли работы по согласованию проекта, а потом также без особого шума началось строительство. Разумеется, руководство корпорации клятвенно пообещало, что все упомянутые общественностью проблемы будут учтены, а возможные риски сведены к минимуму.

Время шло, полемика на экологическую тему почему-то вышла из моды, а руководителя "ТоАЗа", миллионера Владимира Махлая краевые СМИ стали позиционировать как социально ответственного олигарха – детским домам деньги дает, телевизионную вышку на Тамани построил, автобус для хуторян купил. Чего еще этим экологам надо? Кстати, и самих экологов, по мнению кубанских газет, следовало проверить на объективность – не на деньги ли украинских конкурентов "Тольяттиазота" покупают они наручники, чтобы приковаться возле экономически выгодного объекта и нанести ущерб инвестиционным интересам России?

Преемник батьки Кондрата Александр Ткачев занял более определенную позицию в вопросе строительства на Тамани: дилемма "строить или не строить" ушла в прошлое. Строить однозначно! И не только терминал, но и еще ряд объектов, объединенных в комплекс "Порт Тамань".  Планы по созданию нового порта были включены в федеральную программу "Модернизация транспортной системы России". В первый пул инвесторов вошли корпорации "Тольяттиазот" и "Русский Мир" (в лице дочерней компании "Таманьнефтегаз"), "Вопак Панагия" — специально созданное для участия в проекте подразделение международной компании "Royal Vopak", "Тамань-Транзит"  –  подразделение международной компании "Alegro Trans" и другие: всего восемь крупнейших предприятий, специализирующихся на транспортировке нефтехимических наливных грузов.

Каждая из компаний, участвующих в реализации проекта, намечает ежегодно прокачивать через порт миллионы тонн аммиака, нефти, мазута, сжиженного газа и различных химических грузов. А общий объем перевалки грузов должен составить 30 миллионов тонн в год. Для сравнения – "Тольяттиазот" планировал ежегодно перегружать на Тамани всего 2 млн. тонн. Так что "аммиачные проблемы" по сравнению с новым проектом кажутся просто детской забавой – вместо одного "ТоАЗа" таманцы получили целых восемь компаний с широчайшим спектром опасных грузов. Однако никаких новых масштабных проявлений народного недовольства на Тамани не последовало.
Эколог Андрей Рудомаха, лидер Социально-экологического союза Западного Кавказа, считает, что жителей станицы власти просто обманули, подменив слово "терминал", вызывающее всеобщее неприятие, на более нейтральное понятие "порт": против терминала боролись, а на создание порта согласны. Но едва ли подобный шулерский прием, если он действительно имел место, мог всерьез повлиять на общественное мнение. Скорее всего, народ просто устал и перестал верить в то, что к его мнению кто-то прислушается: протестуй, не протестуй – стройка все равно идет.

И вот на таком благостном фоне неожиданным диссонансом прозвучало первое предупреждение главы Краснодарского края Александра Ткачева руководству "ТоАЗа": немедленно устранить все нарушения строительных норм, иначе не бывать "проекту века".
А нарушений проверяющие из администрации насчитали сразу 22 пункта, которые на совещании в Тамани и перечислил заместитель главы края Олег Безродный: отсутствие экологической экспертизы, пользование недрами без лицензии, выброс вредных веществ в воздух без специального разрешения, несоблюдение экологических и санитарно-эпидемиологических требований при обращении с отходами производства и еще много чего.
Буквально через несколько дней проштрафившуюся корпорацию припечатала противопожарная служба. Представители государственного пожарного надзора МЧС России выдали "Тольяттиазоту" предписание заморозить стройку уже по другой причине – из-за несоблюдения норм противопожарной безопасности.
"Ничего себе!"  – сказали себе местные жители и немногочисленная экологически озабоченная общественность в крае. Оказывается, экологически опасные объекты возводились без согласования с надзирающими инстанциями и вообще без всяких там согласований и экспертиз. А куда же смотрели власти? Почему раньше говорили, что все под контролем и стройка абсолютно безопасна?

Идиотский вопрос. Оставляем его без ответа, а равно удерживаемся от искушения по-резонерски произнести: "А ведь общественность предупреждала!". Не в общественности дело, и даже не в экологической угрозе, а в том, что поссорились… Нет, не Иван Иванович с Иваном Никифоровичем, а два крупнейших инвестора – конкурента: "ТоАЗ" и "Таманьнефтегаз". И об этом с застенчивой откровенностью сообщает газета администрации Краснодарского края "Кубанские новости": оказывается, два этих предприятия не могут поделить спорный земельный участок, предназначенный для укладки железнодорожного пути. Отсюда и вмешательство краевой администрации.

Один из экспертов по "таманской проблеме", бывший глава Тамани Геннадий Майков считает, что "великолепная восьмерка" инвесторов вообще хочет вытолкать из своих рядов "Тольяттиазот", для чего и запущен механизм дискредитации конкурента, а также привлечен административный ресурс. Тот факт, что между компаниями существуют серьезнейшие противоречия, подтвердил главный инженер "Таманьнефтегаза" Георгий Таран: "Тольяттиазот" не считается с интересами других участников строительства, захватывает чужие участки земли, обманным путем получает документы на ведение работ. В результате самоуправных действий этого предприятия мы не имеем возможности вести работы у наших эстокад. Кстати, разговоры о приостановке строительства – мягко говоря, преувеличение. "ТоАЗ" не собирается консервировать стройку, грузы на стройплощадку продолжают идти".

Вот так – получается, что  эффект от грозных заявлений администрации оказался скорее шумовым. Впрочем, на что-то другое едва ли можно было рассчитывать. Потому что внезапное прозрение власти по отношению к какой-либо проблеме почти всегда скрывает двойное дно и маскирует банальное стремление "замочить" или просто попугать противника.
Собственно говоря, все это – не новость, и давно пора привыкнуть к реалиям "информационных войн". Но все равно каждый раз становится как-то неловко, если обнаруживаешь, что газетная строчка врет. Честное слово, хочется получать достоверную информацию, а не ломать голову над тем, кто заказал вранье и какой именно "бульдог под ковром" желает высказать свою позицию.
А то ведь так и осталось загадкой – опасно ли строительство в Тамани для жителей края или идет очередная "пиар-волна"?

Все новости по теме

Киновыходные

10 фильмов, в которых знаменитых актеров невозможно узнать

«Идти вперед намеченным курсом»

Интервью с гендиректором компании «Газпром добыча Краснодар» Андреем Захаровым

Партнерский

Некубанское казачество

Как сахалинские казаки развивают традиции

Реклама на портале